Александр Карелин: «В Татарстане вместе с корэшем должна развиваться и спортивная борьба»

Нынешний приезд Александра Карелина в Казань был связан с его участием в Международном турнире «Всемирные игры юных соотечественников», в рамках которого он провел мастер-класс на «Дне самбо» и принял участие в заседании «Партийной лиги», дискуссионного проекта партии «Единая Россия».

Борец классического стиля, трёхкратный победитель Олимпийских игр, депутат Государственной Думы, Заслуженный мастер спорта СССР Александр Карелин в интервью корреспонденту ИА «Татар-информ» дал свою оценку положению дел в таком виде спорта, как борьба в Татарстане и России в целом.

В начале разговора хотелось бы задать вопрос по ММА: в последние десятилетия смешанные единоборства становятся все более популярны в мире. А их представители ратуют за создание детских школ и утверждают о разработке методик для детских тренировок...

– Я утверждал и утверждаю, что ММА – это не спорт, это система проведения соревнований. Если расшифровать аббревиатуру ММА – это смешанные единоборства. Как можно смешать правила проведения в спортивных дисциплинах? Когда самбист выходит против классика, понятно. Когда дзюдоист против вольника, я тоже догадываюсь, что будет в итоге. Но когда мне говорят, что ММА – это вид спорта, я отвечаю: “А чему могут научить в клубах ММА 10-20-летних ребят с нуля, без какой-либо спортивной подготовки? Где методики воспитания и поэтапного формирования навыков?”. ММА – это состоявшиеся бойцы, каждый в своем стиле. Это шоу. Свет, звук, взвешивание – все для развлечения публики. Но к спорту оно не имеет никакого отношения.


Поклонники ММА до сих пор спорят, каких вершин мог бы достичь Карелин в ММА, если бы занялся этим делом всерьёз. Возможно ли было увидеть Карелина на ринге ММА? Ведь, по сути, первый бой по смешанным единоборством вы уже провели с японцем Маедой. Что помешало и далее выступать в направлении ММА, тем более, что именно борцы стали законодателями моды в тяжёлых весах смешанных единоборств?

– Ну, во-первых, меня не привлекают бои ММА ни как зрителя, ни как участника. И мое участие в товарищеском поединке с Акиро Маедой – это исключение из правил. Я вышел на этот поединок только потому, что получил на него нескромный вызов от японского мастера. Дополнительной мотивацией для участия в этом бою была возможность продемонстрировать все возможности русского рукопашного боя. Больше участия в подобных шоу я не принимал, мне это просто не интересно.  


Сейчас центром подготовки сильнейших  борцов стал  Кавказкий регион. Почему так происходит? И возродятся ли великие победные традиции школы самбо-70?

– Во многих регионах из-за гонки за сиюминутными победами и выгодами, к сожалению, почти полностью потеряли старый тренерский состав. Я говорю сейчас о борцах. Но свято место пусто не бывает, и если регионы, в которых раньше традиционно готовили борцов высокого класса, потеряли свои позиции, то, соответственно, вся нагрузка по подготовке и отбору ложится на те субъекты федерации, где их генерируют, готовят. На Кавказе это часть народной традиции. Здесь несмотря на то, что есть национальная борьба, причем, у каждого своя, смогли поддержать и развить желание заниматься спортивной борьбой, а главное, сохранить тренерский состав.  Поэтому сейчас главной задачей регионов таких, как Татарстан, Башкортостан, Омская область, Иркутская область, Кемеровская область, там где были традиционные центры развития борьбы, вольной и греко-римской, возродить эти традиции, расширить селекционную работу по развитию и популяризации этого вида спорта. Усилить тренерский корпус и, соответственно, увеличить конкуренцию.  Вот тогда и перестанет всех смущать вопрос, а почему в четырех республиках Северного Кавказа происходит основная генерация борцов.


Какие, на ваш взгляд, основные трудности и проблемы, которые надо преодолеть, чтобы возродить утраченную школу борьбы?

– Я отношу это к какой-то определенной организационной растерянности. Союза не стало, пропаганда исчезла, традиционный набор ценностей подвергся ревизии, если угодно – пересмотру. Все настойчивее начали говорить о том, что правильнее заниматься там, где есть высокие бюджеты, дорогостоящие контракты. Поймите, я не противопоставляю один спорт другому. Вот, к примеру, баскетбол или волейбол, если брать ваш регион. Почему волейбол есть в Татарстане и мужской и женский?  Конечно, то, что делает Алекно, тренируя «Зенит», – это выше всяких похвал. Но почему в республике решили, что в игровые виды надо идти, а в борьбу не нужно? Отчасти, наверное, потому, что за победителей болеть всегда интересно и выгодно. И естественно, постепенно при такой политике борьба отходит на второй, если не на третий план.  Но это одна сторона вопроса. Я, например, считаю, подобные вопросы – это вопросы не только государственные, а в равной степени профсоюзные и общественные. В региональном обществе не формируют положительный имидж борца. Нет моды на занятия борьбой. Вот даже здесь. Если посмотреть: в этом зале борцов человек 15. Но все они ушли из вида спорта. Они носят на себе характерные стереотипные признаки борцов – толстые шеи, сломанные уши, да. Но работают то они министрами, воротилами бизнеса, кем угодно. А на  борьбу у них не хватает запала. И Татарстан не одинок в этом, я должен это признать.


Могли бы вы обозначить наиболее уязвимое место в подготовке борцов в Татарстане?

– Основная проблема – это молодые тренеры. В каждом районном центре, в каждом селе есть ковер, на котором проводятся национальные соревнования, готовятся к Сабантую, это часть потребностей и национальных традиций Татарстана. В эту уже готовую инфраструктуру надо вносить еще одну ставку тренера по классической или по вольной борьбе. И там появится рядом, при этом никак не ущемляя интересы национальной борьбы, еще одна спортивная специализация.  Это даст то, что непременно начнут появляться сильные спортсмены-борцы. Чемпионаты и первенства Татарстана станут более высококлассными и представительными. Потом эти ребята с большими шансами и претензиями поедут на национальные чемпионаты. И через очень короткий промежуток времени они поднимутся на мировые, континентальные и олимпийские пьедесталы.