Гендиректор «Ак Барса» Рафик Якубов: Вирус чемпионства в Казань привез Юрий Иванович Моисеев

Сегодня легендарному тренеру казанского клуба исполнилось бы 80 лет. ИА «Татар-информ» вспоминает наставника, приведшего Казань к первой хоккейной победе, словами его бывших подопечных.

Олимпийскому чемпиону по хоккею 1968 года, заслуженному тренеру СССР Юрию Ивановичу Моисееву сегодня, 15 июля 2020 года, исполнилось бы 80 лет. Лучшие годы своей игровой карьеры нападающий провел под руководством Анатолия Тарасова в московском ЦСКА, в составе которого восемь раз становился чемпионом страны. В качестве тренера работал в московском «Динамо», ЦСКА, молодежной сборной России и самарском ЦСК ВВС. Но наибольший успех его в его тренерской карьере принесла работа с «Ак Барсом».

Для хоккейной Казани Моисеев — легендарная личность. Возглавив «Ак Барс» в 1995 году, через три года наставник привел команду к первой исторической победе в чемпионате России по хоккею. Мы вспомнили, что в разные годы говорили о великом Моисееве его подопечные.

Рафик Якубов, генеральный менеджер «Ак Барса»

Вирус чемпионства в Казань привез Юрий Иванович Моисеев. Когда Юрий Иванович пришел в команду, он нас собрал и первое, что мы услышали, было: «Я сделаю из вас чемпионов» (а мы шли месте на 8-м или 9-м). Помню, как мы переглянулись. Не могли воспринимать это серьезно.Рафик Якубов

Команда была невероятно сплоченной: костяк собрался из казанских ребят. Каждую игру мы настраивались только на победу. Если проигрывали, то это была маленькая трагедия. Сейчас часто слышишь, что неудачную игру надо поскорее выкинуть из головы и настраиваться на следующую. Для нашего поколения это было не так. Мы переживали, не могли дождаться следующей игры, чтобы доказать, что мы сильные и можем выиграть.

Когда мы уступили в плей-офф Саратову, я из Дворца спорта еще час не выходил. Закрылся в каморке у администратора команды Рустема Альтафовича Кашапова и ждал, когда во дворце не останется ни болельщиков, ни близких, ни друзей. Мне было стыдно.

В первый год в предсезонку, чтобы почувствовать, что такое победа, мы специально ездили с Моисеевым в Финляндию и Швецию и играли там с не самыми сильными командами. В нас вырабатывался характер победителей. Мы были не просто игроками — жажда выигрыша была для на первом месте. Кроме того, за победы мы получали небольшие премии — это тоже было мудрое решение тренера.

Юрий Иванович любил рассказывать старую историю про то, что, если музыкант-виртуоз один день не поиграл, он чувствует это сам, если два — его состояние заметно профессионалам, на третий день оно очевидно всем окружающим. Именно поэтому мы тренировались каждый день.Рафик Якубов

Случались мини-конфликты на этой почве, когда мы чувствовали, что нам необходим отдых. Я был капитаном и в мои обязанности входило доносить до Юрия Ивановича мнение команды. Но он нас ломал — он никогда не давал задний ход. Бывало, я уходил с собрания с мужскими слезами на глазах — от злости, обиды. Через год-два у нас случился откровенный разговор, и Юрий Иванович сказал: «Рафа, ты прошел испытание на прочность. Ты настоящий капитан. Будешь играть, пока сам не подойдешь ко мне и не скажешь, что хочешь закончить».

Многие рассказывают про Моисеева только как про жесткого тренера, но были у него и другие моменты. Он мог пройти перед игрой по кругу, каждого обнять, сказать что-то свое, дать напутствие. Или вот едем в поезде — он мог зайти в любое купе, сесть с нами, байки потравить, вспомнить анекдот или рассказать про Тарасова. Неправильно сказать, что мы его просто боялись — мы его уважали. Наш чемпионский характер, который есть у команды и сейчас, — все это наследие Юрия Ивановича.

 Сергей Абрамов, тренер вратарей «Ак Барса»

«В 1995 к нам в команду пришел Юрий Иванович Моисеев. Помню, как на тренировках за пропущенную шайбу он заставлял меня разбегаться и рыбкой прыгать через ворота. С другими игроками такое практиковалось, но не с вратарями — к нам всегда было особое отношение. К тому же я был в тяжелой вратарской форме. Но для Моисеева все были равны.

Но он был не только тем жестким тренером, о котором все рассказывают — помогал мне не только на льду, но и в жизни. Много с ним разговаривали. Хотя я уже был в тот момент взрослым и опытным человеком, всегда было приятно послушать его рассуждения о хоккее, да и просто поговорить. Он был хорошим психологом. После разговора с ним уходила раздраженность, неуверенность. Становилось легче играть.Сергей Абрамов

Моисеев постоянно говорил: «Надо работать на тренировке на сто процентов, и тогда будет результат». Сейчас эти слова я повторяю своим подопечным».

Дмитрий Балмин, ассистент главного тренера «Барса» 

Я многое взял от него. Например, понимание, что на тренировке все нужно делать быстро: быстрее обращаться с шайбой, быстрее соображать, но при этом отдаваться на 120 процентов — чтобы в игре эти навыки проявлялись хотя бы процентов 90 — это уже хорошо. В игре, говорил он, шоковая ситуация. И чтобы в шоковых условиях быстрее принимать решения, необходимо в таком же темпе работать на тренировках. Можно научить быстрее кататься, обращаться с шайбой, а как научить быстрее принимать решения? В этом помогал подбор упражнений, обеспечивавших постоянный контакт. В тесном взаимодействии с партнерами ты и учишься молниеносно делать выбор, как поступить на льду.

Помню момент, когда Моисеев знакомился с командой — нас собрали в зале атлетизма в старом дворце в подвале. Там было и руководство команды. Нам представили Юрия Ивановича, нашего нового главного тренера, перечислили все его регалии, хотя и представлять-то было не надо — мы прекрасно знали, что это за специалист.

С первых тренировок стало понятно, что все теперь будет по-другому. У Моисеева своеобразная манера вести тренировки. Он надевал коньки. После нескольких первых упражнений он, не снимая коньков, уходил за борт, брал в руки микрофон и начинал объяснять. Когда ты делал ошибки, следовали знаменитые прыжки через ворота. Дмитрий Балмин

Стали много и усердно работать. Интересные упражнения были и на земле — бегали, прыгали с рюкзаками на песке. На льду пять кругов в конце тренировки, когда мы злились на него. Мы работали практически без выходных. Он держал всю команду под контролем — как натянутую струну. Она могла бы оборваться, а он всегда находил какие-то слова, нужные для нас. Он говорил: «Ребята, поверьте, ваша тяжелая работа бесследно не пройдет. Результат придет не сразу, но придет обязательно». И говорил он это так, что мы верили ему.

На тренировках мы испытывали колоссальное напряжение, но после, в раздевалке, он мог подойти, пошутить, подбодрить, что-то рассказать. Внутренний стресс снимался.

Хорошо помню матч, после которого стали чемпионами. Мы играли тогда с «Динамо». Идут последние минуты, мы ведем 3:2. И кто-то из ребят мне шепнул: «Вроде закончился матч, от которого зависит наше положение в турнирной таблице, «Магнитка» не смогла выиграть, и поэтому, если мы сейчас победим, будем чемпионами». Раздалась сирена, мы покидали перчатки, стали поздравлять друг друга. Состояние счастья нас просто переполняло. Думать о тех играх, которые еще нам полагалось сыграть по регламенту, было сложно. Но Юрий Иванович, профессионал до мозга костей, заставлял нас работать и дальше — как ни в чем не бывало. Он говорил: «Ребята, понятно, что вы чемпионы, но на вас и смотрят как на чемпионов, вы и играть должны как чемпионы. Нельзя опускаться ниже своего уровня.