Экс-тренер «Рубина» Ринат Билялетдинов: «Открыли в „Рубине“ форточку и устроили сквозняк»

Бывший наставник «Рубина» (тренировал клуб с января 2014 года по февраль 2015-го) вспомнил неприятные эпизоды из казанского этапа своей тренерской карьеры. По словам Билялетдинова, в казанском клубе в период его тренерства не были заинтересованы в успехах команды. Скандальное интервью экс-рулевого «Рубина».

О приглашении сына Динияра в «Рубин»

— Начнем с того, что в Казань он совсем не рвался. Я тоже не горел желанием перетаскивать Динияра туда, потому что обстановка в клубе была напряженная. Но руководители «Рубина» проявили удивительную настойчивость и убедили сына подписать контракт. Нельзя сказать, что я был наивен. Видел — микроклимат в команде поменялся. Ветры, принесенные извне, взбаламутили некоторых игроков. Что в итоге сломало им карьеру.

О приглашении игрока без ведома тренера

— Кидают на стол папку: «Вот досье на игрока…» Отвечаю: «Ладно, ознакомлюсь». И тут слышу: «С ним уже подписан контракт». Протягиваю папку обратно: «Теперь-то она мне зачем?». Иностранец. Фамилию называть не буду. Перспективный. Но сложный характер не позволил раскрыться. Парень злоупотреблял индивидуальной игрой. Неадекватно реагировал, если против него в борьбе за мяч играли жестковато. На тренировке это могло закончиться дракой, а в игре — удалением. Плюс за два выходных спокойно набирал три лишних килограмма.

(По сведениям ИА «Татар-информ», речь идет о хорватском нападающем Марко Ливайя, который в мае 2014 года перешел в «Рубин» из итальянской «Аталанты» за 6,5 млн евро. В итоге в казанском клубе он так и не заиграл (11 матчей без забитых мячей), ушел в аренду в итальянский «Эмполи», а в июле 2016 года бесплатно перешел из «Рубина» в испанский «Лас-Пальмас». Сейчас Ливайя играет в греческом клубе АЕК. В 22-х играх сезона 2019/2020 26-летний нападающий забил 6 мячей, отдал 5 голевых передач, а также получил 9 желтых карточек, которые в двух случаях превращались в красную — Ред).

О бардаке в «Рубине»

— Давайте без фамилий. Люди, связанные с властными структурами, открыли в «Рубине» форточку и вместо проветривания устроили сквозняк. Меня они рассматривали как временную фигуру, не могли дождаться, когда наконец покину команду. Поэтому не обрадовались, что мы пробились в групповой этап Лиги Европы, не проиграв ни одного отборочного матча. Команда шла на взлет, но… У тех людей были другие интересы.

О вводе в состав молодежи

— Между прочим, игроки, которые работали со мной в Казани, долго приносили клубу финансовую отдачу. Сорокина, которого я впервые выпустил в основном составе в сентябре 2014-го, полгода назад продали. А до этого — Азмуна, Камболова, Кверквелию, Оздоева, Набиуллина, Портнягина… Кузьмин при мне в 34 года заиграл так, что попал в сборную! Только травма помешала Олегу поехать на чемпионат Европы. Когда я пришел в «Рубин», Азмуна уже планировали в аренду отдавать. А я тормознул, дал шанс, и парень не подвел. Я вдохнул новую жизнь в угасающую карьеру Камболова, который тогда в первой лиге болтался, и Оздоева. Магомеда еще в 17 лет в дубль «Локомотива» взял, вскоре порекомендовал Семину. Когда через пару лет на Оздоева там махнули рукой, позвал его в «Рубин».

О собственном характере

— Я такой, какой есть. Ломать себя не собираюсь. Если что-то не нравится, говорю в лицо. Хитрить, юлить — не мой стиль. В той же Казани был вал негатива в интернете. Ползали какие-то ники, поливали, вешали ярлыки. Сначала переживаешь, потом думаешь — да и черт с вами. На каждый роток не накинешь платок. Понимаю, можно найти пиарщика, приплачивать — и будет возвышать тебя в соцсетях, создавать положительный имидж. Писать на клубных ресурсах после твоего назначения: «Билялетдинов — тренерище! Наше все!» На критику отвечать фразой: «Да ничего вы, диванные эксперты, в футболе не смыслите…» Организовать это не проблема. Но я так жить не хочу.

По материалу «Спорт-Экспресса»