За руку с МУП «Ритуал» и беззастенчиво используя мормонов: движение «Казанские некрополи» ускоряет учет захоронений

Осеннее заседание Татарстанского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК) в числе первых задач одного из своих направлений по исследованию и каталогизации захоронений Казани утвердило составление каталога исторических захоронений Арского кладбища и расширение перечня могил, отнесенных к объектам культурного наследия.

Как оказалось, утвержденный единожды в 1968 году и насчитывающий всего 38 объектов по всей республике, этот список больше никогда не пересматривался и не пополнялся. В итоге в нем нет могил многих достойнейших деятелей, например, Марджани.

Корреспондент ИА «Татар-информ» узнала, как именно будут искать утерянные могилы, составляя карту Арского кладбища, и что нужно сделать, чтобы вписать имена своих предков в каталог исторических захоронений.

Рабочие группы по исследованию и каталогизации захоронений Арского кладбища были сформированы в конце июня – после совещания участников общественного движения «Казанские некрополи» с заместителем директора по научной работе Института истории имени Ш. Марджани Академии наук РТ Радиком Салиховым. К тому моменту сам Институт по распоряжению Президента РТ, которое было дано в феврале этого года, уже начал работу по идентификации и составлению каталога захоронений Татарского кладбища Казани.

«Когда по совету Сергея Павловича Саначина (главный архитектор проектов центра разработок генерального плана Казани – прим. Т-и), я разослала во все дореволюционные организации письма с просьбой помочь нам, предоставив списки своих выдающихся сотрудников, и, по возможности, мест их захоронения, с нами на связи оказалось полгорода – стольких людей это тронуло. От КНИТУ КАИ со мной созвонился лично Президент вуза и сказал: “Какие вы молодцы! А мы даже не задумывались, что должен быть такой список”. Они составили сами и выслали нам готовые списки – и там не только преподаватели, но и ставшие знаменитыми выпускники. КВЗ тоже прислал список, но они не знают, где могилы половины директоров, конструкторов, летчиков-испытателей. Как найдем – обновим это список. Вообще, я думаю, что в перспективе появятся такие люди, которые регулярно будут присматривать за могилами тех, у кого нет родственников в Казани», – сказала инициатор движения «Казанские некрополи» Любовь Агеева, упомянув также о высказанной ректором КФУ идее о переупокоении праха всех видных личностей вуза на территории обособленного некрополя.

При этом она подчеркнула, что итоги работы общественников в виде мартиролога исторических захоронений в дальнейшем будут размещены в открытом доступе на сайте МУП «Ритуал», оказывающего услуги погребения. Работа, по словам Любови Агеевой, что на Татарском, что на Арском кладбище, предстоит одинаковая, и единственное требование к включению имени усопшего в составляемые мартирологи – наличие явных достижений любого рода – от общественных до политических, научных, культурных и т.д.

Кроме того, исследователи захоронений намерены издать книгу, а, вероятнее всего, даже несколько книг. В них будет и пофамильный список утерянных могил: тех, о которых, к примеру, достоверно известно, что они находятся именно в Казани; информация о коллективных, как, например, захоронения летчиков на Архангельском кладбище и о семейных могилах, а также статьи о захороненных в них людях.

«Нами уже согласованы критерии к статьям, общие параметры – кого берем, кого не берем. Мне самой достаточно часто приходится вносить исправления в публикации на “Википедии”, например, может быть написано “похоронен в Москве” или “место захоронения неизвестно”, а человек погребен у нас в Казани. На удалось договориться, и сейчас Роман (Роман Царевский, член движения “Казанские некрополи”, представитель старообрядческой общины – прим. Т-и) работает в Архиве Арского кладбища над рукописью Агафонова. Надеемся, что это даст нам многие подсказки, особенно по утрачены могилам», – сообщила Любовь Агеева.

Напомним, в начале лета общественники высказывали недовольство закрытостью и неконтактностью службы погребения, не допускающей никого в свои архивы и каталоги, сомневались в том, что организация примет участие в намерениях движения. За лето ситуация переменилась к лучшему: сторонам удалось договориться о сотрудничестве.

«У нас было много сомнений, будут ли нам помогать кладбищенские сотрудники. Оказалось, они согласны нас поддержать."Ритуал" за свои средства взялся сделать таблички (68 штук – прим. Т-и) на могилы, у которых они утеряны, обещали и поправить брошенные захоронения. Я сама плотно работаю с организациями и предприятиями по каталогизации могил их выдающихся сотрудников, и кладбищенские работники уже очень серьезно помогли мне – показали две могилы Полных кавалеров ордена Славы (в советское время приравнивались к Героям Советского Союза – прим. Т-и), о которых даже я, к своему стыду, до этого не знала. Когда доделаем карту, кладбище обещает нам поставить еще и большие щиты на аллеях с указанием мест захоронений», – рассказала инициатор движения.

В октябре, когда опадет листва, общественники намерены выйти на фронтальный обход всего Арского кладбища – чтобы зафиксировать все имеющиеся могилы, не упустив ни одной.

«Так, могила Фрезе (один из первых в России профессоров психиатрии, основатель и первый директор Казанской окружной лечебницы для душевнобольных на Николая Ершова, 49 ж – прим. Т-и.) считалась утерянной, но мы достаточно быстро нашли ее. Довершить обследование нам помогут студенты: они будут обрабатывать специальным веществом буквы и цифры, которые стали нечитаемыми, а работники кладбища затем помогут обозначить эти обезличенные могилы. Еще я считаю, что нужно собрать все камни, которые потеряли свое первоначальное местоположение, и теперь непонятно, к чьей могиле они относятся – сделать из них единый курган славы», – предложила Любовь Агеева.

«Ни в коем случае этого нельзя делать!», – категорично возразил Роман Царевский.

«Если делать фронтальный обход – надо, чтоб полгорода шло вместе, с несколькими людьми это невозможно сделать», – заметила руководитель творческой лаборатории по журналистике при КНИТУ КАИ, член ТРО ВООПИиК Наталья Топал.

Как оказалось, на изготовлении утраченных табличек, восстановлении «потухших» надписей надгробий и установке информационных щитов с указанием мест захоронений МУП «Ритуал» не остановится. Организация на территории кладбища взяла на себя полномочия Комитета по благоустройству и теперь сможет самостоятельно спиливать старые деревья.

Кроме того, как сказала Любовь Агеева, от движения «Казанские некрополи» было направлено письмо мэру о возможности выделения на проводимые работы каких-либо финансовых средств. К отрицательному ответу «опытные люди», называть которых идейный вдохновитель движения не стала, добавили рекомендацию поискать спонсоров.

«Будем искать, когда составим полный список, что нам надо. Но уже сейчас понятно, что большой круг людей откликнулся на это всей душой. И еще, конечно, нам повезло, что мы совпали с тем направлением, которое начато в РТ по Татарскому кладбищу. Здорово, когда власть и общественники действуют заодно», – подчеркнула спикер.

Начав свои изыскания, движение «Казанские некрополи» выяснило, что в настоящее время по Татарстану лишь 38 захоронений имеют статус объектов культурного наследия. Их перечень был утвержден в 1968 году Советом министров РСФСР и в дальнейшем не пересматривался.

«Конечно, больше всего таких захоронений на Арском и Ново-Татарском кладбищах, среди них есть как регионального значения, так и федерального. Например, могила Лобачевского – памятник федерального значения, а Арбузова, представляете, – только республиканского. Также памятники культуры – могилы Коринфского, Груздева, химика Василева, Миславского, Бонч-Осмоловского, Николая Кашкина – на Арском кладбище. На Татарском – могилы Абжалилова, Тукая, Насыри, Такташа, Камала. При этом могила Марджани вообще не внесена в этот список! Но есть закон, который позволяет вносить захоронения в этот реестр. Я предлагаю инициировать расширение этого списка. Каждая группа исследователей может вносить свои предложения о захоронениях, которые могли бы пополнить этот список», – сказала инициатор движения «Казанские некрополи».

Информация о том, что захоронение Марджани не имеет статуса объекта культурного наследия, для многих участников заседания ТРО ВООПИиК стала неприятной новостью.



«Когда внесем предложения по расширению перечня, станет вновь выявленным объектом культурного наследия», – пообещала архитектор-реставратор, государственный эксперт Министерства культуры РФ, член ТРО ВООПИиК Фарида Забирова. – 38 объектов – это, конечно, неадекватное количество. Нужно пополнить этот список, но по строгим параметрам, не раздувая его необоснованно. Но будет проблема с оплатой экспертиз, которую надо будет делать на каждое захоронение».

Со временем все зафиксированные исторически ценные могилы, которые выявят активисты движения «Казанские некрополи», будут нанесены и на карту с GPS-метками.

«Но этим, конечно, уже не мы будем заниматься»,  – подытожила Любовь Агеева.

Попросив слова, одна из участниц встречи хранителей истории Раушания Полосина рассказала, что формировать интерактивную онлайн-базу казанских могил можно уже сейчас: для этого нужно сфотографировать захоронение и внести его в базу существующего приложения findagrave (с англ. «найти могилу» – прим. Т-и)

«Создать хороший сайт стоит больших денег, а тут уже все готово», – обратила внимание Раушния Полосина.

«Но это же сайт мормонов (тоталитарная секта, наиболее распространенная в США в штате Юта – прим. Т-и.)!», – раздалось из зала.

«Арское кладбище, кстати, уже есть в этом приложении, – со свей стороны заметила Наталья Топал. – Так что надо использовать мормонов – там и геометрика сразу есть».

«Эти мормоны уже даже наш архив опубликовали», – согласился Роман Царевский, приверженец старообрядческой церкви.

Любовь Агеева напомнила собравшимся, что и в России подобная инициатива уже реализуется, хоть пока лишь в нескольких пилотных регионах. В перспективе будет создана Всероссийская база данных, куда будет внесена каждая могила на территории России.

Казанцев, которые обладают информацией о захоронениях выдающихся предков или семейных, братских могилах, движение «Казанские некрополи» просит сообщать данные в ТРО ВООПИиК или в редакцию электронной газеты «Казанские истории» Любови Агеевой.