Спортдиректор «Рубина» Олег Яровинский: Кварацхелия сейчас не продается, 15 миллионов неинтересны

Правда ли, что «Рубин» вел переговоры по переходу в казанский клуб Александра Кокорина? Почему клуб не намерен продавать сейчас полузащитника Хвичу Кварацхелию и защитника Филипа Уремовича? Об этом и многом другом рассказал спортивный директор казанского «Рубина».

В минувшую пятницу глава департамента судейства РФС Виктор Кашшаи провел лекцию для игроков и тренеров «Рубина». А сразу после мероприятия спортивный директор «Рубина» Олег Яровинский пообщался с корреспондентом «Матч ТВ».

«После выступления Слуцкого судьи поняли, что надо активнее взаимодействовать»

— Вы со встречи игроков и тренеров «Рубина» с боссом судей Виктором Кашшаи. Было полезно?

— Диалог и взаимодействие — это всегда хорошо. Кашшаи сейчас разбирал нюансы сложных эпизодов и решений с привязкой к правилам и рекомендациям, которые он дает судьям. Здорово, что они решили приехать и пообщаться.

— После огненного спича Слуцкого вы почувствовали изменение отношения со стороны Кашшаи или других судей?

— Нет, мне кажется, все осталось по-прежнему. Просто после выступления Слуцкого они поняли, что надо активнее взаимодействовать и общаться со всеми. Это здорово, что идет движение навстречу. На самом деле и мы, и судьи делаем одно дело. Все участники процесса важны.

— Слуцкий вел себя спокойно?

— Все было максимально корректно, Леонид Викторович совершенно спокоен. Просто какие-то вещи четко прописаны, а некоторые — связаны с усмотрением конкретного арбитра. Чем больше будет понимания, как глава судейского комитета и судьи будут трактовать подобные вещи, по каким критериям, тем легче понимать, что происходит на поле. Тема судейства слишком деликатна, давайте посвятим ей минимальное количество времени.

«Кварацхелии бессмысленно переходить в российский клуб»

— Сколько сейчас стоит Хвича Кварацхелия?

— Очень дорого. Для любого клуба продажа футболистов — естественная часть процесса существования. И нужно четко понимать: когда в твоей команде есть футболист с таким потенциалом, как у Хвичи, то рано или поздно он уйдет. Это неизбежно, это развитие, таким игрокам в определенный момент нужно делать следующий большой шаг.

— Как оценить его сейчас? Сколько нужно заплатить, чтобы «Рубин» отпустил Хвичу?

— Невозможно оценить. Потому что он находится на этапе бурного роста. Ему крайне необходимо играть в команде, где полностью доверяет главный тренер, и где всем его суперположительным качествам дадут развитие. Ему нужна работа тренера, ведь в силу возраста он иногда заигрывается, принимает импульсивные решения.

Хвича Кварацхелия обязательно перейдет в большой европейский клуб и будет стоить очень дорого, но сейчас самое неправильное время для клуба, чтобы продавать. Как и для Хвичи, чтобы уходить. Ему крайне важно получать максимальный уровень доверия, который он получает в «Рубине».

— Но есть же деньги, от которых «Рубин» не сможет отказаться?

— Поэтому я и не хочу говорить цифрами, ведь остальные оценивают так же: «Давайте мы его сейчас купим за определенную сумму, так как понимаем, что скоро он будет стоить еще дороже». Так и мы это понимаем. Мы лучше сами его продадим за это «еще дороже». Допустим, следующим летом. Или через полтора года. Будет зависеть от его прогресса.

Сейчас потенциальные покупатели не дадут сумму, которая нас устроит. Плюс у нас есть свои задачи, а также понимание, что футболиста к продаже надо готовить.

— Сейчас Кварацхелия не продается?

— Не продается. Сто процентов.

— 15 миллионов от «Локомотива» — это неинтересно?

— Вообще ни от кого неинтересно. Ему бессмысленно переходить в российский клуб. Он способен сделать следующий шаг в Европу, но ему нужно немного окрепнуть ментально. Не забывайте, Хвича не был игроком стартового состава в первой части прошлого сезона. Ему важно утвердиться в роли примы, показать стабильность. И тогда он перейдет. Уверен, это будет довольно дорого.

— Нет ощущения, что «Локомотив» наматывает круги вокруг базы и ждет возможности забрать его обратно?

— Официального предложения я не видел. Это все фактики в мире галактики. Если кто-то хочет его купить, он приходит и заявляет об этом. У Рустема Фидаевича (Сайманова, гендиректора «Рубина» — Ред.) телефон всегда включен, как и у меня. Любой клуб в мире может найти контакт и обратиться. Но сейчас это нецелесообразно.

— У Хвичи не кружится голова? Звезда лиги, феерит за сборную.

— Нет, это тот прекрасный тип футболиста и человека, который просто наслаждается игрой в футбол. Хвича никуда не спешит. Мы с ним взвешенно обсуждали ситуацию и его отношение. Он счастлив, что стал футболистом, и это эфемерное будущее, связанное с топ-клубами, его пока не волнует. Хвича наслаждается моментом.

— Вы работали с Мартином Эдегором. Можете их сравнить? Не по качествам, а по ментальности.

— Одинаковые в том смысле, что оба стали футболистами, потому что играют с удовольствием: очень эмоциональны, постоянно пашут. Кварацхелия невероятно трудолюбив, он не просто грузинская звезда, которая после каждого удачного действия пьет хванчкару (грузинское вино). Он и Мартин Эдегор круты тем, что много работают и просто кайфуют от того, что у них есть. Не думают, куда все это их может привести. 

«В перспективе Макаров может стать высококлассным игроком РПЛ»

— Вы долго вели Хван Ин Бома? Кореец из Канады в Казани — это необычно.

— Экзотического в Хван Ин Боме только то, что он приехал из канадского клуба «Ванкувер Уайткэпс». Но вообще это игрок сборной Южной Кореи. Я бы не хотел, чтобы к нему относились как к человеку, которого мы нашли где-то в лесах Канады среди лосей. Он игрок с определенным набором качеств, великолепный игрок, за которым мы давно следили. Просто сложилось, что он приехал из экзотического места.

Его национальность и локация бывшего клуба почему-то вызывает живейший интерес. Хотя тот же Денис Макаров прошел нечеловеческий путь у нас под носом: играл в Якутии, не играл в дубле «Оренбурга», вырвал шанс в «Нефтехимике» и перешел в «Рубин», где показывает такую игру. Но о нем меньше говорят, потому что он русский парень. На самом деле Макаров, Меркулов, Деспотович, Эдегор… Неважно, откуда они приехали, за каждым их них есть история.

— Макаров по потенциалу — звезда?

— В перспективе может стать высококлассным игроком премьер-лиги, который регулярно забивает, отдает и привлекается в сборную. А Хван Ин Бом уже игрок национальной сборной Южной Кореи — не самой слабой, кстати. Сложнее всего было не найти его, а уговорить. При оценке трансфера лучше всего смотреть на качества игрока и интеграцию в модель. Так вот он отлично вписывался в систему, которую настраивает тренерский штаб «Рубина». Идеологически Хван Ин Бом подходит идеально. И такие интересные трансферы возможны, только когда есть постоянный диалог между тренером и спортивным отделом. 

— Про Макарова, который забил 4 гола после выхода на замену. Какие аргументы нашли, чтобы он выбрал «Рубин», а не ЦСКА?

— Целый ряд факторов. Денис знаком с Олегом Веретенниковым [помощником Слуцкого], они пересекались в «Оренбурге», и еще тогда он верил в футболиста Макарова. Плюс он пообщался с Ганчаренко, со Слуцким и сделал выбор в пользу Казани. Думаю, переход в «Рубин» был для него более удачным трамплином. Все-таки в ЦСКА слишком серьезная конкуренция.

— Помогли контакты ТАИФа, который спонсирует «Нефтехимик» и «Рубин», а также ваши отношения с клубом из региона?

— Нет, у нас же не рабовладельческий строй. Все зависело от решения футболиста. Конечно, «Нефтехимик» — наш братский клуб, мы дружим, но это не помогло бы, если бы Макаров выбрал ЦСКА.

— Как вышло, что он не прошел первый медосмотр?

— Ничего серьезного. Это было связано с медицинским протоколом. Медосмотр отправил на дополнительное обследование, которое сняло все вопросы.

«Национальность, возраст и вероисповедание не имеют ни малейшего значения»

— Еще одна нетипичная история для нашей лиги — 23-летний капитан-легионер Филип Уремович.

— В «Рубине» на момент прихода Леонида Слуцкого была группа игроков, которая претендовала на лидерство. Уремович стал тем, кто вырвал это лидерство. Национальность, возраст и вероисповедание не имеют ни малейшего значения. Внутри команды никого не обманешь.

— Была ситуация, в которой он раскрылся? 

— Это гораздо более тонкие настройки. На играх и тренировках ты каждый день подтверждаешь свое лидерство. Не могу привести пример, когда базу клуба обстреливали враги, а Уремович взял и ядром подавил огневую точку противника. Это ощущение, которое появляется за время нахождения в коллективе. Оно или есть, или нет. Возраст — лишь цифры, можно и в 38 лет быть бесхарактерным. 

— Уремович — серьезный актив? Его действительно хотел «Селтик», а клубы АПЛ проявляют интерес?

— Конечно, серьезный актив. Был «Селтик», и клубы АПЛ тоже прощупывают почву. Уремович обязательно перейдет на следующий уровень, но нужно сделать это вовремя. Для защитника особенно важно переходить в определенном статусе под стартовый состав.

Не когда клуб-покупатель мыслит: «О, неплохой защитник, давайте купим и посмотрим в деле». Очень многим клубам Европы ресурсы позволяют брать игроков «за просто так» и смотреть по ситуации. Этого надо избежать. Уверен, Фил за год-полтора добьется того, что серьезный клуб предложит ему контракт под основу. 

— Сейчас он тоже не для продажи?

— Верно. Это случится, но не сейчас.

— Правда, что ЦСКА хотел Уремовича, и вы запросили 12 миллионов?

— Нет, цены мы не обсуждали. Но они действительно хотели Уремовича. А мы хотели одного из футболистов ЦСКА. Мы обсуждали это чисто в теории. Они сказали нет, мы — нет. И замечательно. 

— Речь про Кучаева? Слуцкий его хотел, так как знал, как встроить в свою модель?

— Да. Слава богу, что Костя сейчас так заиграл. Я очень рад за него. И Уремович дебютировал в сборной Хорватии. Думаю, Виктор Михайлович тоже рад. Все довольны.

— Правда, что хотели Урунова, но «Спартак» опередил?

— Да, мы хотели игрока похожего функционала. У нас было четкое понимание, где его использовать. Мы ни капельки не жалеем, что взяли Ин Бома, но изначально хотели в центр поля человека с быстрыми переключениями и таким интересным потенциалом как у Урунова. Это классный футболист. «Спартак» опередил? Учитывая все обстоятельства, даже опережать было не нужно. В целом я убежден, что для «Спартака» это очень хороший трансфер.

«Деньгами Деспотовича никто не убивал»

— Как «Рубин» уговорил Деспотовича выбрать именно Казань, и действительно ли у него были большие требования по личному контракту?

— Ничего подобного. Деспотович — очень качественный нападающий, у которого были варианты. Он выбирал, где будет лучше. Деньгами его никто не убивал. Вопрос был в том, что ему хотелось принять решение самому. Переговоры проходили в равной степени сложно, как и по другим игрокам. Требования у него весьма разумные. Взять адаптированного нападающего к лиге — это всегда огромный плюс. 

В какой-то момент мы поняли, что из-за пандемии осуществлять международные трансферы непросто. Въезд в Россию по-прежнему очень сложный. А тут готовый футболист с проверенным уровнем мастерства. Начинать чемпионат с одним Игнатьевым было бы крайне опасно.

— У Деспотовича очень специфический характер. Слишком импульсивный.

— Это преувеличение. До этого говорили, что у Вани Игнатьева тоже непростой характер. Все футболисты на таком уровне в той или иной степени специфичны. Все по-хорошему злые и наглые. Добрые, справедливые и неершистые закончили карьеру лет в 12.

— Здесь речь про конкретные скандальные ситуации. У того же Игнатьева в «Краснодаре».

— Это всегда вопрос репутации и слухов. Многое из историй — миф, да и по большому счету не имеют значения в моменте. Слава идет впереди человека, но важно, как ты выстраиваешь отношения внутри коллектива, как относишься к человеку. Любой футболист с характером и амбициями будет проблемным в той или иной степени. Все это немного абстрактная история, и в ней нет ничего страшного.

Все футболисты — не ангелы, нужно обладать определенным эмоциональным фоном, чтобы быть спортсменом высокого уровня. Если ты агрессивный на поле и делаешь свое дело со страстью, то, конечно, это будет иметь отголоски в жизни. Все это нужно грамотно выстраивать, тогда проблем не будет. Сколько было разговоров, что Дзага — проблемный? Или братья Березуцкие? Они ведь тоже не ангелы, но настолько профессиональны, что вопросов никогда не возникало. Уровень мастерства всегда превалирует над скандальностью или импульсивностью личности.

— Вы довольны трансфером Деспотовича по всем параметрам?

— Очень, и прежде всего, с точки зрения качества. Это первостепенно и стоит над вопросами финансов, рынка и прочих факторов, которые могли сложиться или нет. Деспотович — суперкачественный нападающий.

«Мы вели с Кокорины переговоры, общались»

— Очевидно, что искали и другие варианты на рынке. Насколько серьезным был интерес к Кокорину?

— Мы вели с ним переговоры, общались.

— Как и, похоже, вся лига.

— Кажется, да, почти все ведущие клубы это делали. Но подписание Кокорина было сложным с точки зрения финансов. А главное, что Кокорин — непростой футболист для модели развития «Рубина», которая сейчас принята. Слишком специальный, хотя уровень его мастерства — потрясающий.

— Интересно ваше мнение со стороны. Кокорин мог бы оказаться в «Роме»? Ему нужно это сейчас?

— Очень сложный вопрос. Если «Рома» действительно им интересуется и если «Спартак» готов пойти навстречу, то я бы перешел в «Рому». Чтобы попробовать себя на таком уровне. Абсолютно убежден, что Саша может там играть. Не просто играть, а быть на ведущих ролях. Это мнение болельщика со стороны, который не знает видения «Спартака» и Кокорина.

Но не пойти в большой европейский клуб, когда тебя зовут и хотят, — это сложно. Невероятно любопытный вызов. Но вроде еще не было прецедентов, чтобы футболист переходил в один клуб и в это же окно уходил в другой.

— Разве что Кокорин в «Анжи».

— Точно, но это было связано со «смертью» проекта. Если бы он сохранил курс, то Кокорин бы там играл. Пандемия и длиннющее окно создает такие необычные возможности.

«Кризис Игнатьева больше в головах публики и журналистов»

— Кейс Игнатьева. У него с начала года 1175 минут и только 3 гола, все — с пенальти. Есть понимание, почему он не забивает с игры?

— Вопрос по Игнатьеву связан не только с тем, что он ищет себя в роли основного нападающего. Накладывается, что «Рубин» находился в поиске игры, этот процесс еще не закончился. Когда команда в стадии построения, страдают все, а нападающие — больше всех. Ваня не получал достаточное количество передач. Мы вообще очень мало забивали. 

Результативность идет вверх, и я уверен, что у Игнатьева пойдут голы. У него есть моменты, он усердно работает, поэтому это вопрос времени.

— Что делать спортивному директору в этой ситуации? Просто ждать или участвовать и общаться с игроком?

— Если есть возможность поддержать игрока, то нужно это делать. Хочешь сказать — говори. Это вопрос индивидуального подхода и зон ответственности. Например, есть сугубо тренерские моменты, в которые ни в коем случае нельзя лезть. Но в некоторых случаях следует участвовать и спортивному директору. Вообще, думаю, что Ваня и со всем справится без моей поддержки. Он довольно характерный парень.

Кризис Игнатьева больше в головах публики и журналистов, нежели руководства, тренерского штаба или партнеров. Все же видят, что происходит на тренировках. Да, пока он не забил с игры то количество моментов, которые мог, но послушайте: есть огромное количество больших нападающих, которые переживали этапы низкой результативности. У Бербатова была кличка «убийца моментов», а потом он забивал 9 из 10. Левандовский в первый год в «Боруссии» проигрывал конкуренцию Барриосу. 

— 7 миллионов евро за Ивана — это рыночная цена? Чем она обусловлена?

— Тем, что за футболиста с большим потенциалом нужно платить большие деньги. С этим ничего не поделаешь. Я не думаю, что на этом нужно акцентировать внимание.

— Очень редкий и достаточно дорогой внутренний трансфер российский игрока.

— Согласен, но он мог бы вообще никуда не перейти. Трансферная стоимость большого количества россиян такого же уровня еще выше. И чаще всего они не продаются. Да, деньги большие, но это оправданная сумма.

— Первый большой контракт в карьере. Это могло расслабить?

— У него нет даже минимальной расслабленности. Игнатьев так пашет на тренировках… Вообще быть расслабленным в команде у Леонида Слуцкого — это слишком большая роскошь, которая приводит к лавке, а затем — к переходу.

О Слуцком есть мнение, что он — весельчак и кавээнщик, но в тренерском процессе он невероятная зверюга. Все шутки заканчиваются с началом тренировки. Сам Игнатьев не подписал настолько большой контракт, чтобы всю жизнь сидеть на печи. Плюс у него есть амбиции. По отношению к делу к Ване нет никаких вопросов.

«Приезжают качественные иностранцы, никто им не мешает»

— Вопрос в целом про переговорный процесс. Есть штамп, что в РПЛ очень сложно везти сильных игроков. Особенно не в Москву или Питер. Вы не согласны?

— Категорически. Просто не стоит замахиваться на тех, кто точно не приедет. Очень много живых примеров из «Уфы», «Ростова», «Рубина»: приезжают качественные иностранцы, никто им не мешает. Даже «Оренбург» привозит, который базируется, при всем уважении, в очень специфическом городе.

— Можно привезти игрока в РПЛ, на которого параллельно есть спрос в топ-лигах? Какие нужны аргументы?

— Есть целая группа футболистов, которая не рассматривает Россию в принципе: «Поиграю еще год у себя [условно] в Дании и перейду в Чемпионшип или Бундеслигу 2». У них даже вопрос денег не стоит, они приняли решение. Но многие готовы к нам ехать. И город, кстати, их будет волновать в меньшей степени. Это даже не вопрос денег в первую очередь, а проекта, который ты предлагаешь.

В Англии есть два дивизиона, где, если исключить супертопов, за новичков борются примерно 30 команд с сопоставимыми финансовыми возможностями. А еще — Бундеслига, Франция, Испания. Бешеная конкуренция, но в теории все возможно.

«Мы сняли Абильдгора с самолета, когда он летел в немецкий клуб»

— Если игрока зовут в АПЛ, то на Казань его уже никак не уговоришь?

— Почти невозможно, да и стоить это будет невероятно дорого. Но если речь о Бундеслиге, то более реально. Как показывал пример Абильгора. Мы его сняли с самолета, когда он летел в немецкий клуб. Но мы нашли слова, чтобы его остановить. 

— Главный аргумент.

— Проект. Что мы делаем, для чего, как. Тонкое понимание, что мы изучили его всесторонне. Футболист должен понимать, что его рассматривают не просто как неплохой вариант: в клубе понимают, как использовать конкретного игрока в команде.

— Прямо сняли с самолета?

— Да, огромное преимущество «Рубина», что мы очень тесно и оперативно взаимодействуем с генеральным директором. Он быстро принимает решения, находится рядом с командой. Считаю, что в «Рубине» — идеальная система управления: все оперативно решается внутри небольшого круга. У нас нет трансферного комитета и других сложных бюрократических процедур.

— Когда нужно одобрение трансферного комитета или совета директоров, человека с самолета не снимешь?

— Конечно, было 2 часа ночи. Абильгор приехал в аэропорт Копенгагена, но мы его уговорили не лететь. Сняли ему отель в Копенгагене, где он переночевал и полетел в Турцию на следующий день, где «Рубин» был на сборе. Для этого еще нужно было договориться с клубом, решить массу вопросов. Мы же его в аренду взяли, то есть реально масса сложных комбинаций на коротком временном промежутке. И все это возможно только потому, что генеральный директор был на сборах в одном отеле с командой.

«Травмы — неизбежный процесс, это всегда очень болезненно и не вовремя»

— Почему вы считаете трансфер Михаила Бутовского — бывшего врача «Спартака» и ЦСКА — лучшим в сезоне?

— Дело в том, что врач для тренера в команде главнее спортивного директора. Травмы — неизбежный процесс, это всегда очень болезненно и не вовремя. Доктор, который правильно понимает степень риска, систему восстановления и превентивного воздействия, чтобы избежать травм — это важная составляющая успеха. Чем больше будет тренировочных дней, тем лучше команда будет выглядеть. В недельном цикле ведь, по сути, есть всего две тренировки, чтобы что-то наработать, все остальное — восстановление или подготовка к игре. Доктор — ключевая фигура, особенно на сборах. Я искренне считаю, что это главный трансфер в сезоне наряду с самым дорогим из футболистов.

— Кварацхелия — дриблинг, Солтмурад Бакаев — тоже, Макаров — дриблинг. Урунова хотели, и он тоже с дриблингом. Это трансферная концепция или совпадение?

— Совпадение. У Кварацхелии помимо дриблинга есть очень много сильных качеств. Бакаеву дриблинг пока даже немного мешает: если бы он меньше его использовал, то действовал бы эффективнее, он это обсуждал с главным тренером. У него супернавыки, но нужно грамотнее балансировать. У Макарова — скорее финальные решения в штрафной. Тоже отчасти дриблинг, конечно, но немного в другом ключе.

Урунов должен был выступать в «Рубине» в опорной зоне, мы рассматривали его туда. И от него мы бы требовали других качеств, дриблинг был бы не ключевым. Так что точно — совпадение.

«Мы строим большой клуб»

— Концепция «Рубина»: выращивать и зарабатывать или строить большой клуб?

— Мы строим большой клуб, но в процессе построения вместе с ростом игроков планируем продавать. Это неизбежно при эволюции. Если ты играешь за клуб, чего-то добиваешься, то тебя покупают, а клуб, соответственно, продает и зарабатывает.

— Сейчас «Рубину» нужны трансферы?

— Считаю, что мы полностью укомплектованы, у нас есть идеальный баланс. Дай бог чтобы не было травм. С учетом трудностей, которые создает новый лимит, мы правда неплохо выглядим кадрово. При нем очень сложно, он влияет на стратегическую деятельность: мы бы с удовольствием взяли еще одного иностранца из нашего списка на вырост. И деньги на это есть, но лимит ограничивает.

— Очень молодая команда. С ней можно решать задачу?

— Можно. Это сложно и требует терпения, потому что нельзя играть стабильно — будет бросать вверх и вниз, но это нормально, и надо пережить. Эта неприятная часть, но она нивелируется тем, что молодой организм совершенно другой по духу, состоянию и отношению к делу. В этом смысле «Витесс» был грандиозным местом для понимания, что в молодой команде может быть так кайфово.