Ильнур Гизатуллин: «Игровое прошлое очень помогает в тренерской работе»

Главный тренер альметьевского «Нефтяника» Ильнур Гизатуллин принял команду ВХЛ после некоторой паузы.

Как Ильнур рассказал корреспонденту ИА «Татар-информ», «уходить из клуба КХЛ было не так просто, но хотелось поработать главным тренером». И выбор сделан. Теперь «Нефтяник» доверен одному из первых казанских чемпионов России 1998 года.

– Приятно работать вместе с товарищем по «Ак Барсу-1998», земляком Рафиком Якубовым, директором «Нефтяника»?

– Конечно, приятно! И удобно. Нам не нужно притираться, мы хорошо знаем друг друга.

– Как долго думал над предложением из Альметьевска?

– Честно скажу, не сразу дал ответ. Была пауза. Хотя для себя я сразу решил, что предложение «Нефтяника» хорошее. Но было желание работать в КХЛ.

– Ты ушел из «Лады», туда пришел новый тренер вратарей Дмитрий Ячанов, еще один казанский чемпион 1998, он наводил у тебя справки о тольяттинском клубе?

– Конечно, общались с Димой. И Артис Аболс, главный тренер «Лады» спрашивал меня про Ячанова. Разумеется, я рекомендовал Диму.

– Не зря ваше поколение считается одним из самых талантливых в истории казанского хоккея. Ты с Якубовым работаешь в «Нефтянике», Ячанов в «Ладе», Алмаз Гарифулллин в ЦСКА спортивный директор, Михаил Сарматин тренирует в Китае, Сергей Абрамов и Саша Завьялов работают дома в «Ак Барсе». Это такое поколение или вам повезло с тренерами?

– Наверное, в первую очередь, это было желание каждого. Когда я только стал помощником главного тренера «Ариады» (Волжск) Анвара Валиахметова в 2008 году, мне казалось, что это не мое. Но потом втянулся и появился интерес к этой работе. Работа с классными специалистами тоже сказалась, лично я много почерпнул в некоторых аспектах у тренеров, с кем мне довелось работать (Цыгуров, Моисеев, Крикунов)

– Но и поиграл ты будь здоров – до 38 лет, редкость по нынешним временам. Здоровья хватило или так жестко соблюдал режим, как Дима Квартальнов?

– Карьеру  я закончил из-за травмы. А так, может быть, еще год или два поиграл бы. Да, сил и желания хватало. Поэтому, и играл столько.

– Мне кажется, что предложение «Нефтяника» ты принял еще и потому, что хорошо знаешь республиканский хоккей – играл везде, в Казани, Нижнекамске, Альметьевске, Лениногорске.

– Да, так и есть. После встречи с главой ОАО «Татнефть» Наилем Ульфатовичем Магановым сомнений никаких уже не было. Когда мы обо всем договорились с « Нефтяником», у меня появились предложения из клубов КХЛ и весьма неплохие.

– Возвращаясь к игровому прошлому, ты помнишь, где и когда добился максимальной результативности?

– Думаю, что было это в лениногорском «Нефтянике». Сезон 2003-2004 (в 60 матчах Ильнур забил 28 шайб и сделал 15 результативных передач – прим. С.Г). Мне было несложно играть, я считаю, что  был хорошо готов к сезону. Отыграл в Словении, готовился играть в Австрии или в высшей лиге тогдашнего чемпионата России, в частности, было предложение из уфимского «Салавата Юлаева». Усиленно готовился к сезону, а вышло так, что пришлось ехать играть в Лениногорск. Конечно, там был совершенно другой уровень. Да и понимал я, что от меня будут ждать результата, никто не даст мне времени на просмотры и проверки.

– В продолжение темы, результативность хоккеиста зависит от природного таланта, конкретных условий в данной команде, тренера, уровня лиги? Ты ведь помнишь звезд СК. им Урицкого Сергея Столбуна и Геннадия Маслова, они, порой, за сезон по 90 шайб забрасывали в первой-второй лигах союзного чемпионата.

– Тут все дело в совокупности факторов. Но в первую очередь важно голевое чутье. Оно или есть или его нет. И это качество никак не отнять, оказаться в нужное время в нужном месте.

– Сам-то, как тренер, видишь наличие или отсутствие голевого чутья у своих подопечных?

– Да, у кого-то оно есть, явно прослеживается. Некоторые хоккеисты обладают  сильным,  хлестким, точным броском. А кто-то бросает просто потому, что надо бросить, может быть, она и залетит.

– Как главный тренер «Нефтяника» можешь сказать, что у твоего клуба есть рабочие связи с «Ак Барсом»?

– Пока я еще не сталкивался с этим. Наиль Ульфатович поставил задачу – развивать  хоккей в республике. Особое внимание уделить детским хоккейным школам. Поэтому и была открыта хоккейная академия имени Ю.И. Моисеева в Казани.

– Ты уже представляешь, на что способна твоя нынешняя команда, еще весной 2016 года ставшая чемпионом ВХЛ, обладателем Братины?

– Мы только третий день занимаемся на льду. Скажу так – никаких претензий к ребятам по отношению к работе нет, они привыкают к нашим требованиям,  а дальше будет видно, важно будет посмотреть их в игре. Первый спарринг запланирован у нас дома 26 июля с «Ак Барсом».

На тренировках личным примером показываешь подопечным, что и как именно нужно делать на льду?

– Некоторые элементы показываю. Когда ребята видят, они быстрее это схватывают.

– Значит, тренеру важно самому быть хоккеистом в прошлом или это не принципиально?

– Мне это точно помогает. Особенно в конкретных ситуациях и нюансах, когда хорошо знаешь, как именно нужно себя вести. Хотя бывают и исключения, скажем, Жозе Моуриньо. Он  вообще в футбол не играл, но стал тренером мирового уровня! Значит, у него есть тренерский талант. Или Майк Кинэн, нынешний наставник «Куньлуня»,  в молодости работавший тренером… по плаванию. А потом в хоккее смог все выиграть и в НХЛ, и в КХЛ с «Магниткой».