Альберт Яруллин: Мы играем для зрителей, мы – актеры. Если нет болельщиков, в чем смысл хоккея?

Как хоккеисты отнеслись к досрочному завершению чемпионата КХЛ, почему Зинэтула Билялетдинов – воспитатель и чем заняться после завершения хоккейной карьеры? Об этом и многом другом корреспонденту ИА «Татар-информ» рассказал защитник казанского хоккейного клуба «Ак Барс» Альберт Яруллин.

«Не расстроен завершением плей-офф, так и должно было произойти»

Как можете прокомментировать ситуацию с досрочным завершением сезона в КХЛ?

Я считаю, что это необходимая мера, принятая руководством. Всё-таки есть дела поважнее, чем хоккей, чем спорт — это здоровье, здоровье людей, здоровье близких, здоровье окружающих. Поэтому, на мой взгляд, решение принято верное.

«Ак Барс» — единственный клуб, который выступил с подобной инициативой, как в команде обговаривался этот вопрос?

Понятно, что мы — рабочая сила и мы делаем то, что нам сказали. Но между собой обсуждали это. Опять же, Лига правильно сделала, что остановила чемпионат, потому что не понятно, когда закончится эпидемия вируса. Никто не может знать, ситуация станет лучше или хуже, а сидеть в ожидании… Пока лучше думать о здоровье окружающих.

Мы играем для болельщиков, мы — артисты. Если нет болельщиков, то в чем смысл игры? Да, «Динамо» и «Спартак» сыграли один такой матч. Но как это смотрелось со стороны? Я разговаривал с ребятами, которые принимали участие в этой игре, они сами говорил: «Как бы ты не настраивал себя на то, что это плей-офф, важная игра, когда выходишь на лёд, а трибуны пусты, то матч становится похож на тренировку».

Я, к сожалению, смог посмотреть только концовку того матча, но выглядело это действительно как предсезонный турнир или тренировка. Я ни в коем случае не хочу ничего сказать про настрой игроков обеих команд, но играть без болельщиков — просто дополнительная практика и отработка каких-то элементов игры.

По ходу сезона «Ак Барс» показывал неплохую игру, долгое время лидировал в чемпионате и был претендентом на Кубок Гагарина. Есть расстройство из-за отмены плей-офф?

Нет, я никогда ни о чём не расстраиваюсь. Раз так произошло, значит, так должно было произойти. Как верующий человек, я не могу думать о том, что бы случилось. Прошлое мы принимаем таким, какое оно есть.

Если чемпиона всё-таки будут выбирать и выберут по результатам регулярного чемпионата, то команда заняла второе место. Последний матч регулярки против «Автомобилиста» «Ак Барс» проиграл, а в случае победы взял бы Кубок Континента.

ЦСКА выиграл регулярку, значит, заслужил победу. Но случилось так, как случилось, мы проиграли «Автомобилисту», значит, в тот вечер они были сильнее. ЦСКА же набрал больше очков, так что всё справедливо.

Тогда не играл я, Станислав Галиев, но это запланированный момент — нас готовили под плей-офф, так как основная наша задача — победа в Кубке Гагарина. Тренерский штаб решил дать нам передохнуть и дать поиграть другим ребятам, чтобы была практика. И это было правильное решение, я считаю.

Нельзя сказать, что если б мы играли, то команда бы выиграла. Также и проиграть могли. Поэтому имеем то, что имеем.

Сейчас карантин, чем занимаетесь во время него?

Читаю книги, в основном на религиозную тематику. Тренироваться нельзя — залы закрыты. Придерживаюсь рекомендаций, сижу дома. Это ведь не шутки, все серьезно: количество заболевших растет, вирус, судя по статистике, только набирает обороты. Я думаю, нужно сделать всё, что рекомендуют врачи.

«Зинэтулла Билялетдинов — человек, который поспособствовал в формировании меня, как личности»

Сезон подошёл к концу, подведите его итоги для команды и для себя.

Если говорить о команде, то у нас собрались единомышленники. Мы знали свою цель и шли к ней всем коллективом. Начиная от руководителей и заканчивая персоналом, все шли к ней. Было понимание, что нужно сделать для того, чтобы забраться как можно выше. Конечно, мы думали о Кубке. Хоть по сезону у нас были и плохие моменты, но не было сильных провалов. В целом, не было таких команд, которые бы ровно прошли по сезону, но мы более-менее подобрались к этому.

У нас была сплоченность, хоть мы и притирались друг к другу по ходу чемпионата. Тем не менее, я думаю, можно занести этот сезон в актив.

Если говорить о личных итогах, то я не ставил каких-то конкретных целей перед сезоном. Но выходя на каждую игру, ты прогрессируешь, делаешь себя лучше. Где-то получалось, где-то — нет, но, как и сезон для команды, я также занесу его в плюс.

Команда значительно изменилась, по сравнению с прошлым сезоном: новый главный тренер, половина состава новичков.

Это и было главной загадкой: новая команда, мы должны были выстроить общение. Не бывает так, что собрались ребята и за день начали думать в одну сторону, понимать друг друга. Для этого нужны месяцы, годы. Поэтому, было интересно, как поведёт себя команда.

Если судить по итогам сезона, то у нас получилось сплотиться.

Вы поиграли под руководством Зинэтуллы Билялетдинова и Дмитрия Квартильнова. Можно ли их как-то сравнивать?

Я думаю, нет. Каждый специалист — личность, у каждого своё видение, свои цели. Хоть задача и одна — привести команду к Кубку Гагарина, пути её решения у каждого свои. Больших отличий я назвать не могу — например, в предсезонном турнире также был упор на физическое развитие. Сами упражнения немного изменились, но их смысл один.

Продолжаете поддерживать общение с Билялетдиновым?

Мы виделись, когда играли с ЦСКА. Пообщались. Вообще, Зинэтулла Хайдярович — человек, который поспособствовал в формировании меня, как личности. Потом как человека и только потом — как спортсмена. Мой детский тренер — Дюмин Александр Сергеевич, который меня поставил на коньки и научил азам хоккея также стал промежуточным звеном в моем обучении.

Каждый тренер, с которым я работал, что-то мне давал. Они многое для меня сделали, и я им очень благодарен.

Тем не менее, Зинэтулла Хайдярович — не просто спортивный тренер, с ним не обязательно общаться только на хоккейные темы. Для меня он был не только тренером, но и воспитателем. Я многое у него взял в процессе общения, он довольно сильный психолог. Общаться с ним очень интересно.

Чему-то уже научились от Дмитрия Квартальнова? Или прошло ещё слишком мало времени?

Под руководством Зинэтуллы Хайдяровича я провел девять лет, а под руководством Дмитрия Вячеславовича — год. В целом, у каждого есть чему поучиться и у Квартальнова в том числе. Он добивается своих целей, у него есть амбиции. Он не любит проигрывать и это очень хорошо. Но и из поражений он делает выводы и извлекает уроки.

Который год вы являетесь ключевым игроком «Ак Барса», с чем связана эта стабильность?

Просто выполняю свою работу, установки тренеров. Во время матча как-то не задумываешься о личных моментах, ты играешь на команду. Поставили тебя в другое звено — играешь там. Поставили тебя играть не в большинстве, а в меньшинстве — нельзя расстраиваться, нужно выходить и приносить пользу команде.

В этом сезоне вы в пятерке бомбардиров, в тройке ассистентов.

Да, такое не каждый год бывает. У меня не было такой задачи перед сезоном, я перед собой её не ставил. Задача была выиграть Кубок, делать то, что принесет пользу команде. Мне удалось приносить «Ак Барсу» очки, голы, и я старался продолжать.

Если завтра не будет это получаться, но будет получаться ловить на себя шайбу — буду ловить шайбу. Я готов делать всё, чтобы команда выиграла, всё, что принесет ей результат.

Для меня было важным довести шайбу до ворот, а дальше уже дело нападающих — проткнуть ее в ворота или подставить клюшку.

«Я не хотел, чтобы Эмиль Гарипов и Владимир Ткачев уходили из команды»

В этом сезоне команду покинули ваши друзья — Эмиль Гарипов и Владимир Ткачев. Как отнеслись к этому?

Я не хотел, чтобы они уходили. Мы очень близки. Но это — хоккей, и для дальнейшего развития их как игроков это было необходимо. Им нужно было сменить клуб. Вот взять Вову — он ушел в «Локомотив» и за 21 игру набрал 18 очков. Достойный результат.

У Эмиля была тяжелейшая травма, после которой он должен был играть, играть и играть. У меня тоже были длительные травмы и понимал, что необходима игровая практика, потому что тренировки — одно, а игры — совсем другое. Через них и нужно входить в ритм. Но за «Авангард» он провел много достойных игр, например, против нас в Балашихе. Да и плей-офф он закончил с лучшим показателем лиги (смеётся) (Гарипов принял участие в двух матчах, не пропустил ни одной шайбы — Ред.).

Я рад за друзей, что у них все пошло нормально. Опять-таки, если это случилось, значит, так должно было случиться. Это хоккей, спорт. Я все равно продолжаю с ними общаться.

Расскажите про «Сакал». Как пришла идея открыть барбершоп в Казани и как продолжать его вести с Гариповым, который теперь в «Авангарде»?

Мы сейчас играем в хоккей и боремся за трофеи. Но ведь это не вечно, каждой карьере приходит конец, и нужно как-то жить дальше. Поэтому мы с Эмилем и нашими братьями решили попробовать открыть барбершоп. Вроде, популярная сфера. Братья ведут заведение, получают из-за этого практику ведения бизнеса.

Но то, что Эмиль не в Казани, в этом проблем нет. Многие вопросы решаются по телефону, непосредственно личное присутствие не обязательно. У «Сакала» есть команда управляющих, с которыми мы двигаемся вперед. Но самые важные из них принимаются сообща. Мы приходим к одному мнению и двигаемся в этом направлении.

«Зебра переводится на „старый английский“ как black and white horse»

Владимир Ткачев рассказывал о вашем уникальном умении — говорить на «старом английском» языке.

(смеётся) Да, это язык, который знаю только я. Если я вам скажу, вы сразу поймете. Вот как будет по-английски летучая мышь?

Bat?

Это неправильно. На старый английский это переводится как fly mouse. У меня упрощенный английский, который может понять кто угодно. Black and white horse — вот тебе и зебра.

Сколько слов в вашем словаре?

Неизвестно, потому что он всегда пополняется.

С легионерами бывали диалоги на этом языке?

Азеведо нравится. Это легкое веселье, оно должно быть. Новички в этом сезоне тоже с юмором подошли, все смеются.

Когда в команде был Иржи Секач, я к этим английским словам добавлял «чко» и говорил, что знаю чешский язык. Но он почему-то не понимал меня (смеется).

«Потолок зарплат в КХЛ — это хорошо»

Через месяц заканчивается контракт с клубом, будете подписывать новый?

Сейчас такая ситуация, что непонятно ничего. Я ещё не думал о дальнейших планах. Скоро начнутся переговоры, но главный приоритет — остаться в родном клубе.

В КХЛ ввели потолок зарплат, как относитесь к нему?

Я считаю, это хорошо. Можно сделать лигу интереснее. В целом, направление выбрано хорошее — это уравнит команды, будет больше интересных переходов.

Умарк ушел из «Салавата» и будет получать в три раза меньше.

Во-первых, тут может сказаться курс рубля, поэтому не факт, что зарплата будет в три раза меньше. А во-вторых, он уезжает к семье, родным. Ему было тяжёло, другая страна, языковой барьер. Это нормально, я считаю.