«Гитлер хотел устроить Чернобыль»: поисковик из Казани развенчал миф о войне от историка из США

Об интересе Сорбонны к поисковой работе в России и участии наших земляков в бельгийском сопротивлении рассказал председатель ассоциации «Клуб воинской славы», один из основателей поискового движения Татарстана Михаил Черепанов.

Михаил Валерьевич, на днях вы вернулись из поездки во Францию и Бельгию. Расскажите, пожалуйста, какова была ее главная цель?

— Университет Сорбонны пригласил меня рассказать студентам и аспирантам о работе по увековечению памяти в нашей стране и о поисковом движении в Татарстане. Главная просьба была прокомментировать мнение американского профессора Амира Вейнера, которое он выразил в книге «Создание доминирующего мифа: Вторая мировая война и конструирование политических идентичностей в советской политике». Он убежден, что разговор о победе, которую одержала Красная армия в 1945 году, — это миф, созданный для пропаганды и преувеличения роли России в общемировой истории. Сегодняшние зарубежные профессора повторяют свою политику, ничего нового не произошло. Почему мы начали на это обращать обостренное внимание — это меня удивляет больше всего.

Всегда и во все времена американцы утверждали, что они победили Гитлера без участия Советского Союза, и мы всегда пытались приуменьшить роль Америки, но сейчас это звучит неактуально. Наоборот, надо рассказать, что мы это делали совместно.

Вы провели для студентов и аспирантов Сорбонны две лекции. О чем на них шла речь?

— Я объяснял студентам и аспирантам, что речь идет о том, что в 1945 году не было ни одной армии мира, которая была бы способная разгромить Германию. Единственная армия, которая способна была тогда остановить Гитлера, — Советская армия, и она это сделала.

Другое дело, что французы понятия не имеют, какая угроза была со стороны Гитлера для Франции. Это было бы не просто рабство. В 1945 году в феврале он собирался физически уничтожить своими урановыми бомбами не только нас, но и Европу. Он собирался спрятаться в Аргентине, а Европу просто сделать пустырем.

Это давно рассекреченный факт у американцев был еще в 1945 году, но мы об этом не рассказываем в СМИ. Красная армия спасла не только Советский Союз, но и всю Европу. Это я пытался рассказать, доказать и показать.

Сорбонна проявила интерес к поисковой работе в нашей стране. Что вы об этом рассказали?

— Такая работа в республике проводится при финансировании Кабинета Министров РТ. Я создал рабочую группу, которая ищет сведения о 173 тысячах наших земляков, пропавших без вести. Но нельзя их путать с неизвестными солдатами. Неизвестный солдат — это тот, кто погиб и лежит в могиле, и имя его неизвестно. Пропавший без вести солдат до сих пор не считается погибшим.

После Франции я ездил в Бельгию, где был в плену, а потом воевал мой дед — Черепанов Михаил Иванович. Я повторил его этот путь. Мэры двух городов — Генка и Леопольдсбурга изъявили желание помочь мне в выяснении судеб наших земляков, советских граждан. Они мне передали книги со списками советских шахтеров, в том числе умерших в плену. Сведения о тех, кто там работал и стал участником сопротивления, до сих пор нигде не опубликованы. Нам предстоит еще рассказать эту историю о наших земляках и о татарах из других регионов страны.

Я этот список сейчас составляю с помощью татарской диаспоры в Брюсселе, которую возглавляет наша соотечественница Лилия Валеева. Краеведы Франции и Бельгии передали мне списки советских участников сопротивления, в том числе из Татарстана. Сейчас мы эти списки будем уточнять, сверять с нашими базами и отдельно опубликуем. Среди участников бельгийского сопротивления оказалось четыре казанца.

Как организована поисковая работа с вашим участием в Татарстане? Принимают ли в ней участие молодые люди?

— Сейчас у нас ведется главная работа по выяснению судеб пропавших без вести. Ученики шестого класса 43-й казанской школы мне помогают в этой работе. Они ходят по домам, собирают анкеты о пропавших. Мы тут же их обрабатываем по базе данных и выдаем извещения о гибели.

На прошлой неделе ребята принесли 22 анкеты, десять из них сразу нашли и оформили извещения. Школьники теперь разносят их по домам, передают внукам и правнукам погибших.

Одно дело, когда база данных существует и предстоит найти этих родственников, и другое дело, когда родственники пропавших без вести солдат сами просят узнать о них информацию.

Я стараюсь, чтобы к 75-летию Победы как можно больше школьников участвовало в этой конкретной работе, а не только во флешмобах и митингах. Мы проводим данную работу на базе районного дома детского туризма. Такую работу в Ново-Савиновском районе возглавляет Зоя Николаевна Зяблова.

Давайте вернемся к разговору о вашей поездке в Сорбонну. Как вы думаете, почему сейчас за рубежом возник интерес к этой теме?

— Американцы хотят сейчас сказать, что нашей победы не было. Мы просто ввели войска и оккупировали Германию, Польшу и пол-Европы. Якобы это не была победа как таковая, а это было частью оккупационной политики Сталина.

Я пытаюсь объяснить, что если бы тогда наша армия до Берлина не дошла, то началась бы урановая война Гитлера. В феврале 1945 года он дал интервью и сказал: «Я хлопну дверью так, что содрогнется весь мир, и живые позавидуют мертвым». Он имел в виду не атомную бомбу, а разбрасывание урана, планировал устроить нам Чернобыль уже в 1945 году.

Наша задача сегодня, в том числе канала Russia Today, который во Франции никак не действует в этом отношении, рассказать об этом. Наша армия спасла от уничтожения всю цивилизацию Европы, а может, даже и Америки тоже. К слову, ракеты Гитлера назывались «Калифорния».

Что заинтересовало студентов во время лекции?

— Студенты задавали много наводящих вопросов, их интересовало, чем наш капитализм отличается от коммунизма, как мы жили за «железным занавесом». Они спрашивали: «Почему вы нас опять объявляете врагами?» Они ведь судят о нас по телеканалу Russia Today и считают, что мы опять собираемся изолироваться от всего мира ракетами или чем-то еще, и это их удивляет.

Европа объединяется и ликвидирует все границы, а мы, наоборот, пытаемся отгородиться. Они никак не могут понять — почему мы боимся их и опять возвращается логика «холодной войны». Французские студенты симпатизировали России всегда и поэтому не могут это понять: почему мы приравниваем Францию к Америке и всем участникам НАТО? Сотрудничество сворачивается, прекратились обмены студенческими и преподавательскими делегациями.

Как вы думаете, вам удалось достичь поставленной цели?

— Во всяком случае, я донес информацию до студентов и аспирантов Сорбонны, чтобы они заинтересовались ею. Они уже сейчас начинают ее проверять и понимают, что это не миф, а существующие факты истории. До моего визита во Францию никто не говорил о роли нашей Советской армии в спасении Европы не формально от фашизма, как такового, а от реальной угрозы физического уничтожения.

Французы жили под фашистами и знают, что это такое. Как выясняется, у них в магазине не было каких-то сортов колбасы. Для них война — это что-то бытовое, экономическое. То, что была реальная угроза физического уничтожения, никто во Франции не говорит. Наконец-то я об этом рассказал и они начали оценивать роль Советской армии, что немаловажно. Это нужно сделать хотя бы на уровне канала Russia Today, об этом нужно говорить каждый день во всех СМИ.

Слушатели отметили, что обо всем узнали от меня впервые. Их преподаватели-историки таких вопросов не поднимали. Студенты узнали, что фашизм — это не только рабство и работа на немецких заводах, но и судьба чернобыльцев. Это большая разница — жить под немцами и быть физически уничтоженными. Судя по задаваемым мне вопросам, я их убедил. Но стоит учитывать, что мы общались через переводчика, на лекциях в общей сложности было около 300 человек.

На встречах вы поднимали тему наших легионеров?

— Да, и еще раз убедился, что во Франции студенты и аспиранты ничего об этом не знают. Эти события были на юге Франции, где находятся могилы солдат. Мне пришлось объяснять буквально с нуля, что это был за легион, почему татарские граждане надевали немецкую форму, почему они не стали служить немцам, а пошли в сопротивление и стали сотрудничать с союзными войсками. К сожалению, об этом там никто ничего не рассказывает.

Замалчивание фактов всегда приводит к слухам и интерпретациям, искажениям, клевете. Если бы вовремя об этом рассказали и показали документы, то клеветы бы не было. Обычно ведь молчат о том, о чем стыдно. Поэтому я предлагаю рассказывать об этом как можно больше.

В Татарстане единственный архив КГБ, который рассекретил информацию, сделал ее доступной общественности. Можно говорить о фактах по именам. Предатели были, но их всего по республике 6 тысяч человек, а участвовало в боях на фронте 700 тысяч человек, из них в легионе «Идель-Урал» было 29 тысяч солдат и офицеров. Подавляющее большинство было активными антифашистами. Об этом написана докторская диссертация Искандера Гилязова «Легион Идель-Урал». Теперь зарубежные аспиранты начинают изучать кандидатские диссертации татарских историков.

Каковы ваши дальнейшие планы после этой поездки?

— Планирую продолжить работу по поиску пропавших без вести солдат. У нас есть поручение Правительства РТ срочно провести эту работу и найти к 75-летию Победы еще 10-15 тысяч пропавших людей. 7 декабря мы открыли в Казанском Кремле Музей войны и еще раз рассказали результатах нашей поисковой работы.

Как вы считаете, почему наши школьники плохо знают историю?

— Кто-нибудь из нас — советских и российских школьников что-нибудь про участие в сопротивлении наших земляков вообще когда-нибудь знал? В школьной программе нет такой темы. А речь идет о миллионе военнопленных, кто участвовал в саботаже, сопротивлениях, побегах. Почему никто об этом ничего не говорит — я не могу понять.

Сейчас вся информация рассекречена и доступна каждому школьнику на сайте ОБД «Мемориал», «Память народа». Учителю нужно об этом рассказать детям, чтобы их заинтересовать и научить поиску информации.

Вот почему мы не знаем, что такое фашизм и называем фашистами иногда своих соседей. А все потому, что мы не знаем, что такое фашизм в его реальном значении. Фашизм — это не просто рабство, это смерть. Наша роль в этой взаимной идеологической борьбе высказывать свои мнения, а не молчать и злиться. Нужно грамотно спорить, предъявлять факты на уровне студентов, а не кричать по телевизионным каналам «Вы сами дураки». У нас сейчас занимаются антипропагандой на примитивном уровне.

Перед поездкой вы рассказывали, что намерены выполнить поручение деда — разыскать дочь медсестры Елизаветы Ракози, которая ухаживала за ним в военном госпитале. Удалось ли ее найти?

— Мой дед Черепанов Михаил Иванович участвовал в бельгийском сопротивлении в составе русской бригады «За Родину». Меня пригласили на встречу жителей города Генк, чтобы побывать в шахте, где дед работал и откуда сбежал, а также в места, где шли бои, в госпиталь, где он лежал. Я бы очень хотел увидеться с дочерью медсестры Елизаветы Ракози, которая ему помогла. Он мне завещал передать ей огромное спасибо, сам он это сделать не смог.

В городской газете Лимбурга был опубликован целый рассказ про меня и про деда, этой теме была выделена целая полоса. Два мэра городов — Генка и Леопольдсбурга при встрече со мной пообещали всяческое содействие. Бургомистр Леопольдсбурга Марлейн Кауфманн приняла эту историю близко к сердцу. Все краеведы, с которыми я разговаривал в Лимбурге, говорили, что такая фамилия в городе была, в шахте работал шахтер Ракози. Это были шахтеры из Чехии, и у него была семья. На сегодняшний день не удалось никого найти с этой фамилией в Генке. Сейчас поиски продолжаются через Брюссель при помощи поисковика из Казани Лилии Валеевой, которая сейчас там живет. Она пообещала провести небольшое расследование по архивам Бельгии.