Отец пострадавших при расстреле школы сыновей: «Бог не берет в руки автомат и не стреляет в детей»

Интервью Sntat с имамом казанской мечети «Гаиля» Рустамом Хайруллиным. Его сыновья пострадали в «казанском колумбайне»: старший смог на себе вынести раненого младшего братишку из школы

- Рустам хазрат, как вы сейчас, как здоровье и состояние детей?

- Старший сын, Аллага шокер, не ранен, хотя был в самом 8А. Среднему вчера сделали операцию. Спасибо учителям, врачам… Он отошел от наркоза, мы сегодня его видели, он даже пытается улыбаться, глядя на нас. Потихоньку идем на поправку, молимся, чтобы все было хорошо.

- Как вы сегодня себя чувствуете? Шок хотя бы немного отступил? 

- Последствия, конечно, все еще остаются. Сегодня были похороны, мы провожали и учителей, и детей. Это очень тяжело и больно.  

- Сегодня в том числе простились с двумя учителями: Венерой Айзатовой и Эльвирой Игнатьевой. Они не преподавали у ваших сыновей?

- Я не знал их близко, мы просто виделись, здоровались. У наших детей они не преподавали. У моего сына Ахмада в 8А преподавала Диляра Ахмадулловна - она пыталась остановить стрелка и даже ударить. Сейчас она в тяжелом состоянии и, насколько я знаю, ее увезли в Москву.

- Какие настроения царят среди родителей?

- У всех шок, боль. Кто не умер, те ранены, травмированы…

- Есть ли вообще понимание, как после такого снова вести детей в школу? Вы это обсуждали?

- Это урок для всех нас - и для родителей, и для государства. Причем это уже не первый урок, показавший, что школы все так же беззащитны. Когда нет какой-то правительственной охраны, государственной службы… Вахтер не может спасти детей, он сам отдает жизнь. Мы просим правительство, чтобы оно изучило вопрос об охране таких объектов.

- Как вы считаете, помимо «силовых» методов защиты, что еще необходимо предпринять, чтобы такого больше не повторилось?

- До Советского Союза религия, учителя и школы были объединены. В советское время вера поменялась на культуру, кино, мультфильмы. А сейчас иногда посмотришь, что смотрят дети, и становится страшно.

Нужно, чтобы и учителя, и дети, и родители, и мы – духовенство, единым фронтом заполняли духовную пустоту детей. Охрана – это уже постфактум.

Если бы родители этого ребенка, который столько натворил, вовремя обращались, приходили, то, возможно, мы бы смогли зародить в его душе зерно добра. Чтобы он не назвал себя богом. Бог не берет в руки автомат и не стреляет в детей. А он поступил именно так. Это большой грех. 

Читайте также:

Казанский имам рассказал, как его старший сын спас брата при нападении на школу

«Казанский монстр»: как Ильназ Галявиев за восемь минут превратился в самого страшного убийцу

Очереди сдать кровь. Казанцы откликнулись на трагедию в школе 175

8 минут безумия в Казани: что породило убийцу наших детей

«Она мечтала связать жизнь со школой»: КФУ скорбит о своей выпускнице Эльвире Игнатьевой

День скорби и памяти жертв “казанского монстра”: видеорепортаж

«Она была как ангел»: Казань простилась с убитой «казанским монстром» Эльвирой Игнатьевой

Трагедия в 175-й школе в лицах. Пять историй жертв «казанского монстра»