Тренер вратарей ФК «Рубин»: Дюпину надо научиться стабильности

Сергей Козко выигрывал с казанским клубом «бронзу»-2003 и становился чемпионом России в 2008-м. Тренер вратарей «Рубина» рассказал о нынешних голкиперах команды, вспомнил первые годы выступления клуба в РПЛ, о вызове в сборную, подготовке к игре с «Барселоной» и многом другом.

О том, как нашел для «Рубина» Юрия Дюпина

— Год назад нам нужен был еще один сильный вратарь помимо Коновалова. Я стал смотреть. Мне очень нравятся вратари, которые снимают верх. Это лишает соперника моментов: много голов забивается после подач с фланга, со стандартов. Любой навес несет угрозу. Тут до удара лучше не доводить — идеально, если вратарь заберет и предотвратит момент. Защитники прекратят перестраховываться, садиться глубоко.

Я оценил, как смело Дюпин играет на выходах. Где-то ошибается, но не боится. И это при не гигантском росте. Знаю примеры: на тренировках вратари качественно работают на выходах, все супер, а в игре их что-то стопорит. Смелость сидит внутри человека. Нельзя научить бросаться под танк. Другое его сильное качество — начало атаки ногами.

У Юры до сих пор специфическая ловля мяча. Надо [было] этот прием довести до автоматизма. Над работой в створе [тоже] предстояла огромная работа. Признаю: со мной Дюпину пришлось тяжело. Молодой быстро схватывает и делает все на раз-два — а тут в 30 лет такие требования. Представь, я тебе завтра скажу, что ты ходишь неправильно. На миг забудешь, как надо — и будешь ходить как раньше.

Дюпина эти уроки немного задевали. Я понимал, что где-то лишкую, но просил: «Юр, чем быстрее проглотишь и переваришь, тем для нас лучше. Потерпи, не обижайся на меня. Буду говорить одно и то же, комментировать каждый твой шаг». По правде, я не предполагал, что за два с небольшим месяца можно так себя перестроить — а Дюпин смог. 

На тренировке сразу заметил: Дюпину часто забивали между ног. Что ни выход — низ открыт. Просто сказал: «Надо делать блок. То правое колено опускать к левой пятке, то наоборот». Но честно: это была не самая большая проблема.

Пытался предугадать, куда мяч полетит. Смотрю РПЛ и вижу это у многих вратарей: идет замах, а он уже валится. Считаю, это человек просто сдается. Ищет легкие пути.

Такое сложно искоренить у взрослого вратаря. Юре, дай бог, это удалось.   

О понятии топ-вратаря

— Должен пройти какой-то промежуток времени. Уровень вратаря — не один или два ярких года, а три-четыре. Да, в «Анжи» Дюпин был хорош — но это аутсайдер, которому, условно, забивали три, а вратарь вытаскивал еще четыре, и все говорили: «Юра топ». Это иллюзия.

Топ — это когда ты в топ-клубе, у твоих ворот один эпизод, и ты выручишь. Потому что 90 минут сконцентрирован. 

Настоящий вратарь уровня сборной — Акинфеев. На протяжении 17 лет играет на высшем уровне. Где-то чуть хуже, где-то лучше, но у Игоря есть планка, ниже которой он не опускается. Это показатель.

Неужели вы допускаете, что Черчесов и Стауче, в прошлом вратари, не чувствуют вратарской психологии? Поэтому мне смешно читать интервью о Черчесове — ну бред же полнейший. Все он прекрасно знает, каждого прощупывает. «Этот здорово сезон отыграл — мы его поставим» — невозможная логика. Выйдет — и напрочь завалит матч.

Дюпину надо научиться стабильности. В том году у Юры была всего одна грубая ошибка, и то не вратарского характера: с «Краснодаром» выбивал мяч и позволил Кабелле перехватить. В остальном это был лучший сезон в его карьере. А в этом результативные ошибки уже были. Системы в них, слава богу, не вижу — возможно, есть излишнее волнение.

О вратарях, которые ему нравятся

— И Сафонов, и Максименко. Матвей, думаю, скоро дебютирует за сборную — прямо видна его энергетика, ничего не боится. Раньше не было зума на камерах — а сейчас я заглядываю в глаза Сафонову и ощущаю уверенность. При этом случаются и технические ошибки.

Всему свое время. Пока [в официальных матчах] выходит Шунин и играет отлично.

О Никите Медведеве

— Он пришел из «Локомотива» не совсем готовым. Потихоньку стал набирать форму. Это Акинфеев может пропустить год, выйти и сыграть, Джанаев даже при слабых кондициях продержится матч просто за счет головы. Но такое дано не каждому.

В первом матче с «Динамо» я просил Медведева: «Все делай просто и надежно. Не уверен — выбил. Сомневаешься, выходить ли — остаешься в воротах». Ошибок не допустил. Но первый матч — как прыжок с парашютом: прыгаешь в пропасть и все. А в следующий-то раз уже понимаешь, что там после прыжка. Тем более, со «Спартаком» Никита играл при своих трибунах.

Об ошибке Медведева в игре со «Спартаком»

— Техническая ошибка, Никита не попал по мячу. Не надо было на этот мяч выходить — и так на нем были два наших игрока. Медведев не оценил ситуацию из-за нехватки игровой практики — точнее, за последние три года ее не было в принципе. Концентрировался только на мяче, а вратарь должен оценивать ситуацию во всей штрафной. 

Случай Медведева показывает: главное для вратаря — практика, психология, научиться работать в стрессе. Тренировку я стараюсь строить так, чтобы вратари из состояния стресса не выходили. Каждый эпизод обязан быть исполнен правильно, за каждый пропущенный мяч вратарь в ответе. За счет постоянного напряжения вратарь растет. Сделает десять из десяти — и в игре получится уже на автоматизме. Иначе на тренировке будет думать: «Ну, не доберусь тут до мяча, не прыгну, пропущу — и что страшного? Это же не игра». А выйдет — и окажется в оцепенении: что делать, как правильно?  

Неприятно было, но такие моменты бывают у каждого. У меня — тоже со «Спартаком» и тоже после долгого отсутствия практики. «Рубин» выдал хорошую серию, и тут Рыжиков получил травму. Павленко забросил со своей половины, я думал, что буду первым на мяче, страховал защиту. Но играли мы по ветру, и мяч резко упал вниз — мне не хватило пары сантиметров, и Веллитон меня обыграл и закатил в пустые. В итоге «Спартак» разгромил нас 3:0.

Знаю, каково было Медведеву: не чувствовал дистанции, расстояния. Ты как будто в пустоте. А в следующем матче, против ФК «Москва», я вытащил в шпагате на последних секундах — и мы победили 2:1.

Он много думает о своей игре, анализирует. Постоянно подходит и спрашивает, индивидуально занимается — видно, что горит желанием. Но повторит ли ту свою сухую серию, говорить рано.  

О бронзе-2003 в составе «Рубина»

— Это было начало всего. Никогда еще здесь не было премьер-лиги — а тут футбольный бум, полные стадионы, победы над топ-клубами. Да еще в первой лиге к нам приезжала какая-нибудь Чита — и на стадион набивались 25 тысяч. 

Я общался с Денисом Бояринцевым, Михаилом Синевым, Олегом Нечаевым, а наши легионеры были украшением чемпионата: Скотти, Чижек, Рони с Калисто, Новотны. Все быстро нашли себя, ни в одном не ошиблись. 

В 2003-м задачей было сохранить прописку. А в первом туре влетели ЦСКА 0:4. Помню, Бекиич зашел в раздевалку и сказал: «Особо не переживайте. Просто перегорели, так бывает. Поверьте: все будет нормально». Дальше мы и правда как стартанули — и стали третьими.

О бронзовом матче против ЦСКА в 2003-м

— Ну вы можете себе представить, как можно на четвертой добавленной минуте коленкой забить в девятку? Ошибается Мандрыкин на выходе, Евсиков стоит, попадает в него мяч в колено — такое бывает специально? Пролети мяч мимо — матч бы тут же закончился. Недавно «Рубин» пропустил примерно такой же гол от «Спартака». 

О роли Сергея Семака

— Все на него равнялись Семака. Когда на поле такой капитан, как он — постоянно гонит тебя, заводит, сам отдается на полную — ты хочешь быть таким же. И на поле решал вопросы, и в быту. И вставить мог, и красным словцом пройтись. И матом мог. Видел, что кто-то убирает ножку — пихал в раздевалочке.  

Об Алехандро Домингесе

— Не понимал, чего от него хотят. Думал, здесь медведи в футбол играют. Брал мяч, под него открывались пять человек — а он лез обыгрывать всех соперников. А когда терял мяч, не бежал назад. В схемы и планы «Рубина» не вполне вписывался — ничего, посидел, подумал и вписался. Вот Рони сразу все понял, а аргентинцам пришлось адаптироваться к требованиям. 

О разборе Бердыевым «Барселоны» перед выездом на «Камп Ноу»

— После каждой тренировки этому уделялось какое-то время. Именно тактике игры в обороне — как перекрывать зоны. Атака была всегда плюс-минус одинакова, а сзади — сложности. Бердыев просматривал игры, изучал, как «Барса» атакует, выстраивал под нее схемы.  

Чего мы не могли ожидать, так это атмосферы. Мурашки по коже. Сам-то стадион-то обычный, старый. Уникальным было само ощущение: ты в Каталонии, играешь против «Барсы»! Поле поразило: кварцевый песок. Простой удар щекой придает динамику мячу. Пулей летит. 

Мы так компактно выстроились, что «Барселоне» пришлось спешить. Ну, а эмоции от победы — какая-то фантастика. Я сидел рядом с Лашей Салуквадзе, человеком без нервов. После игры он зашел в раздевалку и с иронией говорит: «Сегодня с кем играли?» А после — сел, снял бутсы, полотенце повесил на плечо, не улыбнулся даже. Все счастливы, бегают — а Лаша такой, будто мы «Амкар» обыграли.

О футбольном долголетии Сергея Рыжикова

— В характере и трудолюбии. Знаю, он пристально следит за здоровьем — дай бог побить все рекорды, стать самым возрастным вратарем РПЛ.

Я с годами уяснил: не из всех можно сделать вратарей. Тренер дает тебе процентов 30, остальное ты сам. Какой бы глыбой тренер ни был — иногда стучится в дверь, а ему не открывают. 

Или взять Акинфеева. Да, у него талант, но вы представляете, сколько он пахал, как мотался в электричках из Видного не тренировки? Как он дважды получил кресты, восстановился и все еще лучший?

Человек себя сам лепит. Нет у тебя внутреннего стержня — хоть тресни, ничего не достигнешь. Как на войне: или идешь в атаку, или сидишь себе в окопе. 

О вызове в сборную России в феврале 2004-го

— Никто не звонил, просто пришел вызов. Это были большие эмоции. Я съездил в турне по Японии. До сих пор свою единственную игру [с «Симидзу Эс-Палс»] и пропущенный гол. Была подача с фланга, Мор хотел перехватить мяч, и он срикошетил в ворота.

Мы упустили победу, но поездка мне понравилась. Из тяжелого в Японии — только разница во времени. А люди позитивные. Все тебя встречают, кланяются, даже как-то неудобно.

Страну не особо увидели, только в супермаркеты выезжали. Передвигались на скоростных электричках: 200-300 километров в час. Вокруг все маленькое, компактное — от домов до простых вещей. Унитазы уникальные: все в кнопках, даже не поймешь, где что. Тычешь, и что-то льется.

О Леониде Слуцком в ФК «Москва»

— Появилось море позитива. По духу он был с нами на одной волне: старше Семака всего на пять лет, меня — на четыре. Петраков — другого, старого поколения.  

Слуцкий установил со всеми человеческие отношения. При том, что не все получалось, и приходилось подстегивать и пихать. Леонид Викторович одним из первых в России ставил короткий футбол, который теперь используют все команды: прессинг, единоборства один-в-один.

Тим-активити, как сейчас в «Рубине», в «Москве» не было. Однажды ездили играть в гольф. Перед финалом Кубка [России против «Локомотива»] Слуцкий договорился с Харламовым и Батрутдиновым — они приезжали с миниатюрами к нам на базу.

С годами Слуцкий стал солиднее, по-футбольному умнее, выиграл все и вся. Но по-человечески не изменился.

По материалу sports.ru