Филип Уремович: Видно, что «Рубин» нацелен на развитие, так что мне нет смысла срочно уходить

Интервью капитана «Рубина» и сборной Хорватии по футболу Филипа Уремовича. В нем — о том что он играл против нынешнего полузащитника ЦСКА Николы Влашича с 13-ти лет, что тяжело было работать с Бердыевым, как чуть не уехал из Казани в «Селтик» и как встретили его в национальной сборной.

Дебют за сборную — в матче против чемпионов мира

— Разговариваем после твоего первого вызова в сборную Хорватии. Тяжело было добраться?

— Обратная дорога заняла 25 часов. Из Франции мы вернулись в Хорватию, где я побыл с семьей один вечер и наутро вылетел из Загреба во Франкфурт. Оттуда — в Стамбул, затем — в Москву и только потом — в Казань. Получается 5 перелетов. Рейсов вообще не было.

— С Влашичем и Ловреном не было варианта состыковаться?

— Нет, Ловрен сразу полетел в Питер из Франции, а Влашич заскочил в родной Сплит. Это тысяча километров от моего дома. Так что все добирались по отдельности.

— Но это того стоило? Первый раз в сборной, еще и против Португалии с Францией.

— О, да, очень круто. Первый раз встретился с пацанами, великолепные игроки. Вызов — уже большое счастье, и я не ожидал, что буду играть. Думал, посижу на скамейке и все, а коуч говорит: «Выходишь на вторую игру». Причем сказал это на второй день пребывания в команде. 

— Когда познакомились с Даличем (главным тренером сборной Хорватии — Ред.)?

— На сборе и познакомились. Немного неловко получилось. Я прилетел последним из команды, вечером, а все уже собрались, потренировались и ужинали. Стеснялся, но пацаны помогли своей открытостью. Уже через день-два со всеми спокойно общался. Вообще все здорово, меня шикарно приняли. Жалко, что Модрича и Ракитича не было.

— Кто главный в раздевалке без Ракитича и Модрича?

— Ловрен, Перишич и Вида. Самые опытные. Против Португалии был капитаном Вида, против Франции — Перишич. Много говорят на поле, подсказывают, чувствуется, что это лидеры. Перед игрой с Францией Перишич в раздевалке сказал всем: «Сегодня у Филипа первая игра, каждый из нас должен ему помогать. А кто не будет помогать — будет иметь проблемы со мной». Мне было невероятно приятно. Не скажу, что сильно нервничал, но сам понимаешь: первый матч, повышенное внимание, стадион чемпионов мира. 

— Гризманн, Марсьяль, Канте и так далее. Скорости — совсем другие?

— Более атакующий футбол, прежде всего. В РПЛ многие обороняются. Ну и, конечно, быстрота работы с мячом, интенсивность. Там все делают на скорости, а здесь можно все-таки иногда расслабленно действовать. Там времени не дают — это ключевая разница. 

Играет в защите с пяти лет

— В клубе играешь центрального защитника, в сборной поставили на правый фланг. Вынужденная история?

— Вообще я всегда играл центрального защитника, с 5-6 лет. Иногда опорным полузащитником, но справа никогда не пробовал до 20 лет. Однако в загребском «Динамо-2» были как-то проблемы с крайним, и меня переставили. Тренер сказал: «Хорошо сыграл, можешь и здесь». Потом периодически выходил в молодежной сборной, иногда — в «Рубине». И сейчас вот в сборной Хорватии проблема в этой зоне: есть только Шиме Врсалько, который не играл два года. Для меня это шанс, можно получить время. 

— Ты не воспитанник загребского «Динамо», но попал туда в 18 лет. При каких обстоятельствах?

— Меня купили из клуба первой лиги «Цебалии», где я оказался после банкротства своего прежнего клуба «Камен Инград». Но пробиваться в Загребе невероятно сложно, особенно не будучи воспитанником. Поздновато туда попал, хоть и быстро адаптировался. Играл за «Динамо-2», был капитаном и потом поехал с основой на сборы. Но тренер сказал, что у него 3-4 хороших игрока в центре обороны, игрового времени на меня не хватит. Тогда уехал в Словению. 

— В «Динамо-2» пересекался со многими известными ребятами?

— Достаточно, недавно Никола Мора перешел в «Динамо», с ним вместе бегали. Дани Ольмо — просто топ. Я это сразу всем сказал после первой тренировки. Кстати, поначалу у него не получалось играть в «Динамо», но там реально тяжело.

— Он ведь приехал из «Барселоны».

— Да, лет в 15-16, причем был капитаном «Барсы» по году, но в «Динамо» у него не получалось пробиться в основу до 18 лет. Он даже собирался возвращаться в кантеру, но в итоге заиграл, и все сложилось прекрасно. Еще в нашей второй команде был Филип Бенкович, сейчас в «Лестере».

Против Влашича играл с 13 лет

— С Влашичем играли вместе в молодежной сборной.

— Да, но я помню Николу с детства, лет в 13-14 играли друг против друга. Он играл за «Хайдук» — вечного соперника «Динамо». Это хорватские «Спартак» и ЦСКА. Отец мне недавно прислал наше фото из детства. Мы с ним довольно близко общаемся с тех пор, как вместе оказались в России в 2018-м. Думаю, ему нужно уезжать, это игрок топ-уровня.

— Твой отец ведь тоже играл.

— Ну так, в третьей лиге. Он десяткой был, с сильным ударом, но ничего более. Дриблинга нет, скорости нет (смеется).

О переезде в Казани

— Переезд в Казань в 21 год. Тяжело?

— Невероятно. Приехал один, семья навещала каждые три месяца, но родители работали и не могли оставаться надолго. А я не хотел, чтобы они бросали работу ради меня, им было бы скучно. 

— Как получил предложение?

— Играл в Словении, мы выиграли чемпионство и готовились к финалу Кубка. Позвонил агент и сказал, что есть два предложения из России — «Ростов» и «Рубин». «Надо выбрать». Вообще не понимал, что выбирать, начал гуглить. В Ростове поприятнее климат, но меня убедили, что нужно ехать именно в «Рубин» к Курбану Бердыеву.

Первый год мой футбол был далек от уровня, который хотел бы показывать. Стало проблемой, что в команде не было ни одного балканца, адаптировался тяжело. Потом нашел соотечественников, которые живут и работают в Казани. Официантами, например. Начали общаться, стало полегче. Но первые шесть месяцев без языка — невероятно тяжело. 

46 ошибок за один тайм

— Знаю, что Бердыев настолько высоко тебя котировал, что в один момент был даже готов перестроить схему на 2 центральных.

— Да, он мне это говорил. Но тогда в клубе были Сорокин и Сесар Навас, а Бердыев хотел быструю связку защитников. Все-таки решил остаться в привычной модели. Он многому меня научил, хотя с ним тяжело работать.

— Тяжело?

— Да, много критикует. Это сейчас я понимаю, что это правильно, а тогда негодовал внутри: «Почему он все время только меня критикует». После первой тренировки вообще не понимал, что он хочет. Очень много работы над тактикой, в Хорватии я с таким не сталкивался. «Что это за футбол?» У нас играют в атаку и на индивидуальном мастерстве, с улыбкой на лице. Тактики минимум, но, повторюсь, сейчас осознаю, насколько это было полезно.

Как-то мы выиграли у «Крыльев» (2:1). На следующий день — восстановительная тренировка, Бердыев зовет к себе: «Надо поговорить. Слушай, если будешь и дальше так играть, то сядешь». Я был в шоке, потому что думал, что хорошо сыграл. Или после игры с «Оренбургом» Бердыев начал разбирать мои ошибки и насчитал 46 за первый тайм. Сорок шесть! В общем, учил меня и мотивировал развиваться. 

Чуть не перешел в «Селтик»

— Недавно ЦСКА общался с «Рубином» по поводу твоего трансфера. Ты знаешь про это предложение?

— Да, мне звонил агент. Но я сказал, что нужно посмотреть, что об этом думают в клубе. Олег Яровинский сказал, что не настроен продавать меня сейчас. «Продолжай прогрессировать, и посмотрим, что будет». Каждый игрок хочет расти и играть в более сильном чемпионате. Я тоже смотрю наверх, но нужно поймать правильный момент. 

— Знаю, что тобой интересовался «Селтик».

— Это было серьезное предложение, прошлым летом. Мы уже все решили. «Рубин» разрешил вести переговоры. Сумма была около 3-4 миллионов евро за трансфер. Я уже согласовал контракт, но через 2-3 дня продали Камболова в «Краснодар», и клуб заблокировал трансфер. Сейчас я уверен, что все сложилось к лучшему для меня. В «Селтике» пришлось бы заново адаптироваться.

— Хотел уйти из-за Лиги чемпионов?

— Да, но сейчас у меня более важная роль в «Рубине», новый контракт. Все хорошо, и в клубе ситуация гораздо лучше.

— Агент говорил о предложениях из АПЛ. Можешь назвать клубы?

— Конкретного предложения не было, то есть без бумаги в клуб, только серьезный интерес. Был «Уотфорд», «Ньюкасл» и «Хаддерсфилд».

— Тебе нравится проект нового «Рубина»?

— Сейчас в два раза лучше, чем было после моего прихода. Тогда ведь постоянно задерживали зарплату. Хотя деньги для меня тогда вообще не были важны.

— Сильно выиграл после Словении?

— Да, где-то в пять раз начал больше получать. Но, говорю, деньги вообще не на первом месте. Угнетало, что клуб забанили на 2 года в еврокубках, разъезжались лидеры. Все это расстраивало. Были Азмун, Кудряшов, Навас, но они разъехались и начался переходный период. Сейчас совсем другая история. Видно, что «Рубин» нацелен на развитие. Так что мне нет смысла срочно уходить. Если будет серьезное предложение, и оно устроит меня и «Рубин», то готов к следующему шагу. Но не вижу смысла торопиться, так как прекрасно чувствую себя в Казани. 

«Матч ТВ»