«Зумеры vs бумеры»: как казанская молодежь пришла к эре секонд-хенда и экономике совместного потребления

Новая мода на использованные вещи дошла до Казани, пусть и не в масштабах Европы. И случилось это с расцветом экологических движений и дискуссий о глобальном изменении климата. А главным двигателем популяризации такого подхода становится молодежь. Корреспондент «Снега» пообщалась с молодыми людьми на улицах Казани и сходила в казанские секонд-хенды, чтобы выяснить, круто это или нет.

Зачем зумеры ходят в секонд-хенд?

Во время нашего опроса казанская молодежь поделилась, почему хождение по секондам это круто, а не стыдно. Оказалось, они смотрят видео в соцсетях, где популярные блогеры пропагандируют секонд-хенды как место, где можно найти уникальные вещицы «не как у всех», которых не будет у других. Вместе с тем, их привлекает экономика совместного потребления, элементарная экономия средств и забота о природе. Секонд-хенды сейчас – не признак бедности, а признак хорошего тона.

«У молодежи из моей семьи очень развита тема экологии, особенно после просмотра фильмов о том, сколько требуется ресурсов для создания одной футболки», - говорит продавец секон-хенда «ЕвроХенд» и модель плюс-сайз Любовь Забелкина.

Европейские аналитики провели исследование и выяснили, что на производство одной хлопковой футболки уходит 2720 литров воды — столько среднестатистический человек выпивает за 3 года.

Другая наша собеседница отметила, что ей не особо важна одежда, поэтому она не видит смысла тратить большие деньги на бренды или же на масс-маркет - ее вполне устраивает секонд-хенд. Отметим, что вещи вторичного использования сейчас не только продаются в магазинах, они есть и в онлайне. Появились целые платформы по продаже подержанных вещей, а гиганты интернет-торговли, такие как Ebay и Авито, продвигают объявления бывших в использовании товаров как социально ориентированные и как пример ответственного отношения к потреблению.

«Бумеры» не верят в экологию, но верят в бренды

Основательница казанского винтажного магазина Елена Тудрий говорит о том, что молодежь в основном ходит в секонд, потому что это бюджетный вариант: «Я не сильно верю в цель молодежи, в плане экономики совместного потребления. В большинстве случаев это просто покупка качественных вещей за небольшую плату. 10 вещей из секонда по цене одной из масс-маркета – вот осознанное потребление в нашей республике». 

«Молодежь приходит в основном за брендами. За ними же идут модники и модницы. Это люди, которые знают, что новые бренды стоят дорого, а у нас они по демократичной цене. Не думаю, что основная идея потребления вещей из секонд-хенда - это забота об экологии или же осознанное потребление. Скорее, охота за брендами. Любопытно, что основными потребителями в день завоза «новинок» являются юноши, а не девушки. Это связано с тем, что у нас мало мужских магазинов и цена в них очень завышена, нежели на женскую одежду», - рассказала продавец секонд-хенда «ЕвроХенд» Ираида Беденко. 

История секонд-хенда в мире

В 1943 году в Англии появился первый магазин second hand, в котором за копейки продавалась подержанная одежда. Состоятельные англичане отдавали вещи в помощь участникам французского сопротивления, заодно формат носил социальный характер и был в большей степени похож на благотворительность.

Особенно популярны вещи из секонд-хендов в Европе и США стали в 1980-1990 годах. Это произошло на волне появления субкультурных движений, для которых винтажная одежда была одним из способов самовыражения.

В Казани

В России первые секонд-хенды появились в контексте новой экономики и стали европейским продолжением «комиссионок» – магазинов, куда можно было сдать подержанные вещи и продать их по установленной комиссией цене. В СССР в комиссионных магазинах можно было приобрести дефицитные импортные вещи, а иметь знакомого из этой сферы в период дефицита было большой удачей. Расцвет секонд-хендов в Казани пришелся на 90-е и 00-е годы. Позже эра секонд-хенда, казалось бы, прошла, но сейчас снова становится популярной, благодаря поколению Z.

Высокие модницы и модники

«Я знаю по себе, что людям с высоким ростом трудно найти одежду в наших обычных магазинах, а в секонд-хенде очень большой выбор. 70% моего гардероба состоит из вещей именно отсюда. Приходят мужчины и женщины, которые не могут найти одежду больших размеров, например 60-го, а у нас она есть. Основной контингент нашего магазина - это люди среднего возраста. А вообще, на каждую скидку – свой покупатель», - поделилась продавец секонд-хенда и модель плюс-сайз Любовь Забелкина.

Поношенная одежда по тенденциям последней моды

Также можно сказать, что в Казани набирает обороты индустрия вторичного дизайна, когда поношенную одежду переделывают по трендам последней моды. Основным потребителем такой «моды» является молодежь, для которой экономика совместного потребления уже несколько лет является обыденной (каршеринг, например, стал неотъемлемой частью городской жизни). Девушка, которую мы встретили в одном из казанских секонд-хендов, рассказала, что покупает одежду для стилизации фотосъемки. Т.е. она переделывает купленную одежду, давая ей вторую жизнь.


Что такое sharing economy (экономика совместного потребления)?

Основной принцип экономики совместного потребления – это коллективное использование товаров и услуг, или шеринг (от англ. Sharing - делиться). Сторонники совместного потребления полагают, что лучше воспользоваться каршерингом (аренда автомобиля) нежели покупать личный автомобиль или же купить одежду в секонд-хендах, чем сильно переплачивать в масс-маркетах за новую.

Детская одежда мешками – это выгодно и качественно

«Многодетные мамочки покупают большое количество детской одежды, берут мешками, особенно когда скидка 90%. Подобный ажиотаж связан не только с ценой, но и с качеством. Люди идут в секонд-хенд, потому что они могут купить бренд по цене масс-маркета. Нам привозят не только ношеные вещи, но и новые со стоковых европейских магазинов. И уже через 2 дня на эти вещи начинается скидка от 10% и она становится выше с каждым днем», - рассказала продавец секонд-хенда Ираида Беденко.

Европейская культура секонд-хендов

«В Европе есть деление секонда и винтажа на обычные вещи и брендовые - это зависит от стран. Если мы говорим об Италии, то там винтаж очень дорогой, все равно, что иметь люксовый бутик в России. Если брать Францию, то там, в винтажном магазине можно купить действительно интересные вещи по демократичным ценам, но не по ценам секонда. В германии цены начинаются от 10 евро. Если хочется приобрести вещи подешевле, то это блошиные рынки. Но, еще до завоза байеры и стилисты раскупают брендовые вещи», - рассказала о тренде секонд-хендов в Европе основательница винтажного магазина в Казани Showroom Boo Room Елена Тудрий.

Стесняются секонд-хенда, но ходят

«Есть категория людей, которые скрывают то, что они купили вещь в секонд-хенде. Им неловко. А некоторые приходят и спрашивают: «Это все ношеное? Вы это сняли с мертвых?». Но потом ты начинаешь объяснять людям, что это такое и они заинтересовываются, начинают приходить. В последний раз в день завоза у нас было зафиксировано 1050 человек», - рассказала администратор казанского секонд-хенда «ЕвроХенд» Гузель Идиятова.


Фото: Регина Яфарова
 

Вразрез рассказам сотрудниц одного из казанских секонд-хендов, владелица винтажного магазина Елена Тудрий говорит о том, что культуры секонд-хендов в России больше нет: «У нас есть несколько примеров секондов, которые переходят в винтаж, но это больше старания, а не селекция. Имеющиеся секонд-хенды уходят в масс-маркет и стараются закупать новые вещи – это полная бурда! Потому что футболки из H&M, можно купить в самом H&M, но это не есть осознанное потребление! Культура секонд-хендов в классическом понимании вымирает. Происходит резкое разделение между винтажом и секонд-хендом, в Европе такое разделение есть, но такой разбивки нет».

Будущее за «шеринговыми» услугами

Важно помнить, что «все новое — это хорошо забытое старое». На основе опросов людей и нашего материала, мы можем сделать вывод, что в экономике совместного потребления больше плюсов, нежели минусов. Sharing economy – это будущее потому, что как мы уже упомянули, ее двигателем является молодежь. Также, европейские аналитики уверены, что, даже если на сегодняшний день процент людей, не гнушающихся использовать вторичную продукцию, скромный, именно она в ближайшее десятилетие станет основной в торговле.

Регина Яфарова