Эмиль Гарипов: «99,9 процента хоккеистов ничего не знают про вратарское дело»

Один из героев недавнего сезона, лучший вратарь финальной серии Кубка Гагарина, голкипер «Ак Барса» Эмиль Гарипов на днях подписал новый, двухлетний контракт с родным клубом. В интервью вратарь объяснил, почему вариант с «Ак Барсом» для него приоритетный, как вера помогает ему в работе и почему даже хоккеисты ничего не понимают во вратарском деле.

– «Ак Барс» – чемпион, но ни одного игрока из команды, ставшей первым трехкратным обладателем Кубка Гагарина, на чемпионат мира в Дании не вызвали в сборную России, в том числе и тебя. Не обидно?

– Нет, никакой обиды нет. Да, немного, чуть-чуть расстроился. А так все хорошо.

– Тренер вратарей сборной России Рашит Давыдов объяснил причину твоего не вызова в национальную команду. «Эмиль – молодец. Он здорово сыграл финальную серию. Гарипов пока не имеет опыта игры за сборную на международном уровне. Если бы у нас был месяц на подготовку, то мы бы его вызвали, дали бы сыграть и дали втянуться. Но сейчас цейтнот. Но в дальнейшем мы собираемся его вызывать», – сказал Давыдов, он, к слову, играл в прошлом веке за СК им. Урицкого, в интервью «Спорт-Экспрессу».

– Да, я слышал об этом, правильно сказал Давыдов.

– Кстати, о тренерах, в Альметьевске с тобой работал Айрат Мухитов, в «Ак Барсе» – Сергей Абрамов и Ари Мойсанен. Некоторые журналисты считают, что Абрамов де-факто уже не тренер, но администратор. А ты как считаешь?

– Те, кто так говорит про Абрамова, ничего не понимают. Этот человек большой профессионал и как хоккеист, и как тренер. Он пользуется моим огромным уважением, обладает огромным авторитетом в команде. И я просто не представляю себе «Ак Барса» без Сергея Михайловича, что приду в раздевалку и не увижу его. И он, и Ари – оба работают со мной, с нашими вратарями. С Мухитовым я до сих пор хорошо общаюсь, созваниваюсь, хорошо общаемся. Каждый тренер дал мне что-то свое: невозможно общаться только с одним специалистом, берешь у каждого что-то свое.

– Тренер вратарей как штатная единица хоккейной команды появилась не так давно, уже в 21 веке. Как же раньше вратари обходились без собственных наставников, как тот же Абрамов?

– Да, я знаю, что раньше таких тренеров не было. Но сейчас без них вряд ли можно обойтись. Кто же тебе будет подсказывать твои ошибки, кто тебя будет учить???

– Сейчас тебе полных 26 лет, уже чувствуешь себя опытным игроком, ведь ты в «Ак Барсе» с 2007 года?

– Главное, не как себя ощущаю, а как играю. Возраст не важен, главное, как играешь.

– Удовольствие от своей игры получаешь?

– Просто играю, стараюсь помогать команде. Это моя работа. Вот от хоккея я удовольствие получаю. Удовольствия от своей игры не получаю. Я же не певица! Наверное, она получает удовольствие от своего пения.

– Как же так, а когда лежа ловишь шайбу, летящую в верхний угол ворот, тоже никаких эмоций не испытываешь?

– Вот в такие моменты, бывает, кайф ловлю, но если в следующем эпизоде пропускаю шайбу, то все, никакой радости, весь кайф пропал. Некогда думать, когда играешь. Каждый бросок, каждый момент нужно отрабатывать, играть по моментам.

– Самый главный вопрос, «Ак Барс» сделал тебе квалификационное предложение, на тебя есть спрос от ряда клубов Национальной хоккейной лиги («Нью-Йорк Айлендерс», «Сан-Хосе Шаркс», «Флорида Пантерс»). Ты свой выбор сделал? (Наш разговор состоялся до подписания Эмилем нового, двухлетнего контракта с родным клубом – прим. Т-и).

– Это мое личное дело. Не хочу это обсуждать. Большая вероятность, что я останусь играть дома. Я не просто уважаю «Ак Барс», я люблю его!

– А ты помнишь свой первый матч за «Ак Барс» в сезоне 2007-2008, когда ты впервые сыграл за первую команду?

– Да, конечно. Это была игра с «Магниткой». Я вышел на замену, это был чисто технический момент, когда наш вратарь подъехал к скамейке запасных, чтобы поправить амуницию. Так бывает, так случилось и у меня в недавней серии с «Амуром». В итоге провел на льду секунд 20, это был мой первый и последний матч в том сезоне. Я ведь тогда был еще школьником.

– А в сезоне 2004-2005 удалось пообщаться с твоим тогдашним кумиром Николаем Хабибуллиным, когда он играл за «Ак Барс» в рядах большого и звездного десанта из НХЛ?

– Да, Хабибуллин был моим любимым вратарем, он завоевывал Кубок Стенли в «Тампе», но пообщаться, увы, не удалось. У меня тогда позвоночник был сломан, так что не видел я Хабибуллина.

– Но с другим своим кумиром, с Петери Веханеном, ты успел вместе поиграть за «Ак Барс», недавно финн завершил свою долгую игровую карьеру, связь сохраняешь?

– Да, общаюсь с Петери, в тот момент, когда Ари Мойсанен ему звонит. Беру трубочку и разговариваем.

– Ты правоверный мусульманин. Вера помогает тебе в работе?

– Вера придает мне спокойствия. Что бы ты ни делал, на все воля Всевышнего. Мне остается добросовестно выполнять свою работу.

– Значит, и уразу соблюдаешь? Пост не мешает в столь энергоемкой работе вратаря поддерживать физические кондиции?

– В том году при индивидуальной подготовке к сезону сколько мог я держал уразу. Но вместе с командой так не получается соблюдать пост. Сезон-то у нас по времени фиксированный, но при возможности, иншалла, я буду держать уразу. Постараюсь, как и положено, месяц.

– По ходу нынешнего розыгрыша Кубка Гагарина до тебя наверняка доходили многочисленные разговоры, что вот, мол, голкиперы соперников «Ак Барса» играют лучше Гарипова. Что Юха Метсола из «Амура», что Василий Кошечкин из «Магнитки», что Павел Францоуз из «Трактора». Говорили, говорили, но побеждал «Ак Барс», а тебя признали лучшим голкипером финальной серии! Не раздражали такие разговоры?

– Да какая разница, кто и что там говорил, выигрывали-то мы! Понимаете, это все «разговоры для бедных». А люди могут говорить все, что хотят. И сейчас есть много недовольных нашим успехом людей. Зависть это. Эти люди ничем не могут мне навредить. И я ничем не могу им навредить. Они ничем мне помочь не могут, и я ничем им помочь не могу. Поэтому зачем мне обращать внимание?

– И правильно, главное, что говорят твои товарищи по команде, которые тебя дружно поддерживали и поддерживают. Знаешь их мнение о твоей игре?

– Да, вот их мнение для меня всегда важно. Ребята подходили ко мне, приятно было слышать от них слова поддержки и благодарности за работу. Это важно, мне было очень приятно. Они понимают хоккей. А 99,9 процента всех хоккейных людей не знают, что такое игра вратаря. Только сами вратари и их тренеры. Остальные ничего не понимают в нашем деле. Поверьте. Есть масса нюансов. А ведь это хоккейные люди! Но, повторюсь, во вратарском деле они ничего не понимают. Люди же посторонние вообще не имеют никакого представления! Поэтому я не обращаю внимания на мнения посторонних людей. У нас особенная профессия, нужные очень крепкие нервы, спокойствие приходит с годами, со временем ко всему привыкаешь.

– Все без исключения обладатели Кубка Гагарина 2018 в один голос дружно говорят, что в команде небывало дружная, семейная обстановка. Подтверждаешь?

– Да, так и есть. Что год назад, что сейчас мы были одним целым, семьей, мы выходили на лед и бились друг за друга.

– В этой дружной семье есть один «дядька», самый возрастной игрок нынешнего «Ак Барса». Что ты скажешь о пятикратном обладателе Кубка Гагарина Данисе Зарипове?

– Про Даниса могу сказать только положительное. Он лидер и на льду, и в раздевалке. Он хороший человек и спортсмен. Умный, квалифицированный, даже хитрый форвард!