Бои вокруг смешанных единоборств: о чем договорились президент международной компании M-1 Вадим Финкельштейн и UFC

Всю последнюю неделю интернет-пространство просто истерило на тему создания промоушенами ММА UFC и M-1 Global, при поддержке Российско-китайского инвестиционного фонда и фонда Mubadala Investment Company (Международный инвестиционный фонд из Объединенных Арабских Эмиратов), совместной компании по развитию смешанных единоборств в России UFC Russia.

Новостные заголовки утверждают, что UFC убирает российские лиги ACB и FIGHT NIGHTS, российские ММА в кризисе, а FIGHT NIGHTS и ACB тонут. Подогрело сложившуюся ситуацию еще и то, что в это же время ведущие российские компании по развитию смешанных единоборств стали отменять свои турниры. Лига FIGHT NIGHTS GLOBAL не провела дебютный турнир в Бразилии, как говорят из-за недостатка финансирования. Промоушен ACB на сегодняшний день дал отбой по трем турнирам – в Лондоне, в Казани и на Кипре. В довершении всего многие ведущие бойцы этих лиг Расул Мирзаев, Никита Крылов, Виталий Минаков, Сергей Павлович либо переходили в другие компании, либо заявили себя свободными агентами.

Что бы хоть как-то прояснить сложившуюся в российских ММА ситуацию и разобраться в куче информационного мусора, корреспондент ИА «Татар-информ, при содействии Федерации смешанного боевого единоборства MMA РТ, связался с президентом международной компании M-1 Global Вадимом Финкельштейном, который и разложил все пункты договора UFC и М 1, что называется, по полочкам.

– Разъясните, будет ли вновь созданная организация UFC RUSSIA, которая должна заняться продвижением бренда UFC в России и СНГ и подбором бойцов, фармлигой UFC?

– Все это изначально неправильно сформулировано. M-1 Global и UFC – это две разные компании. И мы не занимаемся подбором бойцов для американского промоушена. М-1 и без UFC серьезная компания с хорошей селекцией бойцов. Много топовых файтеров начинали у нас, и выходцы нашей лиги, в том числе и Хабиб Нурмагомедов. Все эти высказывания, что мы теперь фармлига UFC – бред полнейший.

Единственное, что у нас есть, – это партнерское соглашение о том, что наши чемпионы, которые защитили хотя бы один раз титул, автоматически получают предложение от UFC. Конечно, они могут отказаться, но, если они заключают контракт и становятся бойцами UFC, все равно мы имеем право сделать два боя в год с их участием на своих турнирах. Это самое главное наше достижение в этом партнерстве. И мы единственная организация в мире, к которой UFC отнеслось с таким доверием и предложило подобную сделку. И мы заслужили это доверие.

Очень много организаций, развивающих ММА, просто делают своих внутренних чемпионов. Наши чемпионы – лучшие, это уже проверено временем. И те ребята, которые перешли из М-1 в UFC, практически все – топовые бойцы. Спортсмены, которые приходили в рейдж UFC из других лиг, пришли, проиграли, ушли. Хотя были у себя якобы непобедимыми. И организаторы UFC это видят и анализируют эту ситуацию, откуда и кого к ним привозят.

Никаких бойцов специально отбирать для UFC не будем. Мы будем проводить консультации по некоторым организационным вопросам, которые у них возникнут, это да. А вопросы могут возникнуть совершенно разного плана: судейство, организация, продажа билетов, реклама. В этом мы им будем помогать. UFC совместно с Фондом прямых инвестиций, который финансирует Китайская компания, создали UFC Russia, а мы являемся просто их партнерами. На этом все.

– Есть много сторонников версии того, что UFC, войдя на наш рынок, фактически убьет развитие российских организации ACB и FIGHT NIGHTS.

–Почему оно их убьет? Это глупость. То, что сейчас начались финансовые проблемы у Fight Nights u ACB, какое UFC к этому имеет отношение? Бойцы разбегаются из лиг только потому, что те промоутеры, которые предложили им определенные условия, просто не могут выполнить свои обязательства. Если у них срываются турниры, бойцы остаются без работы и просто вынуждены искать себе другие лиги. И кто в этом виноват? Опять UFC? У меня за свои 21 год тоже были различные ситуации, когда и не хватало финансирования и отменялись турниры. Пережил. Поэтому я не думаю, что эта ситуация для Fight Nights u ACB – конец света. Это все временное явление, и они будут работать, может, не с таким гонором и капиталом. Наверняка сократят количество турниров, но от этого индустрия не умрет, поверьте.

Я скажу больше, наоборот, UFC только добавит популярности смешанным единоборствам в России. Люди больше будут этим интересоваться. Тот, кто много денег вкладывает в эту индустрию, будет несомненно ее развивать. На первый сентябрьский турнир UFC в Москве практически все билеты проданы. Это что-то значит или нет? Люди придут, посмотрят и увидят, что российские бойцы, выступающие в наших промоушенах в принципе-то ничем не хуже. Понятно, что UFC – это старый раскрученный бренд, в котором собраны лучшие бойцы из всех мировых лиг, но на сегодня уровень бойцов, которые принимают участия в боях M-1, ничуть не хуже.



– Что все-таки было для вас первостепенно при заключении партнерства – возможность дополнительного финансирования или возможность бойцов М-1 выйти на ринги UFC, и будет ли сохранен бренд и турниры под маркой M-1 Global?

– Мы пытаемся сделать так, чтобы наша компания была рентабельной, что в этом плохого? Для того, чтобы лига UFC стала приносить доход, была построена целая серия вспомогательной структуры: свое телевиденье, контракты с другими телеканалами, организационный штаб, спонсоры, бойцы под контрактом – это целая индустрия. Мы пытаемся идти по тому же пути. Правда, мы живем несколько в разных реальностях. Например, телевидение в США платит по контракту деньги за трансляции – до 1, 5 миллиардов долларов, а у нас с Матч-ТВ не выжмешь ни копейки. Хотя вот UFC они платят. И понятно, что и бойцы UFC получают совсем другие деньги, хотя уровень бойцов у нас не хуже, по крайней мере, чемпионов. А на данный момент мы, являемся энтузиастами, которые тратят на него свои деньги, силы, свое время.