Дарюс Каспарайтис: Когда я приехал в «Ак Барс», то сразу увидел, что Зарипов — талантливый игрок

Легендарный защитник, сыгравший за «Ак Барс» в российской Суперлиге в локаутном для НХЛ сезоне 2004/2005, вспомнил молодого Даниса Зарипова, рассказал об игре Дмитрия Квартальнова за океаном и признался, что до сих пор не отдал долг Илье Ковальчуку, заняв у того деньги еще играя в Казани.

«Знаю, что Квартальнов был великим игроком»

— Дарюс, чем сейчас занимаетесь?

— Живу в Америке, воспитываю детей. Работаю в строительной компании.

— Следите ли вы за КХЛ?

— Смотрю, кто на первом месте, кто на последнем. В мире сейчас такая ситуация, что о хоккее думать тяжело. Тем более, если ты в нём не участвуешь. Знаю, что «Ак Барс» всегда на ведущих ролях и не сомневался в этом.

— В 1993 году вы играли за «Айлендерс» против «Бостона», в котором выступал нынешний главный тренер «Ак Барса» Дмитрий Квартальнов. Тогда он забил и сделал передачу, а вы закончили игру с отрицательным показателем полезности. Помните тот матч?

— Не очень. Отрицательный показатель полезности? Наверное, это было у меня, как в «Ак Барсе». Я много играл в НХЛ, так что отдельные игры трудно вспомнить. Знаю, что Квартальнов был великим игроком, очень хорошо выступал в НХЛ, много забивал и играл в тот хоккей, который от него ожидали.

— Вас тогда и до конца матча удалили. Успели тогда хитануть Квартальнова?

— Наверное, я же всех бил (смеется), особенно тех, кого знал. Ребят, с которыми когда-то играл, я никогда не жалел. На площадке у меня не было друзей, только после игры мы встречались, разговаривали. А до конца матча меня удалили наверное не из-за того, что я жёстко сыграл. Наверное, судью обозвал.

«Взял взаймы у Ильи Ковальчука и до сих пор ему не отдаю»

— Когда вы приходили в «Ак Барс» перед сезоном 2004/05, говорили, что другой такой команды в России не будет. Что думаете спустя 15 лет?

— Если пройтись по составу, то команда была звёздной. Жалко, что мы ничего не достигли, но ребята там собрались действительно одни из лучших — не только из России, но и из Северной Америки. Если в НХЛ будет локаут, может, где-то ещё соберётся такая команда. Память осталась очень хорошая.

— Говорили, что вы не могли найти в Казани банкомат. Удалось в итоге его отыскать и снять деньги?

— Нет, я просто взял взаймы у Ильи Ковальчука и до сих пор ему не отдаю. Наверное, он забыл уже про это.

— Иностранные хоккеисты, поигравшие в КХЛ, порой рассказывают страшные истории — про старые самолёты, деньги в мешках, ужасные условия. Слышали что-то такое от иностранцев, которые играли за «Ак Барс»?

— Не думаю, что всё было так ужасно. Конечно, самолёты в те времена были старые, дворец — тоже. В то время Казань была развивающимся городом, так что у канадцев и американцев наверняка был культурный шок. Сейчас Казань считается солидным городом, и думаю, что любой из иностранцев, вернувшись туда, сильно удивился бы.

— Сейчас поддерживаете связь с кем-то из той команды?

— С Лёхой Ковалёвым созваниваемся. Вчера звонил по FaceTime Лёхе Морозову, он сказал, что уже в кровати. Я забыл, что в Москве разница с США восемь часов и разбудил его, он не очень доволен был. Так, конечно, с ребятами всегда на связи.

— Правда ли, что Лекавалье использовал доллары вместо туалетной бумаги?

— Не думаю. Мы жили в гостинице «Мираж», там туалетная бумага была.

— Говорят, что это было на выезде в Нижнекамске.

— А, тогда может быть. 

— Было что-то подобное из личного опыта?

— Помню только, что на выезде некоторые гостиницы были без штор, и днём, перед игрой, спать было просто невозможно. Я удивлялся, неужели так трудно их повесить? Особенно шокирован был условиями в Новокузнецке. Все прошли через эти времена.

«В „Мираже“ было всё: и пивко, и всё, что хочешь»

— Иностранцы в Казани тоже жили в «Мираже»?

— Да все приезжие ребята, кроме Морозова, жили в «Мираже». Условия были отличные, гостиница была рядом с дворцом — думаю, ребята получили удовольствие. Может, даже слишком много удовольствия — сыграли-то не очень.

— Было куда сходить после игр?

— Думаю, что было. Я не пил, но знаю, что ребята выпивали немножко (смеется). В «Мираже» было всё: и пивко, и всё, что хочешь. Только банкомата не было.

— Сами-то почему не пили?

— Я в 21 год понял, что пить нельзя и до сих пор не пью. Думаю, что мне это очень сильно помогло. Буду жить долго.

— Расскажите нам об Алексее Морозове как о человеке.

— Лёха приехал в Питтсбург очень молодым, мы жили рядом. Я чаще ходил к нему в гости, потому что у него мама всё время готовила кушать. Жалко, что он рано уехал в НХЛ: играя за «Питтсбург», он достигал больших успехов. Очень приятно было наблюдать, как он стал звездой в России, капитаном сборной, а теперь — и президентом КХЛ.

«Зарипов меня боялся»

— Когда вы были в «Ак Барсе», Данис Зарипов играл в четвёртом звене. Каким он был тогда?

— Когда я приехал в команду, то сразу увидел, что Зарипов — талантливый игрок. Он очень хорошо держал шайбу. Он мог обыграть любого. Конечно, кроме меня, ведь он меня боялся. Я знал, что он достигнет многого. Зарипов, Зиновьев, Морозов были лидерами.

— Судьи в Суперлиге тогда очень много свистели, по сравнению с НХЛ не давали играть. Это мешало?

— Да, они иногда реагировали просто на шум, не видя, что случилось. Удаляли сразу. За любое столкновение можно было удалиться.

— У нас есть три байки о вас. Готовы сказать, правда это или нет?

— Давайте.

— Вы ездили на машине от «Миража» до Дворца Спорта. Там ведь всего метров 100. Говорят, что вам было лень очищать машину от снега и вы высовывались из окна, чтобы следить за дорогой.

— Может быть, один раз было. Но я всё время ходил пешком.

— Вы купили на день рождения Билялетдинову часы за 4000 долларов и никто не скинулся.

— Помню, что мы хотели сделать ему подарок. Я очень уважаю его как тренера и как человека, прошёл с ним многое. Но некоторые ребята были не слишком довольны им, как тренером. Так что пришлось немного попасть на деньги.

— Вы приходили спортзал раньше всех и обливались водой. А потом говорили всем: «Где вы все? Я тут пашу, а вас ещё нет».

— Может быть, я вообще любил веселить ребят и быть заводилой. Но я и тренировался тоже, не только обливался.

— Морозов — президент КХЛ, Зарипов — капитан «Ак Барса», Брэтуэйт — тренер вратарей в Канаде. Где мы можем увидеть Каспарайтиса?

— Каспарайтис — в первую очередь, папа шестерых детей! Это самое большое достижение в моей жизни. Быть отцом и постоянно воспитывать детей — это нелегко. Конечно, хочется вернуться в хоккей: тренером или просто помогать молодым ребятам развиваться. Желание есть, пока жду, когда закончится эпидемия. И буду подключаться.

По материалу пресс-службы ХК «Ак Барс»