«ТАИФ» продал всю нефтехимию: что это значит для Татарстана?

Мегасделка 2021 года в четырех вопросах и ответах Sntat.

Когда произошло? 

В пятницу вечером в лучших традициях правила «деньги любят тишину» разорвалась настоящая информационная бомба. В 17.05 в новостной ленте ИА «Финам», через минуту в ТАСС, а затем и в других федеральных изданиях появилось сообщение о сделке года. Холдинг «СИБУР» и «ТАИФ» объявили об объединении нефтегазохимических активов. 

«В рамках объединения на базе ПАО «СИБУР Холдинг» будет создана компания, в которой действующие акционеры АО «ТАИФ» получат долю в размере 15% взамен на передачу контрольного пакета акций группы, состоящей из нефтехимических и энергетических предприятий. Оставшийся пакет акций АО «ТАИФ» может быть впоследствии выкуплен объединенной компанией», — говорится на сайте «СИБУРа».  

Если перевести сухой язык пресс-релиза, то это означает, что «ТАИФ», которому принадлежат такие промышленные гиганты, как «Нижнекамскнефтехим», «Казаньоргсинтез» и энергокомпания ТГК-16, передает свои активы миллиардерам из списка Forbes. Впрочем, и сами владельцы «ТАИФа» отметились накануне на страницах этого славного издания

Кто купил? 

«СИБУР» является крупнейшей интегрированной нефтегазохимической компанией России. Так, выручка компании в 2020 году составила 523 млрд рублей. Крупнейшими акционерами являются председатель правления ПАО «НОВАТЭК» Леонид Мехельсон (у него в собственности 48,5% холдинга) и давний друг Владимира Путина Геннадий Тимченко (у него 17% «СИБУРа»).

Сегодня Михельсон принял участие в церемонии анонсирования сделки. Помимо него были вице-премьер России Александр Новак, Президент Татарстана Рустам Минниханов, председатель совета директоров АО «ТАИФ» Альберт Шигабутдинов, генеральный директор АО «ТАИФ» Руслан Шигабутдинов и председатель правления ПАО «СИБУР Холдинг» Дмитрий Конов.

Почему «СИБУР»? 

Интерес к татарстанской нефтехимии у москвичей существует давно. Чего стоила эпическая битва «Газпрома» в союзе со «Сбербанком» за контроль над «Казаньоргсинтезом». Тогда победителем вышел «ТАИФ». 

Что касается «СИБУРа», то он давно хотел зайти в Татарстан. К примеру, «СИБУР» и «Газпром» долгие годы обсуждают вопрос строительства газоперерабатывающего завода под Казанью. Последние разговоры об этом велись не так давно — в 2020 году. 

Впрочем, у «СИБУРа» были сделки и с другим столпом татарстанской экономики — «Татнефтью», где председателем совета директоров является Рустам Минниханов. В ноябре 2019 года компания из Татарстана приобрела нефтегазовые предприятия «СИБУРа» в Тольятти — «СИБУР Тольятти» и «Тольяттисинтез». Тольяттинские активы нефтяники прибрели для развития своего шинного комплекса. 

Сколько стоит? 

Стороны не раскрывают стоимость сделки. Однако колумнист Sntat Альберт Бикбов, опираясь на оценки Forbes, предположил, что пакет в 15% объединенной группы, который получит «ТАИФ», будет стоить около $4,8 млрд. Весь же «ТАИФ» москвичами оценен цифрой $9,4 млрд. Подробнее — в нашем материале.

«Татарстан — это “ТАИФ” и “Татнефть”. И “ТАИФ” теперь — сибуровский»

Мнения: потеряет или не проиграет Татарстан от сделки 

Никита Кричевский, экономист:

«“СИБУР” — это высокотехнологичная компания, которая занимается не добычей, а переработкой. Ей нужна ресурсная сырьевая база. Никаких других объяснений произошедшему я не вижу.

Мы не знаем формат договоренности, правила, по которым заключалась эта сделка. Если в перечне обязательств будет сохранение юрадреса «ТАИФа» в Татарстане — это один разговор. Если акцент на этом не делался, значит, республика лишилась огромной доли поступлений в бюджет. Люди в любом случае как работали, так и работают, на них это никак не скажется. А по поводу поступлений в бюджет я предполагаю, что все как было, так и останется: как «ТАИФ» имел татарстанскую прописку, так она и будет, потому что Татарстан в России занимает особое привилегированное положение, он на виду, на слуху. 

Например, с соседней Башкирией у Татарстана совершенно разные пути-дороги. И просто так наступать на интересы Татарстана никто не будет, это абсолютно исключено. Правоохранители всегда проявляют особое рвение, когда происходит ущемление интересов Татарстана. Все потребности республики всегда на особом контроле. Поэтому никакого ущемления татарстанских интересов не будет».

Анвар Маликов, владелец ИА «Девон»: 

«Безусловно, создание такого супергиганта может быть благом для отраслевой конкурентоспособности страны в мировом масштабе. Но сомнительна польза в плане монополизации российского рынка. 

Для Татарстана очевиден негатив в виде риска выведения значительной части налоговой базы из республики, как и выведения центра принятия решений по судьбоносным вопросам для территорий деятельности вышеназванных предприятий. 

Можно прогнозировать оптимизацию дублирующих структур, производств, кадров не в пользу Нижнекамска и Казани. А ведь руководство республики не раз публично упрекало «ТАИФ» в пренебрежении интересами городов».

Топ-менеджер одного из нефтехимических предприятия (на условиях анонимности):

«Технологически это, может быть, хорошо, поскольку мы знаем, что идет экономический провал у ТАИФ-НК и НКНХ. 

«ТАИФ» — это три составляющих: КОС, НКНХ и ТАИФ-НК. У ТАИФ-НК большие убытки, НКНХ тоже пришли к убыткам, КОС снизил свою прибыль. Для акционеров «ТАИФа» эта сделка в любом случае благо, потому что они сразу получат более устойчивый актив. Но это актив, которым они не управляют. 

Политически, на мой взгляд, это начало большого процесса. Это уже не предприятие республики. Катастрофы в этом нет, но надо понимать, что это начало какого-то большого процесса, потому что Татарстан — это «ТАИФ» и «Татнефть». И «ТАИФ» теперь — сибуровский. 

Для республики мы получаем три ключевых и крупных нефтехимических актива, которые перестают быть татарстанскими. Что поменяется для экономики республики? Татарстан получает отчисления в республиканский бюджет, привязанные к определенным моментам, то есть фонд заработной платы и тому подобное. Республика продолжит получать те налоги, которые должны к ней уходить. 

С точки зрения предприятий, они станут более устойчивыми. С точки зрения вложения в «социалку», «ТАИФ» никогда особо чрезмерной поддержкой социальной сферы не отличался. 

С точки зрения рисков стоит отметить то, что все предприятия «ТАИФа» — это тысячи сотрудников. Риски могут возникнуть, если в рамках «СИБУРа» пройдет глобальное сокращение штата или остановка производства. 

С точки зрения налоговых поступлений для республики — либо ничего не поменяется, либо отчасти все станет более устойчиво, поскольку, возможно, пойдет объединение потоков сибуровских предприятий с НКНХ и КОСом».