Главный редактор
Минвалеев Руслан Мансурович
8 (953) 999-96-04
sneg_kzn@mail.ru
Сетевое издание «Снег» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 02 июня 2021г.
Свидетельство о регистрации: ЭЛ № ФС 77 - 81207
Территория распространения - Российская Федерация, зарубежные страны
Учредитель акционерное общество "ТАТМЕДИА"
Адрес редакции 420066, Татарстан Респ., г. Казань, ул. Декабристов, д. 2
Языки: русский, татарский, английский
Настоящий ресурс может содержать материалы 16+
Для сообщений о фактах коррупции: shamil@tatar-inform.ru

Жизнь за целлофаном: история ковидной пациентки из «красной зоны» Бавлов

Жизнь за целлофаном: история ковидной пациентки из «красной зоны» Бавлов
История Гузель Миназитдиновой, которая три недели находилась в «красной зоне» ковидного госпиталя и боролась за жизнь с опасной болезнью, последствия которой до сих пор ее не отпускают.

«Захожу в теплицу с дынями — а запаха нет»

«Двухсторонняя внебольничная пневмония» — именно такой диагноз поставили врачи Бавлинского провизорного госпиталя местной жительнице Гузель Миназитдиновой. Почти целый месяц она провела в так называемой красной зоне больницы — в месте, где содержат зараженных новым коронавирусом. После выписки прошло уже более двух месяцев, и она согласилась рассказать журналистам историю своей болезни. По ее словам, на откровенный разговор Гузель подтолкнуло желание помочь людям защите от коварной «короны».

«Первые признаки появились 21 августа, когда вечером чуть-чуть поднялась температура. Чуть-чуть кашляла. Предположила, что просто простыла во время работы в теплице. Хотя до этого с матерью лежали в больнице и выписались буквально неделю назад. Мы выписались, и буквально через неделю я почувствовала первые признаки. А 23 августа у меня не было обоняния. Захожу в теплицу с дынями, и дынного аромата нет», — рассказала Гузель Миназитдинова.

Чтобы подтвердить худшие опасения, бавлинка решила пойти на эксперимент — разрезала лимон и поднесла его к носу. Результат оказался таким же — никаких запахов она не почувствовала.

«Всё вокруг померкло. Я начала спрашивать у дочери — это пахнет? Она отвечает — да», — поделилась впечатлениями Миназитдинова.

«Лечились от бронхита, но легче не стало»

В первый момент женщина пыталась успокоить себя мыслями о простой простуде, однако мысли о коварной болезни из Китая не покидали ее. Да и предпосылок для заражения вроде бы не было. Кроме больницы.

«Никто не думает, что может заразиться в больнице. Никаких мероприятий, встреч в те дни у нас не было, мы ведем закрытый образ жизни, не ходим никуда. А в тот момент, когда мы лежали в терапевтическом отделении, там были болеющие. Теперь мы уже начитаны и знаем, что чаще всего люди заражаются в терапевтическом и хирургическом отделениях. Мы были и там, и там», — вспоминает Гузель.

Уже через три дня после первоначальных симптомов у нее поднялась высокая температура. Появился характерный раздирающий кашель, дышать становилось все тяжелее. А уже на следующий день, 25 августа, похожие симптомы появились у дочери нашей героини.

«Так как она педагог и ей 1 сентября надо было в школу, мы вызвали врача на дом. Приехала фельдшер, сказала, что у меня острый бронхит, выписала определенные лекарства. Мы в тот же день приобрели лекарства, начали лечиться, однако нам легче не стало», — говорит Гузель.

К 28 августа ее состояние ухудшилось настолько, что она не могла встать с кровати. Тем временем пришли результаты недавних снимков легких. Врачи сообщили, что нужно ехать в больницу.

«На тот момент у меня уже не было сил ни встать, ни сесть. Приехала бригада скорой помощи, и меня увезли», — отметила Гузель Миназитдинова.

«Коварная болезнь бьет по слабым местам, как в мишень»

«Когда привезли меня в провизорный госпиталь, а привезли меня сразу же туда, я стоять даже не могла. Они меня затащили, положили на кровать и сразу же начали лечение. Систему прокачивали без остановки целыми днями. Три дня без остановки. Есть не хотелось, останавливать систему не было и необходимости. Две недели без еды, 13 килограммов минус, ноги не держат… Сейчас смешно, а тогда было реально страшно», — вспоминает Гузель свое первое знакомство с «красной зоной» ковидного госпиталя.

Через три дня в больницу также попали мама и дочка нашей героини. Всем троим диагностировали поражение легких разной степени тяжести (от 5% до 60%).

«Рядом с кроватью всегда стоял „друг“ синего цвета — баллон с кислородом. Самое страшное, когда он перестаёт булькать, это значит, что он заканчивается и тебе надо будет подождать. Это хорошо, когда он есть, тебе тут же меняют. С ним ты живешь, потому что иначе дышать не можешь. Три недели беспрерывно я лежала с кислородной маской», — говорит Гузель.

Когда женщине стало легче, ее перевели в другую палату, где лежала другая ковидная пациентка.

«И тут я поняла, что эта болезнь настолько коварна, что бьет по самым слабым местам. У меня это ноги, а у моей соседки это был желудочно-кишечный тракт. Самые слабые места болезнь выбирает как мишень. У мамы была деменция, и ей ударило по голове», — подчеркнула Миназитдинова.

«Героизм медсестер меня поразил»

Еще один момент, который врезался в память Гузель, — героическое поведение медсестер.

«Они меня просто поражали, я бы сказала, героизмом, не побоялась бы этого слова. Выстаивать всю свою смену в этой одежде, колоть внутривенные уколы, чуть ли не глядя ставить системы, это удивительно. Они ведь еще не только эти медицинские процедуры делают, также передают передачи», — вспоминает бавлинка.

Через месяц с начала болезни, 21 сентября, Гузель выписали из больницы. При выписке врачи прописали ей препараты, разжижающие кровь, а также поливитамины, которые надо было пить дома. Но уже через несколько дней состояние женщины вновь ухудшилось.

«Меня снова положили в больницу. Дышать я всё так же не могла, была одышка страшная. Сатурация (содержание кислорода в крови) была очень низкая. И меня положили в терапевтическое отделение», — резюмировала наша собеседница.

После окончательной выписки Гузель из больницы прошло уже более двух месяцев, но до сих пор у нее есть кашель. А рядом с кроватью поселился новый «друг» — концентратор кислорода, который ей посоветовали приобрести врачи после повторной госпитализации.

«Мой главный совет — носите маски»

По словам Гузель, за весь период болезни она трижды сдавала анализ на ковид, ни один результат ей ей сообщили.

«Честно говоря, меня не особо интересует этот момент. На антитела анализ не сдавала. Сама этого делать не хочу. Страх есть. Вроде прошло два месяца после выписки из „красной зоны“, но страшно туда вернуться. Страшно, что опять это может повториться», — подчеркивает Гузель.

В заключение беседы она отметила, что история с пневмонией преподала ей главный урок: о своем здоровье каждый должен заботиться сам.

«Бавлинцам рекомендую беречь себя. Не думать о каких-то других точках зрения. Самое главное — берегите себя. Носите маски. Не подходите близко к людям. Не просто так установлена эта социальная дистанция. Маски помогут, если будете носить», — заключила Гузель Миназитдинова.


Кадрия Гимазова, Евгения Леванова, Бавлы-информ

Подробнее: http://bavly-tat.ru/news/obschestvo/vnebolnichnaya-pnevmoniya-v-bavlinskom-rayone-kolichestvo-zabolevshikh-vyroslo-v-neskolko-raz-v-sravnenii-s-2019-godom

Оставляйте реакции
Почему это важно?
Расскажите друзьям
Комментарии 0
    Нет комментариев