Футбольный арбитр Сабина: «Татарскому языку буду учиться у будущего мужа-татарина»

На футбольном поле мы привыкли видеть только судей сильного пола. Женщин среди них очень мало. Дочь знаменитого футболиста Равиля Валиева – арбитр Сабина Валиева рассказала «Татар-информ», как пришла в профессию, о взаимоотношениях «провинившегося» футболиста и арбитра после игры и о желании выучить татарский язык.
Сабине 30 лет. Хоть среди арбитров и встречаются девушки, но среди судей Чемпионата России по футболу таковых не имеется. И этот факт автоматически делает из Сабины представителя редкой профессии.— Расскажи о своем детстве.— Я родилась в прекрасной семье в городе Самара, тогда он назывался Куйбышев. К сожалению, я — единственный ребенок у мамы и папы. После школы окончила Самарскую академию государственного и муниципального управления имени Григория Лиманского. Училась по специальности «Управление персоналом».— А почему «к сожалению»? Маленькая Сабина мечтала о братике или сестричке?— В детстве это ощущалось не так сильно. Мечты о старшем брате возникли с возрастом. Мечтала, что, если бы он у меня был и если бы он был известным футболистом либо хоккеистом, было бы замечательно познакомиться с его друзьями.— Ты с детства знала, что твоя будущая профессия так или иначе будет связана с футболом?— Не совсем так. Думала, что буду работать в спортивной сфере, а может, она будет связана с актерским мастерством. Когда мы собирались в кругу родных и близких, я всегда что-то рассказывала, пела и танцевала. Нравилось быть в центре внимания. Уже с детства я хотела прославиться в какой-либо сфере.«Приехала с твердым решением продолжать играть»— Как ты попала в футбол?— В 13-14 лет я сама попросилась у папы на футбол. Как раз набирали девчачью команду, и, что интересно, тренер оказался знакомым моего отца. Зимой тренировки проходили в зале, по типу мини-футбола.Куда ставят игрока-новичка? Конечно же, на ворота! Такая же участь ожидала и меня. Я перебила себе все пальцы. Мама заявила: «С футболом покончено, она не сможет ни писать, ни делать что-либо. И вообще, футбол — это не женский вид спорта!»А этот вид спорта меня завлек не на шутку. Уже на первых соревнованиях в Калуге я пришла к твердому и окончательному решению — буду заниматься футболом всерьез. Мы заняли там то ли второе, то ли третье место, сейчас точно не вспомню. Думала, раз мы получили призовое место, значит, я хорошо себя показала. Приехала с твердым решением продолжать играть. Но как раз решался вопрос о моем дальнейшем обучении, поэтому играла я всего четыре года до поступления в вуз. В Академии я уже не могла заниматься спортом профессионально.И тогда папа сделал мне интересное предложение: «Если ты хочешь связать свое будущее с футболом, как смотришь на то, чтобы стать арбитром?» Я усмехнулась: «Ты смеешься? Где судейство и где я?!» Отец пообещал помочь.Помню: папа, мама и я вышли на площадку рядом с домом. Родители играли в футбол, показывали различные игровые моменты, а я должна была придумывать варианты решения в качестве арбитра.Я ежегодно проходила курсы юных арбитров, сдавала теорию, нормативы по физподготовке. Так меня допустили на игры первенства Самары. Первая игра проходила на стадионе «Салют». Конечно же, папа был рядом.Когда я вышла на поле, все удивились: «Вау, нас что, будет судить девушка?!» Папа всех успокоил, сказал, что я его дочь и, если у кого-нибудь возникнут вопросы, все могут подходить к нему. Отнеслись с пониманием. Мама так же присутствовала на игре и все снимала на видеокамеру. Позже мы анализировали игру дома уже на отснятом видео. На региональном первенстве я работала два года. Потом позвонили в Москву и предложили рассмотреть мою кандидатуру. Меня пригласили на Всероссийский юношеский турнир в город Иваново. И здесь я смогла показать себя с лучшей стороны. После турнира стали приглашать на другие соревнования. Позже получила приглашение на Всероссийские сборы арбитров-девушек.— Сколько лет уже в футболе?— Судейство — 13 лет, а в футболе уже 17.— Родители волнуются, когда ты судишь матч?— Как и все родители, они за меня переживают постоянно. Что касается судейства, я бы не сказала, что это для них особо волнительно. Папа старается не пропускать игр, всегда чувствую его поддержку. Локти не кусают, ногти не грызут, естественно. У нас доверительные отношения.«Отличалась от своих сверстников»— Каково быть дочерью знаменитого футболиста?— Наверное, так же, как и другого профессионального спортсмена — очень круто. Детство прошло в районе Металлург. Местная детвора не знала о жизни за рубежом — Арабских Эмиратах, Америке, например. А мы бывали в этих странах, отец привозил из своих поездок крутые вещи, одежду, спортивные костюмы. Конечно, я отличалась от своих сверстников. С тех пор ничего не изменилось: дети футболистов могут позволить себе гораздо больше, чем дети простых рабочих.Раньше на праздники семьи футболистов собирались большими кампаниями. Среди детворы футболистов, с кем играл папа, я была самой старшей. Несколько раз мне даже приходилось судействовать на матчах, где выступали мои знакомые с детства. Удивительно, насколько футбольный мир может изменить наши судьбы. Задумывались ли мы об этом в детстве?.. — Узнали они в арбитре подругу детства?— Конечно, да. Наши семьи дружили долгие годы. Мы ходили друг к другу на дни рождения. Нам было по пять-семь лет. Сейчас наблюдаем за жизнью друг друга в социальных сетях, следим за новостями, с некоторыми встречаемся на футбольных матчах.— Были ли случаи, когда друзья допускали в игре ошибку, а ты не делала замечаний?— Нет, никогда такого не было. Если мой будущий супруг будет футболистом и мне придется судить его игру, то, если потребуется, я буду судить его по всей строгости футбольного закона (улыбается).«Все моя родня — татары»— Кем работает твоя мама?— Мама трудится в сфере торговли, занимается одеждой.— В семье говорят на татарском языке?— Вся моя родня — татары. Мама моей мамы — моя бабушка очень известна в Самаре, ее приглашают на никах и по другим случаям в качестве абыстай. Она очень религиозна, побывала в Саудовской Аравии, Мекке. Родители — люди современные, намаз не читают. Татарский язык знают хорошо, родные между собой говорят на татарском. Я знаю язык чуть хуже. Я могу уловить в речи отдельные слова, суть сказанного. Но полными предложениями, к сожалению, не говорю.— А в чем причина?— Все же в семье родители больше общаются на русском языке, много друзей среди русских. Не знаю, почему-то не сложилось. Я разговариваю с родными на русском, но они говорят по-татарски. И мы хорошо понимаем друг друга.— А тебе не хотелось бы выучить татарский язык, чтобы свободно говорить с ними на родном языке?— Да, такое желание возникало не раз. Например, когда собираемся на праздники, вся родня болтает на татарском языке, а ты сидишь, «слушаешь» глазами и улыбаешься. И вот тогда подкрадывается мысль: «Как же — родной язык ведь нужно знать». А потом праздники заканчиваются, мы разъезжаемся, и желание тоже куда-то улетучивается.Быть может, к вопросу изучения родного языка я вернусь чуть позже, а может мой будущий муж будет татарином и поможет мне выучить родной язык (улыбается). Пока эти знания от меня не требуются. Родные знают об уровне моего татарского, относятся к этому спокойно, никто не осуждает. Все привыкли.— Как часто проходят игры?— Все зависит от чемпионата, игры бывают разные. К примеру, если это Высшая Лига Чемпионата России, в месяц проходит два-три матча, а то и четыре. Нельзя забывать об играх на кубок. Если первенство Москвы, можно судействовать каждый день, почти каждые выходные. Международные игры проходят четыре-пять раз в год. Матчи нерегулярны, но мы не сидим без дела месяцами, такого не бывает.— На каких играх ты выступаешь арбитром сейчас?— На данный момент я считаюсь арбитром Высшей Лиги Чемпионата России и игр на Кубок России в женском футболе. Также я могу судить игры молодежного первенства, РПЛ среди юношей, международные матчи — Чемпионата Европы, отборочные Чемпионата Мира и Лиги Чемпионов. — Если бы предоставили право выбрать любой один матч, то ты судила бы…?— Можно назвать матч из области своих фантазий? Конечно же, все мечтают о финале — Лиги Чемпионов, Чемпионата Мира, Олимпийских игр. Меня бы обрадовал любой из этих трех матчей (смеется).— Почему же фантазий, у вас все впереди.— Это так, как там говорят, «невозможное возможно»? Может быть, ты и права, но нужно смотреть на ситуацию с реальной точки зрения. Чем черт не шутит?! Главное — работать и еще раз работать.— Как идет подготовка к играм? Есть какие-то суеверия, традиции?— Если игра проходит в чужом городе или чужой стране — это очень хорошо. После завтрака люблю куда-нибудь сходить, подышать воздухом. Могу устроить себе небольшой шопинг по магазинам, развеяться, но это только между завтраком и обедом. А после обеда, если есть возможность, стараюсь вздремнуть. Ну, а готовясь к матчу, конечно, слушаю музыку. В судейской раздевалке перед игрой тоже звучит музыка.— Что ты обычно слушаешь?— Нет чего-то определенного. Слушаю обычную попсу радиостанций. Вероятно, в плейлисте даже больше лирических композиций о любви. В раздевалке арбитров слушаем энергичную музыку. Каждый вправе ставить ту песню, которая ему по душе, мы относимся к этому спокойно. Главное — чтобы композиция не была грустной. А когда я слушаю одна, ставлю лирическую музыку.— Расскажи о самой тяжелой игре в своей карьере.— Скажу, что не бывает легких или тяжелых матчей. Каждая игра по-своему тяжелая, ведь никогда не знаешь, чем закончится матч. Каждая игра — шаг в будущее. Все, что происходит на поле в момент игры, накапливается. Поэтому не могу выделить что-то одно. — Судейство — это твоя основная деятельность?— Да, можно и так сказать. На данный момент я больше нигде не работаю.«Мы не живем — мы выживаем»— Судьям много платят?— Девушкам-арбитрам — нет.— Как же вы тогда живете? Девушкам нужно так много — ухаживать за собой, одеваться…— Мы не живем — мы выживаем. Шучу, конечно. Я говорю только о себе, а вообще, у нас работает много девушек. Лично меня спасают международные игры, турниры. Там платят больше. В Москве тоже больше возможностей, больше игр. В сумме набирается достаточно. Для каждого своя мера — мало или много.Мы всегда хотим большего, чем имеем. Это и понятно. Но здесь я говорю о разнице заработной платы мужчин и женщин в Высшей Лиге: это небо и земля. Несомненно, мужской футбол популярнее женского футбола. Я люблю покупать новые вещи, делать маникюр, ресницы. Проблем нет. Я всегда найду средства для ухода за собой.— Не возникало желания оставить профессию, уйти из футбола?— Таких мыслей у меня никогда не было. Но я прекрасно понимаю, что когда-нибудь этот день наступит. Несмотря на все это, есть огромное желание остаться в футболе. Но в качестве кого? Тут есть над чем подумать.— Какие слова выкрикивают в адрес девушки-арбитра на игровом поле?— Сейчас мы приблизились к Европе, и женщины-судьи воспринимаются сегодня не как чудо. Могу сказать на своем примере: меня сейчас узнают и в Москве, и по России, и относятся с уважением. Встречаются хоть и редко неадекватные болельщики, орущие: «Женщине не место на футбольном поле!», «У судьи есть жена!» или «Иди, вари борщ!» Ну, а в целом нас воспринимают вполне нормально.«Кричали «Сабина обиделась!»— А было такое, что футболист сказал обидные слова, а после игры подходил просить прощения?— Как будто видела мои последние игры — вопросы именно по этой теме (улыбается). Не так давно была игра второго состава Премьер-лиги, встреча «Локомотива» с «Зенитом». Футболист «Локомотива» крайне резко не согласился с моим решением, без мата, конечно, но очень яро отстаивал правоту. Я вызвала главного арбитра и попросила показать желтую карточку в связи с несогласием с решением судьи. Знакомые с трибун начали кричать: «Сабина обиделась! Сабина обиделась!» Со стороны это выглядело очень смешно (улыбается).После матча игрок подошел и попросил прощения за эмоциональность. Я, честно, не ожидала, было приятно.Или вот совсем недавно в рамках Молодежного первенства встретились команды «Спартак» и «Рубин», тоже юноша упорно не хотел соглашаться с решением. Позже, когда по каким-то причинам игра была приостановлена, он прокричал мне с центра поля: «Пожалуйста, извини меня. Это все эмоции». Услышал весь стадион, и я, в знак того, что извинения приняты, кивнула и поблагодарила. Но за несогласие с решением арбитра ему досталась желтая карточка.— Они извиняются только потому, что вы девушка? А у мужчин-арбитров просит прощения после игры?— От коллег-девушек никогда не слышала, чтобы вот так с центра поля просили извинений. У меня вот был такой случай. Может быть, их восхищает моя красивая улыбка. Сам не похвалишь — никто не похвалит (смеется).Может быть, есть и такая установка и они извиняются только потому, что я женщина. Дело в том, что во время игры им все равно, они не понимают, кто перед ними — женщина или мужчина. Стираются все границы. С одной стороны, это и правильно, мы — судьи, вне зависимости от пола. Позже приходит понимание: «Это женщина, пусть и арбитр. Некрасиво получилось, надо пойти извиниться, поднять настроение». Так я думаю, не знаю, как там у других.— Ты судействуешь и на играх женских команд. А как они выражают свои эмоции судьям: обижаются, кричат, не соглашаются?— Недовольство решением арбитра, апелляции — это обычная практика, часть футбола. Не вижу в этом ничего плохого. А что касается женского футбола, я работаю с ними уже десять лет. Мы хорошо знаем и понимаем друг друга. И здесь не может быть и речи о личной неприязни. Если возникает спорный момент, всегда есть возможность расставить все точки, чтобы игра продолжалась на своей волне, и в дальнейшем никаких проблем не возникало.— Чем занимаешься между матчами? Есть хобби, которому посвящаешь время вне футбола?— Обычно, сезон заканчивается в конце ноября, и я стараюсь сделать отпуск в декабре. Хорошо отдохнуть где-нибудь в теплых странах. Ну, а после новогодних каникул начинаем подготовку к сезону, тренировки. Возвращаемся в рабочий режим.Сейчас я живу в Москве. Родители остались в Самаре, и во время отпуска я лечу туда, провожу время с ними. В спокойном режиме встречаюсь с родными и близкими, общаюсь. Все как у всех, каких-то выделяющихся занятий у меня нет.— Много времени посвящаешь Инстаграму?— Да, Инстаграм — моя любимая соцсеть. Захожу туда часто и бываю подолгу. Каждое мое утро начинается с Инстаграма.«Мы судили первый тайм с манишкой, повязанной на лопату»— Расскажи, пожалуйста, о смешных случаях на игре.— Смешных историй куча, но они не для прессы.В Швеции судействовала на отборочных на «Европу». Там женский футбол жутко популярен: стадионы собирают тысячи болельщиков, футболисток просто обожают, всюду фотографируются, берут автограф. Реклама повсюду: на билбордах, телевидении, радио. Будто бы все должны знать об игре.После игры мы сидим в одном кафе, где часто бывают бизнесмены. Мужчина сидит с газетой, и вот по шведскому каналу показывают новости и в конце в новостях спорта говорят о победе шведской сборной. На экране крупным планом показывают нас. Мужчина с газетой смотрит на экран, затем поворачивается к нам, смотрит. Опять оборачивается к телевизору — и снова на нас. Не утерпел, решил спросить: «Это вы?» Мы говорим: «Да!» И он начинает скандировать «Браво! Браво!» Это был один из приятнейших моментов. Вспоминаю еще один случай. Я тогда еще в Самаре работала. На дружеской встрече «Основа» вышла против «Дубля». Приехали на базу: там сауна, бассейн, баня. Одеваемся к игре, готовимся. И тут помощник спрашивает: «Сабина, а ты флажки взяла?» Отвечаю: «Нет, а ты?» В ответ получаю: «Тоже нет, я думала, ты их берешь». Осталось десять минут до начала, а еще телевидение снимает. Судорожно ищем палку. Нашли в итоге лопату, сломали, завязали на эту палку манишку и первый тайм провели с импровизированным флажком. Ко второму тайму нам успели привезти наши флажки.— Часто забываешь свои вещи?— Ой, да, очень часто. Многие забывают шортики, гетры. Единственный плюс — это форма. Если у команд черная форма, можно шортики и гетры у игроков позаимствовать (смеется). Можно попросить у резервных. Всегда можно найти выход. Мы ведь судьи.— Удивительно слышать о заимствовании одежды у футболистов.— Если у команды форма черного цвета, подходишь к администратору клуба и объясняешь ситуацию. У них всегда есть запасные комплекты. Ничего страшного в этом нет. В таких ситуациях звоним коллегам. Мне и самой случалось привозить одежду другим арбитрам. Своих в беде не бросаем. Нас мало, но мы в тельняшках (смеется).— Наводишь марафет перед игрой или выходишь на поле без макияжа?— Если смотрела мою ленту инстаграм, наверняка заметила, я вообще не крашусь. Тени и подводка — это не мое. Могу нанести легкую текстуру, чуточку румян. Губы не крашу. Если дождь или еще что… И вообще, макияж на игре смотрится очень странно и бессмысленно.— Есть любимый футбольный клуб или игрок?— Нет, любимого клуба у меня нет. По возможности стараюсь следить за играми РПЛ, ФНЛ и даже ПФЛ, там судействуют многие мои знакомые арбитры, играют знакомые футболисты. Но никогда не была болельщиком одного клуба или отдельно взятого игрока.А нет, оказывается, фанатела в детстве (смеется). Смотрела на Данияра Билялетдинова и Марата Измайлова и мечтала, чтобы у меня был такой муж. Как оказалось, я мечтала о них, потому что они татары.— Фотографируешься с известными футболистами? Автографы берешь?— Никогда не понимала смысл получения автографа. Каждый может сам расписаться, а потом хвастаться, мол, вот проходил Ибрагимович, оставил автограф. Между спортсменами бывают различные соревнования и обычно туда зовут девушек-арбитров. Вот там можно сфоткаться с кем-нибудь. У меня есть фото с Овечкиным, он был вратарем, я — судьей. Не сфотографироваться с ним был бы грех. Я часто сталкиваюсь с известными в прошлом спортсменами или знаменитыми нынешними футболистами. Но фотографируюсь с ними только тогда, когда сама не участвую в матче. Если я арбитр игры — я не фоткаюсь.Вот была я арбитром турнира «Газпром», в качестве гостя приезжал Кержаков. С этим красавчиком я решила оставить фото на память (смеется). — Следишь за другими видами спорта?— Читаю новости, смотрю спортивные каналы. Знаю о глобальных спортивных мероприятиях.«Будущего мужа хотела бы встретить в мире спорта»— Поговорим о личной жизни. У тебя есть молодой человек? Ты обмолвилась, что неплохо бы, если супруг будет футболистом или хоккеистом. Для тебя это принципиально?— Нет, пока я птица свободного полета. Конечно, я бы хотела встретить будущего супруга в мире спорта. Я сама живу спортом, и он бы понимал меня, принимал мои постоянные поездки, мои переживания. Судьба спортсмена имеет свои особенности. Все произойдет по воле Всевышнего. Кого мне подарит — какого-нибудь бизнесмена или руководителя «Татнефти», не знаю. Они тоже неплохой вариант (смеется).— Спортсмены много пишут? Футболисты, баскетболисты, хоккеисты…— Футболисты, конечно, пишут, тут нечего скрывать. Хоккеисты и другие спортсмены пишут редко, почти никогда. Видимо, не интересуются футболом настолько, чтобы узнавать меня. Футболисты пишут, особенно после матчей, открываю директ в инстаграм — и всегда оставляют сообщения два-три игрока.— И конечно все приглашают на свидание?— По-разному: кто-то просто пишет комплименты, кто-то благодарит за хорошую игру. Начинают всегда с таких слов. Могут подойти совсем издалека: спрашивают о футбольных моментах. До свиданий не доходит, максимум, можем сходить в кино. Многие из них очень молоды (смеется), и наши цели и жизненные ценности не совпадают.— В 2017 году ты говорила, что хочешь иметь такой же гардероб для кроссовок, как у Тимати. За прошедших два года мечта сбылась?— Наверное, я говорила о собственной квартире — своей квартире и гардеробе для кроссовок, как у Тимати. Кроссовок прибавилось, появились новые, но они пока стоят в коробках, гардероба для них нет.«Надо брать! Срочно!»— Как ты думаешь: если девушка красива, вкусно готовит, кроме того, она — футбольный арбитр, ее можно назвать идеальной?— Думаю, да, идеальней не найти! Надо брать! Срочно! (смеется)— Какие советы дашь молодым людям, мечтающим стать арбитрами?— Молодые люди! Если вы очень любите футбол, хотите стать частью этой великой игры, не думаете в первую очередь о деньгах, а хотите получить истинное удовольствие — запишитесь на курс молодых арбитров. Докажите свой профессионализм, отдавайтесь любимой работе всей душой и телом, и тогда у вас все получится! Вперед!