«Это хорошо, что я стала четвертой». В Казани прошло возвращение в спорт Алии Мустафиной

Двукратная олимпийская чемпионка, трехкратная чемпионка мира в спортивной гимнастике Алия Мустафина вернулась в большой спорт после рождения дочери на казанском чемпионате России.

 В эксклюзивной беседе с корреспондентом ИА «Татар-информ» Алия объяснила, почему именно в Казани она решила вернуться на помост, говорит ли она на татарском и как долго еще намерена выступать на высшем уровне.

– Самый простой вопрос, сез татарча сойлэшэсезме?

– Нет.

– Спрашиваю потому, что и в художественной, и в спортивной гимнастике у нас в стране всегда на первых ролях были татарочки. Как вы думаете, это тенденция, стечение обстоятельств или природное предназначение? Усманова, Кабаева, Зарипова – список будет длинным.

– Говорят, что татарская кровь помогает. Хотя больше всего зависит от трудолюбия и таланта, чем от наличия татарской крови. Лежать на диване – и татарская кровь не поможет. Работа в первую очередь.

– Депутат Государственной думы Светлана Хоркина, знаменитая в недавнем прошлом гимнастка, научила вас общаться с брусьями, это ее любимый снаряд? Что с ними нужно делать, чтобы помогли – стукнуть, погладить, поцеловать?

– Не то, чтобы брусья у меня являются любимым упражнением, просто у меня лучше получается именно на этом снаряде. Но любимым я его назвать не могу. Тем не менее, у меня хорошая программа именно на брусьях.

– Ваш папа Фархат, бронзовый призер Олимпиады 1976 года в Монреале в греко-римской борьбе, объяснил вам, почему привел старшую дочь именно в секцию спортивной гимнастики, когда вам было 6 лет?

– Да, конечно, объяснил. Сразу сказал, что дочерям борца нужно идти либо в борьбу, либо в гимнастику. Папа говорил, что девочки драться не должны, поэтому мы с младшей сестрой Наилей пошли в гимнастику.

– И что, не дрались с сестрой?

– Конечно, дрались! Разнимали нас то папа, то мама, она у нас работает учительницей физики, – кто первый подоспеет.

– Как я понимаю, еще три года назад вы собирались бросить гимнастику, что в итоге заставило продолжить карьеру на помосте сейчас после рождения дочери?

– Интерес. Мне было очень интересно, каково это сделать после рождения ребенка. И вообще, реально ли это.

– Так реально?

– Да, реально. Я начала тренироваться в сентябре прошлого года, через три месяца после рождения Алисы. Начинала с нуля, не могла делать самые простые упражнения, которые делают дети. Но постепенно все вспомнила.

– Это ваш целенаправленный выбор, возвращаться на помост именно с чемпионата России?

– Да, это абсолютно обдуманный мной выбор. Единственное, что я не хотела выступать на всех снарядах, думала, выбрать только одно бревно. Но при подготовке к чемпионату России я подумала, что все-таки лучше будет подготовиться на всех снарядах, поскольку я всегда была «многоборкой». Так мне удобнее. Кроме того, к этому старту я знала, что в итоге немножко взбодрюсь. Поэтому мне дальше будет легче. И сегодняшнее четвертое место для меня даже очень хорошо. Да, обидно, что до третьего места не хватило на прыжке всего одной десятой балла, я сама была от себя в шоке, от того, как я выступаю здесь, в Казани на чемпионате России. Но таких падений будет еще миллион. А здесь единственное падение у меня получилось на прыжке, потому что тренировать его я стала в последнюю очередь, уже здесь, в Казани. В итоге сработал старый принцип, все, что ни случается, – к лучшему!

– Ставите перед собой какое-то определенное количество титулов, времени в продолжение спортивной карьеры?

– Нет. Я никогда не ставила перед собой каких-то конкретных целей. Все покажет время, оно все покажет, будь, что будет.

– Тем не менее, для любого спортсмена вершиной карьеры являются выступления на Олимпиаде. В Лондоне и Рио-де-Жанейро вы выступили, взяли две золотые медали, следующая олимпиада в Токио в 2020 году, думаете там выступить?

– Естественно, очень хочу выступить и на третьей своей Олимпиаде.

– Чем вам запомнилось соревнование с американскими гимнастками в Рио, где они взяли большинство медалей?

– Запомнилось тем, что американки были недосягаемыми для нас в принципе. И за первое место, кроме них, никто уже не боролся. Второе место было, грубо говоря, потолком для нас. Это мое мнение, они были просто сильнее нас. Подошло у американок такое яркое поколение гимнасток. Собрались такие топовые спортсменки, очень сильные.

– Видел в вашем инстаграме ваше фото на коньках, это увлечение?

– Если вы имеете в виду риск получить травму, то таковой есть и при обычной ходьбе по земле. Просто нужно кататься с головой, аккуратно и тогда все будет нормально. Тем паче, что я очень редко встаю на коньки, даже крайне редко, может быть, раз в два года. Я умею просто ехать на коньках.

– Есть у вас фото и во время хоккейного матча, нравится хоккей?

– Да, как и футбол. Вот на таких играх я бываю часто, болею за московский «Спартак». Мне нравится менять атмосферу, нравится окунуться в болельщицкую среду, бывать на фанатских трибунах. Почувствовать пульс игры, это настолько сильно запоминается. Заходишь на трибуну во время игры и сразу окунаешься в ее атмосферу. Это огромный комок энергии. Это просто непередаваемо. Мне это очень нравится хотя бы потому, что у меня там голова отдыхает. Я меняю свои увлечения и заряжаюсь просто сумасшедшей энергией.

– А какую энергию вы получаете от кошек, я видел ваши фото с рыжим и черным котиками?

– Да, это мои домашние питомцы, я живу на два дома, и они в каждом из них. Обе кошки. Я очень люблю кошек. Это приятная живая игрушка.

– Вернемся в гимнастический зал. У вас есть среди таковых любимый, как вам казанский Центр гимнастики?

– Вот здесь в Казани мне очень комфортно. Я здесь выступала и на Чемпионате России, и на Универсиаде. Здесь очень удобно. Мне нравятся здешние снаряды. Они абсолютно новые, а мы тренируемся на привычных, постоянных снарядах. Это даже хорошо для нас. Потому что и в международных соревнованиях мы выступаем на новых, незнакомых снарядах, хотя к казанским мы уже привыкаем, пообвыклись. Если в первый день они были скользкими настолько, что на них можно было кататься, как на коньках, то сегодня все было уже абсолютно нормально.

– Вам 23 года, рядом с вами порой просто дети, как вы себя ощущаете рядом с намного более молодыми коллегами?

– Да мы все на одной волне, если брать сборную страны. У нас нет такого сильного различия, в том числе и по возрасту. И какая разница, что кому-то из нас 18 лет, а мне 23? Тем более что и зрителям это совершенно неинтересно. И темы для общения у нас всегда одинаковые, ведь мы, грубо говоря, живем вместе. Увлечения поэтому одинаковые.