Велогонщик Ильнур Закарин: «Минимальная зарплата в велоспорте — 52 тысячи евро в год»

Уроженец Набережных Челнов Ильнур Закарин уже восьмой год живет на Кипре, где есть все условия для подготовки к велосезону. В интервью ИА «Татар-информ» 31-летний спортсмен рассказал о минувшем сезоне, почему он решил поменять команду, как восстанавливается между гонками и почему решил построить манеж в родном городе.

«Из-за пандемии спонсор команды решил уйти из велоспорта»

— Ильнур, насколько завершившийся велосезон стал для вас необычным? И какова ваша оценка этого сезона?

— Сезон для всех получился скомканным, потому что за три месяца в велоспорте прошли все соревнования, которые должны были пройти в течении всего года. И у меня сезон не очень хорошо получился, потому что я сначала готовился к «Тур де Франс», приехал четвертым на 8-м этапе. Потом сломал ребро и пришлось быстренько съездить домой, чуть восстановиться и уже попробовать себя на «Джиро д’Италия». Но на «Джиро» у меня две недели болело это ребро, потому что промежуток небольшой был и в итоге мне этой сезон не понравился. Моя оценка — удовлетворительно.

— По ходу сезона вы подписали соглашение с новой командой и в следующем году будете выступать за «РусВело». В связи с чем решили поменять команду?

— У меня был контракт с польской ССС Team еще и на следующий год, но из-за пандемии спонсор команды решил уйти из велоспорта. Поэтому нас еще летом предупредили, что в конце сезона заканчивают с нами сотрудничество и необходимо искать другие варианты для продолжения карьеры. Из всех вариантов я выбрал «РусВело».

— Вы сломали ребро на «Тур де Франс». В этом году там было больше завалов, чем обычно?

— Да, видимо потому что все были голодны до гонок, много не выступали и с самого первого этапа стремились ехать быстро, несмотря на опасность столкновений. Из-за этого и были завалы.

— Сейчас у вас уже началась подготовка к следующему сезона. Уже известно, когда он стартует?

— Пока точно не известно, но планирую, что он может состояться в феврале — это должен быть «Тур Абу-Даби». Но вообще, мы соберемся со спортивными директорами и из календаря, который будет представлен, выберем наиболее подходящий старт. Думаю, что решение будет принято до нового года, в декабре.

«На Кипре есть все условия для тренировок круглый год»

— Пока ваша подготовка проходит на Кипре, который стал вашей резиденцией?

— Да, пока занимаюсь больше ОФП и бегом, хожу по лестнице, работаю в тренажерный зале. Целенаправленно к чему-то пока не готовлюсь, привожу организм в порядок после сезона. Сдаю анализы, смотрю динамику.

— Как давно вы обосновались на Кипре?

— В велоспорте каждый отвечает сам за себя. Каждый живет где хочет, питается и тренируется как хочет. А уже в конце года руководитель команды уже смотрит на результаты сезона. Если они есть — ты остаешься в команде, если нет, то ищешь другую. Мы пробовали сначала жить в Италии, но там не понравилось. И как-то были на сборах на Кипре, когда я еще выступал за «Катюшу» и мне тут понравилось. В итоге мы переехали на Кипр и живем здесь уже семь лет, обосновались, можно сказать. Дети в садик ходят, а у меня есть все условия для тренировок круглый год: тут хорошая погода. К тому же много русской речи — 25% жителей говорят на русском. Родители могут прилетать.

— Какая сейчас ситуация с коронавирусом на Кипре?

— На данный момент на улице все ходят в масках, все рестораны закрыты и все большие магазины, площадью более 500 кв. метров закрыты. Комендантский час с 8-ми вечера до 6-ти утра. То есть людей держат немного взаперти. Два города: Лимассол и Пафос закрыты и оттуда нельзя выехать без специального разрешения. Мы живем в Лимассольском районе. Он огромный и проблем для тех же тренировок, в принципе, нет.

«Одна из целей на следующий сезон — это Токио»

— Велоспорт — очень тяжелый и энергозатратный вид спорта. Насколько трудно восстанавливаться после каждого старта и как обычно вы это делаете?

— Да, особенно тяжелые у нас — это гранд-туры, когда велогонщики в течении 24-х дней должны держать себя в тонусе, так как каждый следующий день важен для команды. Обычно мы сразу же после этапа пьем протеиновые напитки, затем едем в свой специальный автобус, который есть у каждой команды. Там есть души, туалеты, диваны, кухня. Принимаем душ, повар нам готовит что-нибудь перекусить в дороге, пока мы едем до отеля, там делают массаж, остеопат смотрит и правит, если есть какие-то проблемы. Так примерно и происходит каждый раз после этапа.

— Сколько килограммов теряет велогонщик за один этап?

— По идее должно быть так: с каким весом ты приезжаешь на велогонку, с тем же весом должен и уехать после завершения соревнований. Да, на гонке теряется много воды — до 3-4 литров и это нужно восполнить за ужином. И такой круговорот больше 20 дней подряд.

 — Самая большая цель в следующем году — это Олимпиада в Токио?

— Да, одна из целей — это Токио. И если «Рус-Вело» будет участвовать в «Джиро», то и «Джиро» также включу в приоритет.

«Год собирал документы, необходимые для начала строительства»

— Одна из последних новостей, связанная с вами — это открытие в Набережных Челнах футбольного манежа «ZAK-Arena». Расскажите поподробнее об этом проекте.

— У меня была земля в Набережных Челнах и я давно уже хотел что-то с ней сделать. Построить там велотрек было нереально — на это бы ушло несколько миллионов долларов. И решил, в итоге, построить футбольный манеж и популяризировать спорт в родном городе. Все длилось довольно долго: я только год собирал документы, необходимые для начала строительства: смена земли, получение всяческих разрешений. Затем за полгода, даже меньше, мы манеж построили. Сейчас он функционирует и пользуется довольно большой популярностью. И мне это нравится. Сейчас мы делаем самый большой турнир в истории города: минимум 32 команды в нем будут участвовать, также будет проходить детский турнир. Должно получиться круто. 

— Вы на Кипре, а манеж в Челнах. Кто им управляет?

— Мой брат, он им занимается, как управляющий. 

— Если не секрет, какую сумму вы вложили в этот проект?

— У меня вышло 40 миллионов рублей сделать манеж под ключ. Я конечно мог бы сделать это чисто под бизнес цели, и можно было ограничиться 7-10 миллионами: построить все максимально дешево и выжимать из этого прибыль. Но мы захотели все сделать круто, чтобы этот манеж стал местом притяжения для людей в городе. Как бизнес-проект я его в меньшей степени рассматриваю. Я его будут окупать больше десяти лет в лучшем случае. Но, повторюсь, я это сделал не ради денег. Рассматриваю это как свою миссию — сделать так, чтобы спортом занималось в городе больше людей.

— Сколько в среднем получает велогонщик за сезон?

— В профессиональном велоспорте существует минимальная зарплата. В этом сезоне она составляла 52 тысячи евро в год. То есть меньше в велокомандах никто не получает. 

— А сколько получают звезды в вашем спорте?

— Точных данных у меня нет, но я слышал, что Крис Фрум (четырехкратный победитель «Тур де Франс», победитель «Джиро д’Италия» — Ред. ) подписал контракт с израильской командой (Israel Start-Up Nation — Ред.) на сумму около 5 млн евро в год.