Елена Чернышова: Игрок должен быть с характером и где-то хулиганом

Елена Чернышова — единственная лицензированная девушка-агент, работающая на мужском волейбольном рынке России. Насколько сложно вести бизнес в мужской игре? Какие зарплаты у ведущих волейболистов в России? И зачем однажды ей пришлось нанимать охрану? Об этом и многом другом — в интервью агента для «Татар-информ».
— Елена, как вы пришли к работе агента?— Связать свою жизнь с волейболом не было решением одного вечера или каким-то спонтанным. Волейболом я занималась с детства. Был опыт игры в казанской волейбольной команде «Экономист», когда она была единственным профессиональным женским волейбольным клубом в Татарстане. В дальнейшем, знакомство с баскетбольными агентами повлияло на выбор моей профессии. Меня такая работа очень заинтересовала. Наблюдая за тем, как ведётся работа агента в баскетболе с игроками, с клубами, с тренерами, я на этом примере, тоже, задумала открыть своё волейбольное агентство. Первый трансфер с моим участием, в качестве агента состоялся в 2008 году — это был переход Дмитрия Шестака в «Белогорье».— Как вы заявили о себе на волейбольном рынке, и как находили первых клиентов?— Когда я открыла своё агентство, первыми моими действиями были звонки моим друзьям-волейболистам. Некоторые из них тогда согласились, чтобы я представляла их интересы. В первое время у меня была возможность работать только с игроками, имена которых уже знали. Тогда у меня практически не было знакомств и связей в волейбольном мире. Все это нарабатывалось годами. В 2009 году получилось вернуть игрока-пляжника Станислава Еремина обратно в классический волейбол. В следующем году при моем участии был оформлен переход Константина Порошина в кемеровский «Кузбасс», а Диму Красикова мы подписали в «Факел» из Нового Уренгоя. Это были классные волейболисты, с которыми я в эту сферу, можно сказать, ворвалась и заявила о себе. Игроки же постоянно общаются между собой и так, посредством «сарафанного радио» обо мне начали узнавать.— Кто сейчас является основными клиентами вашей компании?— Работа сейчас ведется в нескольких лигах сразу: молодёжной, высшей лиге «А», а также в Суперлиге. Игроков достаточно много, среди которых есть особенно перспективные молодые волейболисты. Мы стараемся помогать молодым талантам раскрыться, для этого важно попасть в хорошую команду и к хорошему тренеру.— Какие команды в российском волейболе можно сейчас отнести к топовым, в том числе и по финансам?— Кемеровский «Кузбасс», оба «Зенита» — казанский и питерский, новосибирский «Локомотив», «Факел» из Нового Уренгоя, московское «Динамо», «Белогорье» из Белгорода.— Кто ваши знаковые клиенты из числа молодых игроков? — Это те, кто сейчас играет в Суперлиге. Могу выделить двоих. Диагональный Егор Сиденко из белгородского «Белогорья», ему только недавно исполнилось 20 лет. В прошлом сезоне Егор вместе с командой уже стал обладателем Кубка вызова ЕКВ (европейский клубный турнир — аналог футбольного Кубка УЕФА — Ред.). Центральный блокирующий Максим Космин — наш татарстанец, волейболист из Альметьевска. Сейчас играет в команде «ЮГРА-Самотлор» в городе Нижневартовск. Максим — воспитанник системы казанского «Зенита», начинавший играть в молодежной команде «Зенит-УОР». В 2017 году он окончил казанское училище Олимпийского резерва и у него закончился трудовой договор с молодежной командой. Тогда и состоялся его переход в Нижневартовск. По новому регламенту, который вступил в силу в этом сезоне, лицензия Максима будет закреплена за клубом «ЮГРА-Самотлор».— Кто основные игроки на агентской волейбольном рынке в России? Кто ваши конкуренты?— Мои конкуренты — исключительно сильные мужчины. На самом деле это открытая информация: на сайте Всероссийской федерации волейбола есть список из десяти лицензированных агентов. Сейчас клубы сами стараются готовить игроков для своей основной команды и в связи с этим появились, так скажем, свои «домашние» агенты. Они подписывают абсолютно всех молодых игроков из системы клуба. Их могу назвать самыми неудобными конкурентами.— Вы работаете с иностранными игроками? — Иностранцы приезжают к нам через иностранных агентов, со многими из них я знакома лично, поддерживаем приятельские взаимоотношения, но пока вместе не работаем.— Вы ведете дела волейболисток? Или ваши клиенты — только игроки-мужчины? — С волейболистками я не работаю совсем. Многие знают, что директором в женском клубе «Динамо-Казань» работает мой замечательный отец, который всегда помогает мне мудрым советом. Именно отец научил меня рано вставать, много работать и ничего не бояться. За что ему огромное спасибо. Мы давно решили разделиться, а с девочками-волейболистками я близко дружу. Можно в соцсетях видеть наши совместные фотографии.— Тем не менее, что вы знаете о переходе Бетании Де Ла Круз в «Динамо-Казань»?— Разве что со слов моего отца знаю, что трансфер этой именитой волейболистки, которая является капитаном сборной Доминиканы по волейболу, был одним из самых сложных и трудных за всю историю клуба. Главное, что переход состоялся, Казань добилась игрока и получила усиление. На самом деле, мой отец так же и про переход Гамовой говорил, и про Дель Коре, и про Ларсен, ну вы понимаете. Так что будем надеяться, что это предвестник хороших выступлений «Динамо-Казань», потому что за этот клуб я болею и безусловно всей душой желаю успехов.— Трудно ли агенту-женщине вести дела игроков-мужчин?— Может быть и трудно, но как вы знаете трудности закаляют. Легких путей я никогда не искала, всегда искала правильные пути. На сегодняшний день главную роль играет имя и репутация агента, а не название агентства и тем более не половая принадлежность.— Вспомните интересный или возможно курьёзный случай, который пришлось «разруливать» как агенту?— Это было достаточно давно, в первые годы работы. В какой-то момент, когда я уже обросла связями, у меня получилось найти для одного своего друга-волейболиста классное предложение: переход в Суперлигу из высшей лиги примерно с пятикратным увеличением зарплаты. И тут выяснилось, что его бывший агент в начале сезона подсунул ему дополнительное соглашение, в котором были премиальные за какую-то победу и также пункт о продлении договора еще на 1 год мелким шрифтом, которое игрок, не глядя, подписал. Надо было быстро и без огласки решать эту проблему. Ведь если старый клуб узнает об интересе к игроку, то естественно запросит серьезный выкуп контракта — для нас это было равно потере предложения. Несколько дней подряд мы разговаривали с этим агентом на повышенных тонах, в мой адрес звучали угрозы. В результате я договорилась выкупить это дополнительное соглашение у этого агента за весьма солидную сумму наличными. Мы назначили встречу в Москве, и мне пришлось нанимать охрану — настолько серьезной и нервной была обстановка. В итоге документы оказались у нас на руках и игрок уже без препятствий перешел в новый клуб.— У таких гигантов индустрии, как IMG, Octagon, Wasserman, которые ведут дела известных футболистов, хоккеистов, баскетболистов, теннисистов — есть ли у них есть клиенты-волейболисты?— Насколько я знаю, нет. Они не делают упор на этот вид спорта, потому что те деньги, которые крутятся и в российском, и в мировом волейболе не интересуют компании-монстры ни с точки зрения популярности волейбола, ни с точки зрения инвестиций клубов и спонсоров. Но я желаю российскому волейболу, чтобы у нас были такие финансы, которые заинтересовали бы эти компании прийти сюда к нам. Это было бы замечательно.— Вы наверняка знаете, какую зарплату получают ведущие игроки в российском чемпионате — легионеры и россияне?— Могу сказать, что недавно в прессе появилась информация о том, что питерский «Зенит» сделал предложение Леону на два миллиона евро за сезон. И если этот трансфер состоится, то, на мой взгляд, эта сумма будет на сегодняшний день самой высокой зарплатой не только в российском, но и, в мировом волейболе. У меня пока нет игроков уровня основной сборной России, но то, какая у них заработная плата, зависит от многих факторов и нюансов. Насколько мне известно, приблизительный диапазон заработной платы игроков топ-уровня от трехсот до восьмисот тысяч евро.— В России заметен волейбольный бум? С вашей точки зрения, игра становится более популярной? — Конечно, популярность волейбола сейчас сильно растёт. Взять самый простой пример: увеличение количества трансляций. Волейбол стали чаще показывать по телевидению, а в интернете вообще можно практически все матчи смотреть, разных лиг, разных уровней. Кроме того, в 2022 году Россия принимает чемпионат мира по волейболу, игры которого, конечно же, пройдут и в Казани. Безусловно, в преддверии чемпионата мира Всероссийская федерация волейбола, клубы и регионы прикладывают максимальные усилия для того, чтобы популяризировать волейбол. Уверена, что на матчах нашей сборной во время чемпионата мира, на трибунах не будет свободных мест.— Что важнее для агента: вживую видеть игру потенциального клиента, либо изучать статистику, смотреть онлайн-трансляции?— Важно все: важно владеть профессиональной информацией об игроке, общаться с ним, следить за его карьерой, знать психологию, характер. Мелочей не бывает.— Со скольких лет молодому игроку можно подписывать контракт?— С четырнадцати лет юридически возможен трудовой договор у любого гражданина РФ, в том числе и спортсмена. Но у меня таких молодых клиентов нет. Самому молодому моему волейболисту — 16 лет. Агентское соглашение подписано с согласия родителей. Молодые игроки часто сталкиваются не только с юридическими сложностями, но и с психологическими. У них и, тем более, у их родителей есть определенные ожидания от соглашения с клубом. Поэтому, чтобы не было разочарований, при составлении договора спортсмена любого уровня мы, вместе с группой опытных юристов, изучаем каждый пункт.— Какой процент комиссионных берёт агент в волейболе, и от чего он берётся — от контракт игрока, либо от суммы трансфера?— Это индивидуально, ведь каждый игрок и случай его перехода уникален. Всё зависит от ситуаций, где-то клуб может диктовать условия, где-то агент. Если ты зарабатываешь в районе 5-10% от контракта спортсмена, это считается очень хорошо.— А платит эти комиссионные клуб или игрок?— Есть игроки, за которых платит клуб, а есть игроки, которые сами за себя платят. Все индивидуально.— С кем вы лучше будете иметь дело: с талантливым игроком с проблемным характером, у которого есть репутация скандалиста, или подпишите менее одаренного игрока, но зато не хулигана? — Никогда не выбираю по таким критериям, но слышала, что, по мнению некоторых тренеров, из хулиганов как раз вырастают звёзды высокого уровня. К счастью, среди моих клиентов такие присутствуют и время покажет, правы те тренеры или нет. На мой взгляд, игрок должен быть с характером и где-то хулиганом, но это не должно быть в ущерб целям, которые мы ставим в волейболе. Ситуации бывают разные, но я как агент всегда на стороне своего игрока.