«Главный архитектор в городе — это второй мэр!»: известные люди рассуждают о градостроительных задачах Набережных Челнов

Событием месяца назвали горожане отставку главного архитектора Алмаса Идрисова. Заявление мэра Набережных Челнов Наиля Магдеева об уходе ключевой фигуры в сфере градостроительства прозвучало неожиданно. Тем более, три года назад глава сам же и пригласил Идрисова на эту должность. Место заместителя начальника Управления архитектуры, градостроительного и жилищного развития — начальника отдела генерального плана и развития территории занял 32-летний Василь Набиуллин.

Сообщая новость о кадровых перестановках, глава города оговорился: «Алмасу Ахтямовичу мы найдем другую работу. Он человек творческий — такие люди нам нужны!»

Эта оговорка породила массу предположений, часть которых высказывалась в категоричной форме: «Он никуда не уходит. Будет „теневым“ главным архитектором города. Просто сложил с себя административные полномочия. А градостроительная политика по-прежнему будет в его руках!» По мнению других, сама отставка говорит о многом — вектор градостроительной политики все-таки должен измениться.

Впрочем, представители архитектурного сообщества едины в одном. Они считают, что у Набережных Челнов накопились много задач в области градостроительства, решение которых откладывать в долгий ящик нельзя.

«Белый город или забор, окрашенный пьяными малярами?»

Что же касается так называемой «цветной революции», идейным вдохновителем которой был Алмас Идрисов, то известные архитекторы и строители города, назвали ее «сомнительным достижением».

Несколько слов об «уходящей фигуре». 65-летний Алмас Идрисов занял должность главного архитектора Набережных Челнов в 2015 году, сменив на этом посту Ольгу Никитину, которая, по мнению новой администрации, считалась «членом команды Шайхразиева».

Тогда о новом главном архитекторе было известно только то, что у него богатый профессиональный и административный опыт. До Набережных Челнов Алмас Ахтямович был главным архитектором Бугульмы, Лениногорска, Альметьевска. Его проект благоустройства центра Альметьевска удостоен Большой серебряной медали Академии художеств РФ. Идрисов — лауреат Государственной премии РТ в области науки и техники, заслуженный архитектор Татарстана, обладатель знака «Кентавр» Совета главных архитекторов России.

Впрочем, несмотря на все регалии, местное сообщество сразу приклеило Идрисову ярлык «пришельца из Бугульмы» и стало ждать от него подвоха. И сюрприз последовал почти сразу. С наступлением нового сезона капитального ремонта жилых домов в городе стали появляться фасады, раскрашенные в яркие цвета. Это вызвало взрыв эмоций в челнинском обществе. Горожане разделились на тех, кому новый подход в оформлении скучных «панелек» показался интересным, и на тех, у кого радужный облик, вызвал отторжение.

«Это безвкусица», «Что за детсадовская раскраска?», «О Челнах поется: „Мой белый город, ты цветок из камня“ (слова известной песни — прим. Т-И), а теперь город выглядит как раскрашенный пьяными малярами забор!» И такие высказывания звучали не только из уст обывателей, но и известных людей города — художников, архитекторов, строителей. И хотя Идрисов пытался объяснить свою колористику тем, что белое выразительнее смотрится на цветном фоне, противники «радужного города» до сих пор не успокаиваются.

«Я против такой пестроты на фасадах, — сказал корреспонденту ИА „Татар-информ“ генеральный директор ООО УКС „Камгэсэнергострой“, депутат Горсовета, член совета старейшин Альберт Петров, — Наш город проектировали лучшие архитекторы страны 70-х годов прошлого века. Можно как угодно относиться к их наследию. Но, на мой взгляд, они все-таки заслуживают уважения к своему труду. Известный архитектор, директор Центрального института экспериментального проектирования жилища в Москве (ЦНИИЭП жилища) Борис Рубаненко — отец нашего города. Он ежемесячно приезжал в Челны, обсуждал каждую деталь архитектурной концепции с местными строителями и архитекторами. Идея белого города, которая изначально была заложена в Набережных Челнах, выстрадана первопроходцам. Это лицо города. Зачем его так радикально искажать?»

Впрочем, по мнению Петрова, цветные фасады — не самое страшное. «Краска облезет, стены перекрасят. В городе есть проблемы более важные. Например, точечная застройка. Построенное уже не "сковырнешь". Территория загублена. Вот это страшно», — утверждает заслуженный строитель.

Отчасти согласен с ним генеральный директор инженерного центра «Синергия», экс-депутат горсовета Ильдус Камалов. По его словам, Набережные Челны всегда проектировались комплексно — каждый микрорайон имел свою индивидуальность, в том числе в оформлении фасадов жилых домов. «А капитальный ремонт жилых домов идет „кусками“, тем же методом происходит раскраска фасадов. В микрорайонах появляются „аляповатые островки“, что совершенно неприемлемо, — делится своим видением проблемы Камалов. — Ладно, хоть в последнее время при оформлении стала применяться более мягкая колористика. На первые дома цветного эксперимента, например, в 52-м комплексе, без слез не взглянешь».

По словам известного челнинского архитектора Рената Сафиуллина, в Набережных Челнах оформлению фасадов всегда уделялось большое внимание. «Помню, когда я еще работал в Йошкар-Оле, то приезжал в Челны перенимать передовой опыт использования мраморной крошки на фасадах. А теперь что происходит? В новостройках наносят краску поверх селикатного кирпича! Она же скоро облезет. Но, видимо, застройщику на это все равно. Ведь за ремонт фасада заплатят уже собственники жилья».

Ключевое слово «совет»

«Трехлетка» Алмаса Идрисова ознаменовалась еще одним событием — в Челнах заработал Градостроительный совет. Градсовет стал общественным органом, на котором обсуждались и через который проходили все значимые проекты в Челнах. Не все одинаково отнеслись к новшеству. Архитектурно-строительное сообщество восприняло его с одобрением. Ведь появилась возможность открыто оценивать и не пропускать серые, безликие проекты, которые могли изуродовать облик города. А их, по мнению тех же архитекторов, за последние годы в Челнах появилось немало. К тому же на заседания градсовета были вхожи и журналисты, что делало обсуждения почти общегородскими.

Однако предприниматели, которым «заворачивали» бизнес-объекты, откровенно выражали недовольство работой градсовета и даже пытались оспорить его легитимность. Отметим, что в этом году заседания градсовета стали походить довольно редко, что журналисты расценили как «тревожный звонок». Не свернет ли градсовет свою работу после ухода Идрисова, спросили мы у извесных людей города.

«Градостроительный совет в Набережных Челнах был всегда, — уверяет Альберт Петров. — Просто при отдельных мэрах его „задвигали и с ним не считались“. Понятно почему — чтобы не мешал принимать удобные решения. А при Идрисове все вошло в нормальное русло. Я не думаю, что градсовет прекратить свое существование. Польза от него есть. „Отстойные“ проекты возвращаются надоработку. Это нормально. Нельзя одобрять все, что пожелает инвестор. А чаще всего он желает сэкономить при реализации проекта на каких-то архитектурных решениях. Мы не можем этого допустить. Возмущения бизнесменов не имеют под собой почвы. В словосочетании „градостроительный совет“ ключевым словом является „совет“. Мы высказываем свое мнение, а окончательное решение за главным архитектором. Это его поле ответственности».

«Это совещательный орган, — вторит известному строителю Ренат Сафиуллин. — Поэтому я против того, чтобы заседания градсовета завершались голосованием. Мы не должны поднимать руки. Члены градсовета должны только высказывать свои мнения, а решение пусть принимают те, кто наделен для этого соотвествующими полномочиями. Тогда дискуссии на заседаниях станут еще более жаркими и острыми. Сейчас же часть архитекторов сдерживаются от высказываний. Они думают: «Ой, мне тоже со своим проектом проходить через это пекло. Лучше я проголосую „за“, чтобы потом мне не аукнулось». В любом случае, градсовет нужен, но без голосования».

Резервных земель у города нет

По мнению архитекторов и строителей, за последнее время накопились и другие задачи в области градостроительства, решение которых нельзя откладывать.

«Город заполонила точечная застройка. Этого не должно было случиться. Поскольку Набережные Челны одними из первых приняли обновленный генеральный план развития. И, согласно этому документу, был определен четкий вектор развития Автограда — в каком направлении должен застраиваться город. Мы должны были двигаться в сторону реки Шильна. Однако пока документ проходил утверждение, земли возле Шильны начали в массовом порядке распродаваться. Произошло разбазаривание территории. Я подозреваю, что покупали их люди не для того, чтобы свежим воздухом дышать и помидоры выращивать, а с целью перепродажи по завышенной цене. Челны потеряли тот потенциал, на который рассчитывали. Теперь это упущение практически невозможно восполнить. Потому что город не проектируется и не застраивается отдельными „пазлами“ — он прирастает улицами и микрорайонами. И перед тем, как осваивать новую территорию, проектируются и прокладываются дороги и другие коммуникации. Но прокладывать дороги и сети по частным владениям никто не будет. В общем, это какой-то тупик. У города нет резервных земель».

Ильдус Камалов согласен с Петровым в том, что вопрос — куда развиваться городу в ближайшем будущем — далеко не праздный.

«Президент РТ Рустам Минниханов на встрече с Президентом РФ Владмиром Путиным не зря заговорил о том, что Набережные Челны являются стратегически важной точкой экономического роста Закамского региона. Но нам для социально-экономического рывка не хватает прироста населения. А как это сделать без комплексного развития города, а том числе и без создания комфорных условий проживания для привлеченных кадровых ресурсов для того же ТОСЭРа?», - задается вопросом общественник.

При этом Камалов не согласен со своим коллегой по поводу резервных территорий.

«Они у нас есть. Это прибрежная зона реки Кама, — считает Камалов. — Я лично обследовал эту территорию. Там 2 тысячи 47 гектаров земли — замусоренной, неухоженной, загрязненной территории. Кто-то песок и гравий добывает, кто-то карьер создал и мусор туда сбрасывает. В общем, хаос царит. Если отплыть к середине реки Кама, что запущенность береговой части становится очевидной. Можно перепутать с берегом пиратской Сомали! Но ведь это и есть тот самый резерв, который нам так нужен. А запущенная территория возле завода ячеистых бетонов — чем не резерв? Это же „пуп“ Челнов. Здесь можно было бы создать настоящий городской центр, которого у нас, по сути, нет».

Камалов в разговоре с корреспондентом ИА "Татар-информ" также затронул тему мелководья реки Кама. «После подъема уровня воды в Нижнекамском водохранилище образовалось много мелководных мест на Каме. После подъема мы потеряли около 2 тысяч 600 гектаров нормальных земель, где можно было бы развивать город. А взамен нам ничего не дали. Сейчас мы имеем моральное право вернуть себе все мелководье», — сказал известный старожил города.

«Когда плывешь на катере возле устья реки Шильна, смотришь — кругом камышы, меряешь глубину — а там всего полтора-два метра. А ведь это же находка для нас. Можно строить объекты на насыпном грунте. Это выйдет даже дешевле, чем выкупать земли сельхозназначения. Вы посмотрите на Казань — в преддверье значимых спортивных событий, там часть крупных объектов расположили на насыпных землях. Речь о стадионе, Центре единоборств, Центре водного спорта и т. д.», — рассказал о своих идеях Камалов.

«Куда развиваться Набережным Челнам? Создавать города-спутники, как это сделал, например, Белгород. У него десятки спутников. Земли под застройку отдавались на определенных условиях, исключающих перепродажу. В итоге проблем с уплотнением застройки в городе не возникает», — предлагает свой вариант председатель правления ТПП города Набережные Челны и региона «Закамье» Юрий Петрушин.

Ренат Сафиуллин считает, что в городе есть еще места для застройки. Но генплан их четко не показывает. Поэтому и идет застройка методом тыка, постоянные стычки между населением и бизнесменами. «Если четко определить потенциальные площадки для строительства и закрепить их документально в этом статусе, то конфликты можно свести к минимуму».

«Нужен свежий взгляд!»

По словам архитектора Сафиуллина, сейчас важно другое — город должен уйти от однообразия панельной застройки.

«Челны ругают за скучную панельную застройку. Не зря нас называют „городом-спальней“. Однако еще во времена Халикова наша ведущая строительная компания „Домкор“ приобрела германскую автоматизированную линию и технологию для проектирования и изготовления панелей любой конфигурации. С помощью этих блоков можно строить более интересные, выразительные в архитектурном плане объекты. Но возможности этого оборудования не используются. Застройщик, наверное, думает — зачем заморачиваться, если и так покупают квартиры», — говорит Ренат Талгатович.

По мнению экспертов, градостроительная политика в первую очередь зависит от первого лица города. Не последнюю скрипку в этом оркестром играет и главный архитектор. Его статус должен быть гораздо выше, чем сейчас. Не  ниже, чем заместитель руководителя исполкома города, считают они. «Главный архитектор — это второй мэр в городе», — убежден Юрий Петрушин.

«Я бы на месте Магдеева сократил бы несколько человек в действующей администрации, а вместо них пригласил известного, состоявшегося российского архитектора. Можно и не российского. Хоть из Японии! Главное, чтобы у человека был свежий взгляд на градостроительную политику и он мог воплотить его в жизнь», — считает Камалов.

Изменится ли архитектурный ланшафт Челнов, сохранится ли дискуссионная площадка в виде градсовета, начнутся ли решаться стратегические задачи застройки после кадровых перестановок –   покажет время.