Адам Штифтер: Пандемия не помешала Татарстану купить венгерских коров почти на миллион долларов

В 2020 году из Казани и Будапешт перестали летать самолеты, зато Татарстан успел начать несколько новых проектов с иностранными коллегами. Подробнее о бизнесе, запрете на туризм и венграх в России ИА «Татар-информ» рассказал Генеральный консул Венгрии в Казани Адам Штифтер.

Венгрия и Татарстан: 28 лет сотрудничества

Господин Штифтер, здравствуйте. В этом году исполняется 28 лет с момента, когда Республику Татарстан впервые посетил президент Венгрии. Как за эти годы складывались отношения? 

Здравствуйте. Очень хорошо, что вы коснулись этого вопроса. В 1993 году первый президент Венгрии Арпад Гёнц прилетел в Татарстан. Для нас это знаковое событие. Кстати, фото этого исторического визита висит у нас в Генконсульстве, это подарок фотографа Рамиля Гали. Здесь Минтимер Шарипович Шаймиев, наш Президент и венгерская делегация — это знаковый визит. Когда я был у Минтимера Шариповича, он тоже сразу вспомнил — это был первый визит иностранной делегации во главе с президентом страны в Татарстан.

В начале 90-х был непонятный период: неясно, кто кого любит, кто с кем хочет дружить, а кто с кем — нет. Именно тогда состоялся визит, как раз вовремя. Они показали — да, дружим. С тех пор связи Татарстана с Венгрией, я думаю, очень близкие и хорошие. 

Следующий знаковый момент — 2015 год, когда мы открыли Генеральное консульство в Казани. Есть продвижение, и, конечно, есть куда расти. У нас в венгерском алфавите есть буква «i». Когда открыли Генеральное консульство, мы будто поставили точку над ней. С тех пор идет рост по культурным и торгово-экономическим связям, туристическим отношениям. 

Насколько большая венгерская община сейчас проживает в России? 

Исторически первые археологические следы пребывания венгров здесь имеются с XIII века. Они шли с Урала, в XIII–IX веках проходили на территории сегодняшнего Татарстана, Башкирии, Самарской области. Но не все пошли дальше, многие остались здесь. Именно в это время из Венгрии пришел один монах. По его словам и записям мы знаем, что он нашел здесь людей, которые общались на венгерском языке. Это было начало XIII века. Это очень важная для нас информация, и археологические находки тоже это доказывают. 

Они, конечно, потом ассимилировались. Но влияние венгров можно выявить по одежде, монетам, женским украшениям. Затем они перешли на местный язык, стали заключать браки с местными. Четкой диаспоры людей не осталось, со временем все исчезло.

В XX веке достаточно много венгров попало в плен, их привозили в Россию. Очень многие потом здесь остались, создали семьи. В Казани есть человек, которому уже больше 80 лет, он помнит, что его отец тоже попал в плен в 1916 году. Его привезли сюда, он остался. Но здесь нет огромной венгерской диаспоры.

Больше всего российских венгров живет в Москве. В нашем консульском округе не так много людей, но бывают случаи получения венгерского гражданства. Потому что по нашим законам, если человек имеет венгерское происхождение и говорит на языке, то у него есть возможность получить венгерский паспорт. Такие люди регулярно появляются. Радует, что они проявляют желание быть вместе с венгерским народом, изучать свой родной язык и традиции.

Бизнес: венгерский экспорт в Татарстан вырос вопреки «коронакризису»

Давайте обсудим торгово-экономические связи. Как развивается сотрудничество Татарстана и Венгрии? Какого товарооборота удалось достичь в 2020 году?

Было очень тяжело с торговлей, но венгерский экспорт в Татарстан не сократился, а даже немного вырос. Пока нет точной статистики за весь 2020-й год, только по итогам 9 месяцев. Если сравнивать с аналогичным периодом 2019 года, то наш экспорт вырос на 20,5%. Наши продукты поступают. Это не связано с пандемией, может быть, без нее было бы еще лучше.

В целом по товарообороту имеется спад — 58%, это значительно. Прежде всего мы закупаем из Татарстана нефть и нефтепродукты, продукты химического производства, каучук и прочее.

Какую продукцию чаще всего ввозили в Татарстан в 2020 году?

Мы поставляем в Татарстан запчасти для разных машин, оборудование для переработки молока и пивоварения, электрическое оборудование. А также, что особенно важно, — крупный рогатый скот для молочного производства. Татарстан — один из лидеров по производству молока, в этом Венгрия играет большую роль, поскольку мы очень масштабно поставляем животных для этого. В 2020 году 738 тыс. долларов объем по крупному рогатому скоту, это неплохая цифра, почти миллион долларов. Здесь хотел бы отметить две венгерские компании: «Агрота» и «Хунланд». Они прежде всего ориентированы на российский рынок и наш консульский округ из 10 регионов: Татарстан, Удмуртия, Башкортостан, Оренбургская область, Самарская область, Ульяновская область, Кировская область, Марий Эл, Мордовия, Чувашия.  

С какими еще регионами идет активное сотрудничество в этой сфере? 

Если смотреть не только на Татарстан, а в целом на наш консульский округ, то по скотоводству хотел бы отметить Башкортостан и Мордовию. В Башкирии появился третий венгерский игрок, он работает над созданием предприятия по совместному производству молока. Это молочный комбинат, и объем инвестиций в него около 3 млрд рублей. Это значимая сумма, башкирское правительство поддерживает проект политически и финансово.

В Мордовии тоже идет работа по созданию молочного предприятия. Все очень надежно, над этим проектом давно работают. На мой взгляд, в Башкирии работа идет значительно быстрее. Конкретный срок старта производства пока не могу назвать.

Были планы помочь венгерским винным производителям попасть на российский рынок. Получилось или нет?

В Казани в последние два года я периодически вижу венгерские вина на полках прежде всего в крупных сетях. Например, в торговом центре Metro на полках периодически имеются венгерские вина, причем не один сорт. Есть и другие крупные магазины, где вина бывают. Но это решение принимается не в Казани, вина попадают через Москву.

Бизнес сам решил этот вопрос. Я вижу, что спрос хороший. Люди стояли выбирали, я сам смотрел и очень рад, что есть спрос на качественные венгерские вина, которые по цене тоже достойные. Конкуренцию с другими итальянскими, французскими, испанскими винами в принципе выдерживают.

Ранее вы делились планами помочь бизнесменам в сфере поставок венгерской техники для сушки зерна. Чем закончилась эта история?

Когда я говорил об этом прессе, венгерская сторона рассматривала вариант поставки такой технологии. Теперь они пошли по другому пути и выразили готовность совместного производства на территории России: завозить запчасти, а собирать здесь. 

Если имеется определенный процент локального производства, тогда товар может получить название «Сделано в России» и государственную поддержку. На российскую технику всегда дают больше поддержки и возможностей, чем на закупку иностранных технологий. Венгры это учитывают и готовы создать совместное предприятие на территории России, чтобы здесь устроить такую технологию.

По этому вопросу мы работаем не только с Татарстаном. Компания ведет переговоры в Башкортостане и Мордовии. Снова три этих субъекта нашего консульского округа. Мы обсуждали этот вопрос с Минпромторгом РТ в 2020 году, они тоже выразили заинтересованность в местных производителях. Мы смотрим, какие надежные партнеры имеются в Татарстане и не только. Я думаю, что совместное предприятие — это самый надежный вариант для успеха. Это большой шаг к тому, что такая элеваторная технология масштабно появилась в России.

Еще одно крупное предприятие — «Татнефть» в конце сентября договорилось сотрудничать с венгерскими коллегами. Уже можно говорить о конкретных проектах?

Они подписали соглашение о сотрудничестве и обсуждали два проекта: по созданию общего производства для переработки использованных шин в материал для строительства дорог, а другой проект в сфере добычи нефти по технологиям венгерской компании. Это хорошая технология, которую можно использовать на нефтяных полях, где добыча сокращается, нефти становится меньше. Именно на таких территориях венгерская технология может помочь опять возобновить поток добычи. 

Я думаю, в 2021 году будут новости об этих проектах. Потому что министр внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии Петер Сийярто получил приглашение от татарстанской стороны на переговоры и на обсуждение таких проектов. Он сразу высказал свою готовность, то есть я могу сказать, что в 2021 году ожидается визит нашего министра Петера Сийярто. Я думаю, что прежде всего будут обсуждаться эти вопросы. 

Закрытое небо: бизнесменов проверяет ФСБ, а туристические визы не дают никому

Из-за пандемии закрылось прямое авиасообщение между Казанью и Будапештом, как это повлияло на бизнес?

Пандемия плохо повлияла на торгово-экономические связи. Потому что венгерские бизнесмены не смогли прилетать, как раньше. Долгое время вообще не было возможности получения визы в Россию. Даже если виза имелась, границы все равно были закрыты. Теперь чтобы предпринимателю приехать в Россию, нужно зарегистрироваться и получить разрешение от органов власти: виза — это одно дело, а другое — пропустят или нет. Если человек есть в списке ФСБ, то пропустят. К тому же есть карантинные ограничения и так далее.

Также появилась возможность поехать из России в Венгрию, если имеется проект, который считается значимым. Просто «у меня есть друг, хотел бы переговорить, и, может, создадим что-то» — это не повод. Но если есть разработанный проект, в который включен венгерский партнер, то можно полететь. Там тоже ожидает карантин и ограничения, но хотя бы возможность попасть в другую страну появилась. По туристическим визам — никак. Не выдаем и не пропускают. Только по бизнесу и по спорту, если на конкретное мероприятие.

С какими бизнес-проектами обычно летают в Венгрию?

Из нашего консульского округа могу выделить несколько таких проектов по скотоводству. Также общее производство вагонов железной дороги: в Венгрии имеется сборка таких, и в проект строительства включены компании из нашего консульского округа, и они регулярно бывают там. По этим проектам чаще всего летают. Но это небольшой поток, по визам практически незаметно.

Как Генеральное консульство работало в пандемию? Когда перестали выдавать визы?

Визы мы выдавали до марта 2020 года, с тех пор туристические визы не выдаются вообще. Раньше я предсказывал рост числа выданных виз на 20% после появления прямого авиасообщения между Казанью и Будапештом, но тогда мы не знали, что начнется пандемия. На тот период, который мы работали, рост имеется очевидный. Без пандемии мы могли бы выдать порядка 9 тыс. шенгенских виз. Wizz Air также заявлял о готовности запуска третьего рейса — раньше два раза в неделю летали, а с мая 2020 года планировали летать три раза в неделю. Поток был хорошим, всем было выгодно, всех радовали нашими возможностями, но случилась пандемия. 

Как получилось в итоге, сколько виз выдали?

Почти 2 тыс. виз мы выдали за весь 2020 год, учитывая тот факт, что с марта практически выдачи не было. С тех пор выдавали по бизнесу и по спорту. Команда «Казаньоргсинтез» по водному поло в конце года играла в Будапеште, принимала участие в Лиге чемпионов. Играли причем очень хорошо, неплохие результаты были. Для них мы делали визы, и их без проблем пустили. 

Были, конечно, визы по обучению, визы по работе. Это виза на длительное время, больше 90 дней. Туристическая виза по времени все-таки ограничена. Там за полгода человек имеет право находиться в Шенгенской зоне максимум 90 дней. Если хочет больше этого и имеется основа, тогда уже выдаем визу на получение вида на жительство. Здесь, конечно, венгерские органы смотрят, кто это, чем будет заниматься, где жить, на какой основе и так далее. Они принимают решение. Но таких виз мы тоже выдали почти сорок. Это тоже значительно меньше, чем обычно, то есть по этим цифрам спад очевидный.

Когда снимут запрет на выдачу туристических виз, пока непонятно?

Нет, непонятно. Это зависит от ситуации с пандемией. Если вакцинация пройдет успешно и если по цифрам заболевших все будет значительно лучше, чем сейчас, тогда я очень надеюсь, что 2021 году все-таки снимут ограничения и у туристов снова будет возможность попасть в Европу.

Надо, чтобы люди серьезно относились к пандемии. К сожалению, я вижу, что не все это серьезно воспринимают. Каждый день вижу людей без маски: стоят в лифте, разговаривают в торговых центрах. Жаловаться на то, что уже так давно не были за границей, каждый может. Но носить маски тоже каждый должен. Надеюсь, что в 2021 году с помощью вакцинации и санитарных мер будет возможность попасть в Венгрию и другие страны Европы.

Пандемия: российские вакцины пока проходят клинические анализы

В период самоизоляции Генеральное консульство продолжало работать? Или вы уходили на «удаленку»?

Нет, мы работали здесь по плану. Конечно, в апреле, когда Владимир Путин заявил о том, что люди должны работать удаленно, местных сотрудников мы сразу отпустили домой, они же работают по российскому законодательству и российским трудовым законам.

Конечно, мы старались, чтобы среди венгерских сотрудников тоже было как можно меньше контактов. Поэтому у нас были новые внутренние правила: каждый сидел в своем кабинете, не особо выходили. Был сложный период, но мы работали. Генеральное консульство всегда работало и принимало венгров без перерыва.

Если не секрет, вы сами переболели коронавирусом?

Нет, не переболел. Хотя, может, я об этом не знаю. Даже если переболел, то бессимптомно. Я ничего такого не заметил, с обонянием все было как всегда. Надеюсь, что пандемия к концу подходит.

Российская вакцина от коронавируса проходит тесты в Венгрии. Что вы думаете о российской разработке и в целом о вакцинации?

Венгрия считает правильным быть рядом с каждым разработчиком надежной вакцины, все равно, находится ли он на Востоке или на Западе. Мы хотим быть рядом, чтобы, если венгерские специалисты посчитают правильным воспользоваться этой вакциной с точки зрения безопасности и полезности, мы сразу могли привезти эти вакцины.

В Венгрии можно будет воспользоваться только теми вакцинами, которые одобрены венгерскими и европейскими органами. Очень надеемся, что венгерские и европейские решения будут совпадать.

Вы планируете вакцинироваться?

Обязательно.

В Венгрии уже началась вакцинация? Какими препаратами?

Началась, привито уже около 130 тыс. людей. Вакцинация шла по американским вакцинам Pfizer и Moderna.

Наука: ученые ищут деменцию по речи и занимаются раскопками

Давайте поговорим про образование и науку. Ранее Генконсульство активно сотрудничало с Казанским федеральным университетом. Расскажите, по каким проектам сейчас идет работа.

С КФУ у нас уже исторически очень тесное сотрудничество. Прежде всего в сфере археологии. Ваши сотрудники [ИА «Татар-информ»] снимали, как мы в 2019 году поехали в область на раскопки. Венгерские племена в конце VIII — начале IX века здесь проживали, проходили. Через эту территорию шли на территорию сегодняшней Венгрии. Здесь до сих пор очень много археологических находок, которые связаны с венграми. Венгерские археологи очень активно работают в Татарстане, а также в Башкортостане и в северной части Самарской области. Именно на этих территориях имеются находки. Эти специалисты уверены, что большая часть тех венгров осталась здесь. Их следы можно найти и можно изучать на основе этих раскопок, которые уже не VIII–IX веков, а например, X–XI веков.

Есть территории, где были погребения венгров, например Танкеевский могильник. Это поселок Танкеевка, где мы были, территориально он ближе к Болгару. Там захоронены не только венгры, сложно определить, это венгры или нет. Но следы и влияние венгров есть. Там можно изучать влияние народов друг на друга. В Болгаре, в той области, жили многие народы, и влияли они очень интересно. Можно узнавать торговые связи того времени, потому что там появляются предметы вообще не местного производства и вообще не местного назначения. То есть это привозное. 

Именно по археологическому сотрудничеству идет очень активная работа. Я в сотрудничестве с КФУ ставлю это направление на первое место. 

В сфере медицины также есть совместный проект?

В 2019–2020 годах мы успели включить КФУ в проект, где с венгерскими специалистами участвуют разные университеты по всему миру, среди которых и немецкие, и швейцарские, и американские университеты со своими клиниками. Это медицинское сотрудничество по выявлению болезни Альцгеймера и деменции по анализу речи. Началась работа и идет обмен информацией. Здесь очень важно, что по речи можно отследить и выявить признаки Альцгеймера и деменции на ранней стадии. На венгерском языке такая практика существует уже достаточно давно, но нужно расширять число языков. Поэтому они смотрят на англоязычных пациентов, смотрят, как на немецком языке это выявлять, и на русском языке в том числе. Поэтому нужен был российский партнер. Мы успели включить КФУ в этот проект венгерского Сегедского университета. Это исторический университет, один из самых древних. И я считаю, один из лидеров именно по медицине. 


Как продвигается проект с изучением венгерского языка в Татарстане?

Еще один проект — изучение венгерского языка. Здесь еще уточняются все детали. Мои московские коллеги в 2019 году успели запустить изучение венгерского языка в Нижнем Новгороде. Теперь уже есть изучение венгерского языка в Москве, в Санкт-Петербурге, Ижевске (это наш консульский округ). Я думаю, в Ижевске работает один из лучших специалистов, там ведется очень успешная работа. 

Четвертым городом, где изучают венгерский язык, стал Нижний Новгород. Мы сейчас работаем над тем, чтобы посмотреть, на каких условиях венгры готовы включиться в казанский проект и что КФУ может дать этому проекту. Венгры, например, готовы отправить преподавателя. Здесь на месте должен быть носитель венгерского языка, который будет преподавать. Венгерская сторона готова его предоставить. Кто ему будет зарплату платить, кто предоставит проживание? Это сейчас обсуждается. Я пока собираю информацию из Венгрии, к чему мы сами готовы. И с этой информацией я попытаюсь скоро обратиться в КФУ, чтобы посмотреть, к чему готовы они. 

Я думаю, это весьма надежный проект, поскольку в КФУ преподается очень много языков. Не только европейские языки, но и восточные, такие как японский, китайский. Я посетил КФУ несколько раз, они мне все достойно показали. Серьезная, хорошая работа ведется. Я думаю, будет возможность включить венгерский язык. 

Культура: Дни венгерского кино вернутся в Казань

В 2018 и 2019 году Казань принимала Дни венгерского кино, но в 2020 году традиционного кинопросмотра не было. Какие у вас планы на этот проект?

В 2020 году мы перешли на онлайн-формат мероприятий. Дни венгерского кино шли онлайн, все желающие могли подключиться к просмотру через интернет. Да, это не то же, что обычный офлайн-формат. Но переход в онлайн значительно увеличил охват аудитории — больше людей посмотрели эти фильмы. Мы видим большие перспективы в онлайн-формате мероприятий, он показал свою высокую эффективность для трансляции венгерской культуры.

Мы надеемся, что ко второму полугодию 2021 года ситуация с пандемией значительно улучшится и это позволит нам провести Дни венгерского кино в традиционном виде — на площадке кинотеатра «Мир». В этом нам поможет наш местный партнер — «Татаркино», который также заинтересован в активизации этой работы. Что касается онлайна, то мы продолжим развивать и это направление. Здесь большую поддержку нам оказывает Венгерский культурный центр в Москве.

Какие еще культурные проекты планируются на 2021 год?

Помимо кинофестиваля в наших планах на этот год есть и другие важные культурные мероприятия. Например, концерт народной музыки с изучением национальных венгерских танцев, он должен пройти примерно в августе–сентябре. Также мы готовим проведение в Казани выставки исторических венгерских плакатов первой половины ХХ века.

Как продвигается работа над фильмом о дружбе Аяза Гилязова и Арпада Галгоци?

Сейчас идет работа над сценарием ленты, мы занимаемся поиском венгерского партнера проекта. Сами съемки еще не начались, решаются технические и финансовые вопросы.

Какие еще цели вы ставите на 2021 год?

Мы намерены заниматься дальнейшей активизацией двустороннего товарооборота и торгово-экономических проектов. Еще в 2019 году одна из венгерских компаний в сфере информационных технологий инвестировала 689 млн рублей и открыла свой офис в Иннополисе, где идет работа над IT-проектами, в том числе в банковской сфере, а также в разработке систем навигации для транспорта. Это серьезные крупные проекты. Все это стало возможным благодаря поддержке Президента Татарстана.