Волейболист «Зенита-Казани»: Не могу сказать, что чувствую «серебро» чемпионата России на груди

Как волейболисты восприняли отмену чемпионата России, почему команда весь сезон провела нестабильно, и кто станет тренером «Зенита» после ухода Алексея Вербова? Об этом и многом другом корреспонденту ИА «Татар-информ» рассказал волейболист казанского «Зенита» Артем Вольвич.

«Команда не верила, что Финал шести могут отменить»

Поздравляю с «серебром» чемпионата России. Как это ощущается, когда результаты объявляются не как обычно, а через решение Федерации волейбола?

Спасибо за поздравление. Если честно, это никак не ощущается, до сих пор кажется, что сезон прервался. Не могу сказать, что чувствую серебряную медаль на груди. Радует только то, что у нас есть путевка в Лигу чемпионов на следующий сезон. Вот это осознаю. А серебряную медаль — нет. Тем более, медали еще не развозили, мы же все сидим дома на самоизоляции.

Волейбол в России ушел на карантин последним из остальных видов спорта, насколько это было обосновано?

На тот момент, когда только появились первые звоночки о распространении в стране, в это особо не верилось. Что вирус может привести к каким-то последствиям. Поэтому наша команда продолжала планомерные тренировки, усердно готовилась к Финалу шести и даже не верила, что его могут отменить.

Были мысли: «В начале апреля мы сыграем, ну, а ближе к маю введут какой-то карантин». Хотя СМИ трубили, что вирус уже здесь, мы тренировались как ни в чем не бывало. Затем вышло постановление Министерства спорта о закрытии всех спортивных объектов, вот и все. Все случилось за один-два дня.

Помимо закрытия волейбола, также была перенесена Олимпиада.

Это само собой разумеющееся явление, потому что Олимпиада такое массовое событие, что на футбольном чемпионате мира народу меньше, чем на Играх.

Как думаете, что теперь будет с Олимпийским факелом? Может, из Токио обратно в Афины понесут?

Да, интересный момент. Я даже не представляю: может, действительно обратно отправят — мол, порепетировали и хватит. «В следующем году зажжем и побежим», — скажут. Ироничная ситуация, конечно.

«Сериал „Ведьмак“? Сойдет для просмотра во время самоизоляции»

Чем вы занимаетесь на вынужденных каникулах?

Я занимаюсь физически, читаю, играю, смотрю фильмы и сериалы. Занимаюсь разными домашними делами, которые раньше отходили на третий-четвертый план. Сейчас они вышли на первый.

Смотрю все, что попадается под руку: недавно это был сериал «Ведьмак», посмотрел все фильмы про карантин и заражение, про эпидемии. В целом, сериалов хватает. Может, «Игру престолов» пересмотрю.

Не видели клип, который «Зенит» снял с Денисом Земченком в образе «Ведьмака»?

Видел, но тогда это было для меня непонятно. Земченка в клипе даже не узнал, неловко было. Хайпанули, конечно этим клипом. Когда я хотел посмотреть этот сериал, спрашивал у Дениса, стоит ли. Он ответил, что его хватило на три серии. Мне же смотреть его было тяжеловато: слишком много флешбеков, флешфорвардов, пересечения сюжетов и без подобающей навигации понять, что происходит, непросто. В целом, сойдет для просмотра дома.

Я книгу не читал, не могу сказать, к счастью или к сожалению. Но я играл в игру, причем в самую первую часть 2007 года. Она тогда была бестселлером, я только из-за нее смотрел сериал. Хотя, книга, наверно, была интересней, чем игра.

«Алексей Вербов живет волейболом»

Алексей Вербов покинул команду. Что можете сказать по этому поводу?

Насколько я знаю, это был его выбор. Чувствовалось, что он хочет нести больше ответственности. Алексей Игоревич он такой, до мозга костей был что игрок, что тренер — все у него нацелено на тренировочный процесс, разборы, аналитику, игры. Он живет волейболом. Может, у него не было достаточной свободы действия в «Зените» и сейчас он хочет полностью реализоваться в другом клубе. Я желаю ему успехов в этом.

Он показал, что может работать, дело только в его желании. Он разбирал с нами какие-то игровые моменты, показывал наши удачные и неудачные действия. У него было много аналитической работы, старался работать с каждым индивидуально, когда время было. Но в этом сезоне этот компонент был не на нашей стороне.

Есть отличия Вербова-тренера от Вербова-игрока?

Конечно, когда он играл, то он был всегда рядом на площадке. Это очень тяжело объяснить. А когда Алексей Игоревич стал тренером, произошло некое дистанцирование. Тем не менее, все мы люди взрослые, все — профессионалы, у нас не было панибратства: «Эй, Леха, как дела». Обычно все с ним говорили на Вы, только более возрастные игроки что-то ему говорили на Ты, но только тет-а-тет.

Не было такого, что он рыкнет, а ты в ответ что-то скажешь. Потому что есть тренер, а есть игрок. Каждый должен заниматься своим делом и воспринимать другого согласно его должности.

«В этом сезоне нам катастрофически не хватало тренировок»

Что можете сказать про сезон?

Мы играли крайне нестабильно, нас швыряло из стороны в сторону. Серию матчей мы могли проводить хорошо, выйдя в них на свой пик. А потом в одном матче без шансов влетали 3:0. И заново нужно выстраивать систему игры. Мы играли, как волна — если она в верхней точке, то и мы на пике, если в нижней, то и мы падаем.

Точно знаю, что нам в этом сезоне катастрофически не хватало времени именно на тренировки. Это самая главная причина. Начиная с самого старта сезона: мы прилетаем с игр сборной, а у нас есть всего пара дней на подготовку.

Также у нас изменилась сама система игры — когда меняется основной нападающий (а это диагональный), на его место приходит иностранец, а ваш диагональный становится доигровщиком. Система меняется полностью, начиная от блока и заканчивая приемом. Есть даже такой нюанс, что игроки должны чувствовать дыхание, запах друг друга для сыгранности. К этому мы должны были прийти со временем.

А потом появился клубный чемпионат мира — то есть, длительный вылет в Бразилию. Поэтому мы не могли тренироваться и игры на турнире по сути и являлись тренировками. Это все очень сильно влияет на игру.

Вот, играли мы, например, в Лиге чемпионов с бельгийской командой. Я ничего не хочу сказать про эту команду, но, мне кажется, она даже не уровень Суперлиги. Просто если смотреть трезво, насколько плохо мы играли, что они смогли победить? Или матч с Сургутом. Да, они хорошая команда, но мы должны были выигрывать. В каждой партии отдали всего 2-3 очка, причем на глупостях. И вот так можно перечислить практически все поражения.

Что происходило в концовках матчей, когда отдавались решающие партии?

Не могу ответить. Я думаю, мы заранее успокаивались, расслаблялись.

Что обычно происходит в раздевалке после таких матчей?

Шок. Шок, от того, как это могло произойти. На следующий день начинается разбор этой игры, вечером — работа над ошибками. Потом это плавно забывается и, если на следующем матче снова конфуз, все снова идет по кругу.

Сразу после такого матча в раздевалке все молчат. Смысла высказывать кому-то за ошибки нет, потому что, если игрок игроку что-то скажет, начнет чему-то учить — игрок никогда это не воспримет, сразу в штыки. Так ведь не только в волейболе, но и в обычной жизни. Условно, если я подойду к медику и начну учить проводить реанимацию, что это такое? Если центральный блокирующий начнет учить либеро — что это такое?

Александр Бутько говорил о нехватке мотивации среди игроков.

Не могу сказать, что это было так, иногда я, наоборот, видел сверхмотивацию и сверхжелание. В каждом матче были такие люди.

У команды были разговоры на эту тему, но я не думаю, что это может как-то сильно что-то изменить. Потому что все решается не разговорами, а действиями. Может, что-то они и дали. Знаете, это как спичку поднести к фитилю — может, разговоры и были это спичкой.

«Если ничего не изменится, то в следующем сезоне тренировать „Зенит“ будет Владимир Алекно»

У игроков есть понимание, что будет в следующем сезоне с командой? Если следующий сезон наступит.

Сложный вопрос, все будет зависеть от пандемии, коронавируса, экономического состояния страны. Я надеюсь, что апрель мы переживем, а дальше все будет лучше. Надеюсь, следующий сезон начнется вовремя.

Кто будет возглавлять эту команду? Алекно вернется?

Этот вопрос, я думаю, нужно адресовать ему самому. Но насколько я знаю, если ничего не изменилось, то да.