Трехмесячная задержка зарплаты и причины неудачного сезона: защитник «Рубина» Егор Сорокин о сложном периоде для казанского клуба

Защитник казанского «Рубина» наколотил в ворота соперников в РПЛ шесть мячей, что является лучшим показателем среди игроков его позиции во всей лиге. Об известности, задержках зарплаты и провальном для клуба сезоне Егор Сорокин рассказал корреспонденту ИА «Татар-информ».
Вы уже закрепились в основном составе команды, вы на рекламных щитах, на биллбордах. Вас узнают на улицах?

– Нечасто. Иногда, бывает, узнают, но я не чувствую себя знаменитостью, потому что узнает, наверное, один человек из десяти. Либо просто спрашивают фотографию, либо желают удачи и говорят: «Молодец!». 

Вам нравится это внимание? Хотелось бы больше?

– Конечно, нравится, и хотелось бы больше, потому что всё-таки поддержка в городе, где за тебя переживают и следят за тобой, очень подбадривает. Начинаешь чувствовать себя настоящим футболистом. Я был в Казахстане, в Актобе, это довольно футбольный город. Вот там девять из десяти людей узнают и подойдут, даже если команда выступает не очень хорошо. Они всегда поддерживают, не говорят гадостей. У меня был единственный такой опыт. В Нижнекамске, кстати, футбол не особо любят и не следят за ним. Может, потому что команда не показывала особо больших результатов. А так, конечно, хотелось бы, чтобы чуть-чуть побольше узнавали, но для этого нужно прикладывать максимум усилий, чтобы у команды были какие-то результаты. Нужно занимать в клубе одну из ведущих ролей, чтобы при слове «Рубин» узнавали именно тебя. Тем не менее, когда ко мне подходит болельщик, я не задираю нос, с радостью сфотографируюсь. Спокойно к этому отношусь.

Чем вы занимаетесь в свободное от футбола время? Есть какое-то хобби?

– Футбол – мое хобби, мое любимое дело, поэтому я не могу назвать его своей работой. Я увлечен, и мне нравится это. А в свободное время могу в кино сходить, прогуляться в парке, посидеть в каком-нибудь кафе с родными или с друзьями. 

Может быть, после матча приходите домой и вяжете, например, или из бисера плетете?

– После игр я обычно смотрю телевизор, потому что сразу заснуть тяжело (смеется). Если игра вечером, то засыпаешь часа в три. Зависит еще от результата, от своей игры: если матч сложился провально или команда проиграла, то это переносится немного тяжелее, чем победа. Бывают даже такие дни, что прихожу после матча вечером поздно, включаю телевизор, а там идет наша игра. Поэтому смотрю, анализирую, не выключаюсь. А бывает наоборот – удается полностью абстрагироваться, и я провожу время с женой, общаюсь с родителями – ее и моими. 



«Мне не нравится слово “бомбардир“, забивать должен нападающий»

В этом сезоне вы забили уже шесть мячей, являетесь лучшим бомбардиром клуба. Как вы считаете, это вообще нормально, что лучший бомбардир «Рубина» – центральный защитник?

– Так сложились обстоятельства. Но мне не особо нравится слово «бомбардир», если честно, потому что центральный защитник не вяжется с бомбардиром, забивать должен нападающий. Раньше у нас был Сердар Азмун, у которого было достаточное количество мячей, но теперь он в «Зените», теперь он забивает за них. Сложно что-то комментировать, но я рад своей результативности, рад, что приношу пользу команде.

– Если не бомбардир, может, вас тогда называть голеадором? Центральный защитник – голеадор. 

– Нет, просто Егор Сорокин (смеется).

Относительно Азмуна. Он полгода как перешел в «Зенит», но даже после ухода долгое время был вторым лучшим бомбардиром «Рубина». Почему так, что случилось с атакующей линией? 

– Сейчас Дима Полоз тоже в гонке бомбардиров, он и пенальти забил с «Оренбургом», и до этого у него моменты были. У наших нападающих просто не всегда получается в финальной стадии атаки, возможно, где-то не хватает концентрации или чуть-чуть везения. Тем более мы не так часто играем первым номером с соперниками. Из-за этого приходится много обороняться, и нападающий выполняет большую работу в обороне. Надеюсь, голы будут.



 Судя по статистике, большая часть ваших голов приходится на промежуток с 75-й по 90-ю минуту. Почему так получается? Лучшая физическая подготовка?

– Да нет, я бы так не сказал. Мне говорили, что нужно идти вперед, потому что, например, больше нет замен, но нужен высокий человек, способный зацепиться за мяч, выиграть верховую борьбу у центральных защитников, или чтобы было больше давления, потому что в конце матча оно очень часто дает результат. Взять даже эпизод из последней игры со «Спартаком». Мне сказали сыграть впереди для давления, создания моментов. Потому что когда цепляешься за эти мячи, то нашим полузащитникам и нападающим становится легче, впереди больше вариантов атаки. А вот с «Уралом» я тоже пошел вперед, но забить не получилось. Тогда в целом у команды ничего не получилось. 

Все остальные голы – это стандарты, и я рад, что после их исполнения получается забивать, потому что это очень важный элемент в футболе. Можно отыграть не очень хорошую игру, но при этом забить со стандарта и выиграть. И никто ничего не скажет. Понятно, что внутри команды ты будешь разбирать свою не совсем хорошую игру, но болельщикам ведь тоже важен результат, они будут довольны, что команда выиграла. 

Чувствуется ли персональная опека соперников под конец матча?

– Я думаю, что, наверное, когда я забил пятый или шестой гол, тренеры соперников говорили: «Внимательнее с ними сыграйте». Однако в целом я не чувствовал себя как Лионель Месси, у которого вчетвером отбирают мяч (смеется). Поэтому не ощущал такого, что вокруг меня какое-то кольцо или что-то в этом роде. 



«Олег Кузьмин убил в себе игрока и берет всё самое лучшее от тренеров “Рубина“»

В начале и середине этого сезона появилась тактика подачи, при которой очень много людей концентрировалось во вратарской зоне. Тактика приносила результат, но сейчас от нее отказались. Что изменилось? 

– Сложно сказать. Может, то, что Виталия Кафанова рядом с нами нет (один из членов тренерской бригады Курбана Бердыева перешел в «Ростов» – прим. ред.). Это тоже оставляет свой отпечаток, потому что он знал очень много тонкостей стандартов. Это человек с большим опытом, и он очень много вкладывал стандарты. Нынешний тренерский штат, который занимается стандартами, тоже в это очень много вкладывает, но пока подачи не идут. Возможно, потому что у нас стало меньше опасностей возле чужих ворот, вообще с угловых в целом. 

Почему так получается, что со стандартов команда может забивать, а с игры – нет?

– Потому что большую часть игры мы проводим в обороне, на всю команду ложится очень много ответственности. Мы пробегаем очень большой километраж, тратим очень много сил, в некоторых играх отталкиваемся от команды соперника и в каких-то моментах играем вторым номером, но при этом не отдаем инициативу и ждем какой-то ошибки для организации собственных позиционных атак. Получается так, что забивать со стандартов – козырь «Рубина», и он всегда был, даже в «Ростове» при Курбане Бердыеве и Кафанове стандарты тоже были очень опасны. Со стандартов, мне кажется, можно целый матч выиграть. 

Как изменилась игра «Рубина» после ухода Кафанова?

– В целом она не изменилась, потому что люди остались те же, просто во вратарской линии, наверное, изменения произошли. Я никогда не лезу туда, ведь вратари – это отдельная каста, особо не общался с ними на эту тему. В общем, ничего не изменилось ни в команде, ни в игре. Жизнь продолжается, он ушел, а мы работаем дальше, приносим свою пользу клубу «Рубин».



Сейчас в команду пришел Олег Кузьмин, которой работает именно с обороной. Что он привнес в игру?

– Он подсказывает абсолютно всем, по большей части это молодых ребят касается, какое-то свое видение игры, объясняет, как бы он поступил в определенном моменте. Потому что всю свою футбольную карьеру он уже отыграл, и отыграл очень много игр. У него есть определенный багаж, определенный опыт, и он этим опытом делится – как со старшими, так и с молодыми. Также он разбирает очень много стандартов, очень много работает над этим, и у него начинает получаться. Он был очень рад, когда мы с той же «Уфой» забили. Чувствуется, что он работает, что он тоже приносит пользу клубу, работает в нужном направлении для команды. Когда-то получается, когда-то нет, как в матче с «Локомотивом», где мы в первый раз пропустили со стандарта. Такое бывает, это просто стечение обстоятельств, однако нельзя проводить параллель, что ушел Кафанов и мы пропустили со стандарта, потому что каждая команда может пропустить со стандарта. Каждый тренирует этот элемент, каждая команда использует его как свое оружие. В целом Олег Кузьмин – очень опытный специалист как футболист и начинающий как тренер. Надеюсь, у него всё будет хорошо, ведь он очень много работает и вкладывает, чтобы у него получилось в тренерской деятельности, чтобы он был успешным.

Как он работает? Он может донести игрокам, что нужно делать, или показывает на примере, чтобы было проще?

– Он в основном доносит футболистам. После завершения игрового момента, упражнения, он может подойти и сказать: «Ты оборонялся вот так, а нужно немножко иначе». Или подсказать, когда идет направление атаки, что лучше его поменять, потому что тут много народа. Такие мелочи, что нужно первый мяч играть, чтобы мяч не ударялся о землю. Много нюансов, и он их знает. Он может подойти перед теорией и сказать: «Ребята, вы будьте со стандартами внимательнее, потому что очень опасно, у соперника очень много высоких футболистов, сконцентрируйтесь при стандартах, чтобы никаких проблем не случилось». 

Когда «Монако» тренировал Тьерри Анри, у него не получалось объяснять игрокам, что нужно делать, и он брал мяч и показывал на себе. Удалось ли Кузьмину убить в себе игрока?

– Да. Он берет пример с тренерского штаба, с других тренеров, берет у всех плюсы, но также он прошел обучение. Когда он учился, возможно, ему объясняли, как правильно доносить до футболистов определенные вещи. 



 «Зарплату задерживали по три-четыре месяца, нужно было просто потерпеть»

По ходу этого сезона «Рубин» испытывал серьезные материальные трудности. Они как-то сказались на вас?

– Нет, не сказались. Все были сосредоточены на работе, потому что нас заверили, что всё будет выплачено, но постепенно. Да, может, где-то возникали какие-то вопросы, спрашивали, когда будут выплаты, но в целом трудностей я не чувствовал и был уверен, что Казань и Татарстан обязательно помогут и всё будет нормально. 

Лично у вас задержки насколько были сильными? Потому что, насколько известно, голкипер Сослан Джанаев и защитник Федор Кудряшов покинули клуб в межсезонье из-за того, что задержки были  слишком долгими.

– Я не скажу, что у меня они были большие. Как у всех – по три, по четыре месяца. В этом нет ничего такого, просто получилось, что у футбольного клуба «Рубин» возникли такие трудности. Просто было нужно немножко потерпеть.

Уход из команды Джанаева, Кудряшова, Азмуна, материальные проблемы – это как-то сказывалось на игроках? Не на игре, а именно на психологии?

– Футболисты – профессионалы, и я со стороны не замечал, чтобы кто-то был недоволен. Они знают, что если сегодня ты тренируешься не очень или весь недельный цикл ты будешь тренироваться не очень, то тебя вообще могут не поставить на игру. Люди же не только в Казани смотрят футбол, но и по России в целом, кто-то за тебя в другом городе переживает, может, какие-то специалисты приехали на тебя посмотреть, а футболист вышел, всю неделю плохо тренировался, потому что ему не платили, и плохо отыграл. Потом будут говорить, что игрок сбавляет. 

Каждый старается тренироваться и выкладываться по максимуму, чтобы показать себя. Каждый футболист хочет, чтобы про него не говорили, что он уже не тот, кто был раньше, он старается, чтобы про него говорили только хорошее, что он добивается каких-то успехов.

Чуть больше, чем месяц назад, вы приобрели новый Mercedes. Как он? Вопрос специально идет после темы финансов.

– Я заказал автомобиль еще до того, как вышла новость о том, что «Рубин» погасил долги, просто так сложилось…

Одобрили кредит?

– Нет (смеется). Просто такое стечение обстоятельств, что вышла новость о выплате долгов и меня просто попросили сфотографироваться в автосалоне с формулировкой: «У нас игрок “Рубина“ покупает машину». Я без задней мысли сказал: «Да, конечно, без проблем».



«Если перед командой большие задачи, то нужно большое усиление. У нас его не было»

Этот год, 2019-й, в целом для «Рубина» складывается не очень удачно – всего одна победа над «Оренбургом». В чём причина, что случилось с командой после зимних каникул?

– Определенная группа футболистов покинула клуб, и я думаю, что это тоже сыграло свою роль. Не хочу никого обижать, но если ставятся большие задачи, то нужно и какое-то большое усиление. Однако в трансферное окно, очевидно, значимых усилений не было. Предполагалось, что будет сложно играть весну, потому что мы не использовали свой шанс, не взяли очки с «Енисеем», когда играли в большинстве, и вот после этого, думаю, нам стало тяжеловато. Потом началось давление из-за близости зоны стыковых матчей, игра не очень хорошо складывалась, мы не могли поймать определенный ритм. Чтобы наша заряженность была не перепадами, а стабильно. С чем это связано, мне сложно сказать. 

До нового года «Рубин» находился в верхушке турнирной таблицы и мог бороться за еврокубки. Не участвовал бы в них, но всё равно. А потом внезапно наступил спад.

– Я думаю, сезон закончится, и тренерский штаб проанализирует, что было сделано правильно, что нет, кто поступал правильно, кто нет. И в целом футболист для себя должен проанализировать уже после сезона, какую пользу он принес, вырос ли как игрок за сезон, что сделал и где мог сделать больше, и где у него был спад определенный. Каждый будет думать и двигаться дальше вперед, потому что такой вот сезон у «Рубина» выдался – не очень удачный.

Относительно вашей фразы о том, что в межсезонье не очень хорошо удалось усилиться на трансферном рынке. Мне кажется где-то из-за этого плачет один Башкиров. 

– Я никого не хочу обидеть (смеется), просто «Рубин» – такой клуб, который всегда усиливался достаточно квалифицированными футболистами – Домингесом, Жонатасом. Сейчас тоже квалифицированные футболисты пришли. Это Рома Акбашев, который ждет шанса и тренируется, Женя Башкиров, который играет и выполняет большой объем работы. Может, не хватает где-то мастерства в нашей команде. Может, если бы оно было на более высоком уровне, мы были бы в выигрыше. 



«Были разговоры о моем переходе в ”Зенит”, но я решил остаться в Казани»

«Рубин» уже довольно давно стал неким плацдармом, базой для «Зенита», который приходит и забирает отсюда самых лучших футболистов. К вам питерцы уже обращались? 

– Да, обращались, я разговаривал зимой. Так получилось, что я остался в «Рубине». Мне даже больше нечего сказать, потому что очень явной заинтересованности я не увидел от клуба «Зенит».

То есть это было ваше желание остаться?

– Да, я хотел провести полностью сезон в «Рубине», играть больше. Вроде как отыграл полсезона, и вот думаешь: «Ну, всё, я готов к чему-то большему». А вот проведи весь сезон полностью, никуда не дергайся, тебе же лучше будет. Перейду вот я в другой клуб в межсезонье, мне потребуется адаптация, мне нужно будет привыкнуть к требованиям нового тренера, зарекомендовать себя в клубе. На это нужно определенное время, а у меня его не было. Я хотел полностью провести сезон, чтобы посмотреть на его результаты – вырасту я как футболист или останусь на том же уровне. В целом я не жалею, что остался, потому что здесь регулярная игровая практика, иногда получается помогать команде своими мячами, я приобретаю уверенность, набираю игры, получаю в них определенный опыт. И это очень большой плюс на данный момент в моей футбольной карьере. 

Сезон уже практически завершился. Что будете делать, когда произойдет завершение официальное, с каким настроем уйдете на каникулы?

– Сейчас у нас остались две игры заключительные, нужно их провести хорошо. Некоторые футболисты, давно еще поигравшие, говорят, что тренер смотрит первую и последнюю игру, самые запоминающиеся игры. Их нужно провести положительно, чтобы в хорошем настроении уйти в отпуск. Но ждем списки сборной, и дальше уже будем отталкиваться от них (интервью записывалось до утверждения Сорокина в составе команды Станислава Черчесова – прим. ред.).