Сергей Апрелов: У рыболовного спорта сейчас появилось второе дыхание

Один из самых известных рыболовов России, гуру спортивной и любительской рыбалки Сергей Апрелов на днях приехал в Татарстан в поиске новых тем для своей передачи и… сам оказался в роли интервьюента.

О новом телеканале «Дикий», влюбленности в Казань, местных мастерах рыбалки, у которых не грех и поучиться, личных рекордах, татарстанском турнире «Тотальный спиннинг», взгляде Сергея Апрелова на спортивную рыбалку и отношении к ограничениям в рыбалке и мягкости закона к браконьерам в эксклюзивном интервью для ИА «Татар-информ» – генеральному директору АО «Татмедиа» и тоже заядлому рыболову Андрею Кузьмину. 

Сергей, здравствуйте! Очень рады вас видеть в Казани. Цель вашего приезда? Как вам Казань? 

– Казань мне очень нравится. Она с каждым годом становится все краше и краше. Но все-таки цель моего приезда, как не трудно догадаться, это рыбалка. Я приехал снять несколько рыболовных сюжетов. Пока не буду раскрывать секрет. Я готовлю новый проект, он скоро будет выходить на телеканале «Дикий». А еще я приехал, как говорится, сверить стрелки по поводу известного турнира «Тотальный спиннинг», который будет проходить здесь в августе. Я буду принимать в нем участие в качестве ведущего (смеется). Хотя с огромным удовольствием я бы, конечно, посоревновался. Потому что что-то затягивает этот дух соревновательности. Андрей, насколько я знаю, вы ведь тоже… 

Да. Я тоже болею рыбалкой. Поэтому мне очень близки ваши программы. Давайте поговорим о том, как это начиналось. Когда вам пришла такая идея – снимать программы о рыбалке? Что подтолкнуло вас к этому? 

– Как и многое в нашей жизни – случайность. Я впервые расскажу об этом. У меня был друг. К сожалению, он погиб. Однажды мы с ним ехали в электричке на рыбалку. И я ему говорю: «Слушай, когда-нибудь я сделаю программу о рыбалке. Так хочется». Рядом сидел мужчина, который слышал наш разговор. Он подсел к нам и говорит: «Нужна такая программа, давайте! Если будете ее делать, я вам много что расскажу». 

Тогда этот разговор забылся. Уже позже – после того, как мой друг погиб, я подумал: «А ведь мы с Мишкой хотели сделать…». И с этого момента почему-то все начало получаться.

 Конечно, не все делается легко в этом мире. Особенно телевизионные программы. Особенно, если цель выйти на федеральных каналах. Но я долгие годы работал на телевидении – начиная с 1982 года. Те люди, которые при мне начинали ассистентами режиссера, редакторами, стали на телеканалах заместителями директора, заместителями генерального продюсера, продюсерами. Один них Станислав Архипов (сейчас он продюсер телеканала «Общественное телевидение России») говорит: «Сереж, я тоже хочу такую программу. Давай подумаем – как мы это сделаем». Мы тогда пошли к Кикнадзе. На канал «Россия-Спорт». Я принес фотографии с огромными сазанами. Он посмотрел и говорит: «И что, такое можно поймать? И поймать и снять можно? А давайте попробуем». И вот мы пригласили Станислава Раздишевского и получился проект «Рыбалка с Раздишевским». Это был 2006 год.

Как давно!

– Тогда так все начиналось. В 2012-м новое руководство канала пришло. Это был телеканал «Россия 2» уже. Было решено либо упрощать программу, либо… Пришлось переформатировать. Я стал ведущим, и программа стала называться «Моя рыбалка». Думал – годик поэфирим. А сейчас я уже сбился со счета, сколько программ снято. С 2006 года точно уже за 700 программ о рыбалке перевалило.

Сергей, сейчас у каждого человека есть гаджеты: экшн-камеры, телефоны… И качество съемки нормальное. И каждый сам себе режиссер. Но ваши программы как смотрели, так и смотрят. В чем вы видите ценность, необычность проекта? Почему она продолжает вызывать такой интерес?

– Все дело в том, что формат того же YouTube – это три, максимум пять минут. Дольше зрителя удержать сложно. И здесь уже нужно применять методики. Я, вообще-то, по образованию еще и режиссер телевизионных документальных фильмов. В моих программах я стараюсь выстраивать еще и какую-то драматургию. Да, такие программы дублями не снимешь, но есть общение с людьми. Ведь самое ценное в рыбалке – не рыба, а человек, который ее ловит. Эти люди насыщены эмоциями! Грустного человека встретить на рыбалке невозможно. Все рыболовы – люди с открытой душой, обладающие чувством юмора, азартные… И они готовы делиться своими эмоциями. Главное – четко дозировать эти эмоции, выдавать как лекарство, а не выплескивать все в самом начале программы, а потом просто сидеть и смотреть на поплавок.

То есть, это целое искусство драматургии? Свой жанр?

– Это и свой жанр и, я считаю, немного документалистика. Такая – рыболовная документалистика (смеется).

Вы говорили, что невозможно снимать программу про рыбалку дублями. Действительно, рыбу же не заставишь второй раз на крючок сесть, чтобы ее красиво снять…

– У меня был смешной случай по поводу рыбы. Ко мне в проект пыталась устроиться одна девушка. Даже не сама девушка пыталась, а ее отец просил: пусть она работает хоть ассистентом, она и на телевидении работала, она все понимает и такая исполнительная... Пришла девушка. Симпатичная, все понимает – и как все организовать, и как насчет съемок договориться. Подходит и говорит: «У меня к вам серьезный вопрос: во-первых, где мы берем рыбу для съемок, и как доставляем на место рыбалки?». Я ей посоветовал заняться другой программой.

Нужно было сказать, что у нас специально обученные водолазы в точно назначенное время насаживают рыбу на крючок и дергают…

– Я побоялся, что если сейчас так пошучу, то она пойдет в школу водолазов договариваться.

Сергей, а какие у вас сегодня проекты? Где они выходят? Чем вы занимаетесь?

– Уже год вещает новый телеканал «Дикий». Это спутниковое телевидение. Там даже несколько каналов: «Дикий» – это «Дикая рыбалка», «Дикая охота», «Дикий International». Возглавляет канал мой хороший знакомый Константин Захаров. Раньше он был генеральным директором «Стрим-ТВ». Он сам – рыболов. Как-то мы с ним разговаривали, и он говорит: «Давай сделаем. Карт-бланш дам. Нужны хорошие программы». Если сейчас посмотреть на канал, то он в лучшую сторону заметно отличается по контенту от всего, что выходит.

У вас, наверное, самый преданный зритель? Целевая аудитория достаточно узкая. Домохозяйки смотреть, наверное, особо не будут о рыбалке, об экстриме?

– Знаете, был интересный случай. Я пошел в магазин – крупный торговый центр. Идут навстречу мужчина с женщиной. И вдруг женщина говорит: «Ой, ой, подождите, я вас знаю: вот вы про рыбалку программу делаете. Петя, иди сюда, вот этот человек передачу про рыбалку ведет».

То есть вас не только рыбаки узнают, но и домохозяйки? Здорово! Сергей, а в Татарстане, Казани, вы уже не в первый раз?

– Это так. Повторюсь, что Казань мне очень нравится. Я бы сказал: город, в котором свободно дышится. Легко. Такая же легкость есть и у людей, с которыми мне приходится встречаться. Может быть, мне так везет, что встречаются, как правило, общительные люди, готовые помочь.

Конечно, мне очень понравилась здесь рыбалка. Первый раз, когда я был в Татарстане, я именно ловил рыбу. Это был 2008 год. Здесь проходил чемпионат России по ловле с берега. В городе Чистополь. Я приехал на рыбалку и был восхищен. Здесь нет засилья лодок, как, например, в Астрахани. Когда мы вышли на лодке (со мной были Станислав Радишевский и еще один человек) половить рыбу, то встретили, по-моему, всего одну лодку.

Был смешной случай с этой рыбалкой: поймали пару щук, видим – бьет окунь. Но не клюет. Мы перебрали все блесны. Не клюет окунь… А еще был с нами парень, которого нам дали вместе с лодкой. Сосет чупа-чупс и говорит: «Его (окуня) на чупа-чупс надо ловить». Мы ему: «Мальчик, уйди».

Продолжаем попытки. Ну, ничего не клюет. Попалось два каких-то никаких. А видно, что окуня много. Гоняет малька. Говорим: «Ну, что там с чупа-чупсом у тебя?». Он его дожевал, взял эту соломинку поломал, надел на крючки, сделал гирляндочку… Бац! И два-три окуня. Бац! Мы сидим со Стасом и понимаем, что мы вообще ничего не понимаем в рыбалке. Сидим – два корифея: один там чемпион какой-то, второй – программы снимает уже несколько лет… Вот и такие случаи бывают в Татарстане. Такие есть рыболовы.

Еще есть наш общий знакомый рыболов – Рифкат (Рифкат Зарипов – известный казанский рыболов-спортсмен). У него, если с моей точки зрения, все не так. Но, это «все не так» ловит гораздо лучше, чем «все так». Как это объяснить, а?

Когда мы первый раз с ним пересеклись, он тогда работал в «пале». Мне тогда сразу понравилась эта команда: два парня, которые выделялись из общей толпы. Они тогда приехали и говорят: «Рыбы-то мы наловили много, больше всех, наверное, но мы ее сохранить не смогли». А в турнире «пал» рыбу нужно привести живой на взвешивание. А ведь ловили они на тот момент очень хорошо. Обловили, если не всех, то, мне кажется, в пятерку вошли. Потом они научились это делать.

Заметьте, что Рифкат как 15-20 лет назад ловил на свою катушку, так и ловит. Несмотря напоявившиеся сейчас в широком ассортименте навороченные снасти и прочие вещи. И ловит на свою снасть лучше, чем на самые совершенные и новые.

– Я, когда рядом с ним стою и ловлю, даже в этот свой приезд, ощущаю себя каким-то мальчиком, которого пригласили: «Дяденька, возьми меня на рыбалку. Я буду рядом стоять, я мешать не буду. Я буду тихонечко ловить. Дяденька, а как вы ловите? А почему у меня не ловится? Может у меня крючок не тот?».

Ну так откройте секрет. Вы будете снимать передачу про нашего Рифката? Одного из самых известных рыбаков в Казани?

– Да. Раз уж мы назвали имя – Рифкат, значит понятно, что я про него буду снимать передачу. Он у меня уже был героем программы в прошлом году. Она сейчас выходит на канале. Тогда он поймал большого судака – на девять восемьсот. В кадре все по-честному. А мы по-другому и не делаем, и не снимаем. Все – по-честному.

Наверное, вы снимали по всей России? Сравните, пожалуйста, где вам больше может быть понравилось, где рыбалка специфичнее. Дальний Восток? Астрахань? Еще где-то?

– Самая запомнившаяся мне рыбалка была, когда мне было пять лет. Возле дома я сидел и ловил карася, и поймал большого. Вот с тех пор из моих рук вырвать удочку просто невозможно.

По России колесить приходится. Рыбалка нравится везде. Я бы сказал так, это как в песне, из которой слов не выкинешь На самом деле, из песни слов не выкинешь, но можно их немного изменить: «Я другой такой страны не знаю, где так хорошо рыбачит человек». У нас страна необъятных рыболовных возможностей. Мне порой доставляет удовольствие половить мелкую рыбу. Но можно поймать и большую. Конечно, наш север представляет особый интерес. Это – дикость природы. Это – огромное, просто огромное количество рыбы. Почти как в Татарстане. Меня удивляет – почему у вас еще так много рыбы.

Слава Богу, что у нас пока не как в Астрахани, куда ездят миллионами рыбные туристы.

– Из последних таких командировок, например, в прошлом году мне удалось съездить на речку Колыму. Добирались туда летом. Очень тяжело. Довелось походить по Колыме, половить рыбу. Какого-то супер-результата не было. Ну были щуки на пять кг. Их было много. Были окуни. Ну еще другая рыба была. Но вот эта дикость этого края, то, что это Колыма…

А по другой стороне речки медведи не ходили?

– Следы видел. А мне было достаточно следов, чтобы впечатлиться… Видел мишек на Дальнем Востоке. С воды: посмотрел и все. Они с воды – милые животные. Пушистики такие ходят. Но не дай Бог на берегу. Реально, когда первый раз был на Камчатке, в 2010 году, тогда, кстати, поймал самую большую чавычу – на 20 кг. Так вот, ходим вдоль речки. Я говорю: «Что вы говорите, что здесь мало кто бывает. Вон – тропа протоптана. Здесь народ толпами ходит». Мне отвечают: «А ты посмотри, куда тропа ведет». Я пошел так по тропе, а она сворачивает и сопки уходит в кусты, в лес. И тут мне очень захотелось в лодку.

А как вы относитесь к различным ограничениям в рыбалке? К запретам? К тому, что ограничивают время лова? Вы считаете ограничительные меры в России достаточными, или нам еще есть к чему стремиться?

– Это больная тема. Она сейчас активно обсуждается. Довелось принимать участие в нескольких круглых столах, которые проходили и в Госдуме, и в Мосгордуме. Сейчас никак не могут принять закон «О рыбалке». Не будем вдаваться в подробности, но то, что сейчас уже назрело, это все-таки такие охранные мероприятия. Я не знаю, сколько у вас здесь в рыбоохране человек, но ее очень мало. И, это мое личное мнение, рыбоохрана порой занимается несвойственными делами. Не нужно гонять рыболовов. Займитесь сначала тем, кто ловит сетями, кто браконьерствует.

А по поводу запретов, я думаю, что нужно по регионам по сроку, по времени нереста сдвигать все это дело.

В закон «О рыболовстве» у нас еще пытаются впихнуть невпихуемое. У нас огромная страна, разные условия ловли. Для каждого региона все разное и нужно на местах принимать подзаконные акты. Но это все идет очень долго. У нас два документа не могут согласовать, а уж если нужно согласовать несколько, например, по каждому региону, то…

Хотелось бы услышать ваше мнение относительно весеннего сброса воды. Вот рыба отметалась, и ГЭС начинают сбрасывать воду в угоду экономическим интересам. Будет ли этот момент прописан в законе?

– В законе это вряд ли пропишут. Но гидрологи, профильные организации обещают, что они будут пытаться прислушиваться к мнению рыбоводов.

Один плюс вижу: несколько лет наблюдаются большие задержки воды. В прошлом году вода продержалась долга. Впрочем, думаю, что это не их заслуга, а, скорее, снежной зимы. Но вода в Астраханской области продержалась до июля, и вся рыба отнерестилась и ушла. В позапрошлом году тоже очень хорошее половодье было. Этой весной я был на Нижней Волге. Там очень много мелкого судачка – того, который появился в позапрошлом году. Значит, поголовье рыбы сейчас очень сильно увеличится. Но если бы это было на постоянной основе, то представляешь, что было бы?

А что касается сетей: есть ли какой-то мировой опыт, который можно перенять? Не считаете ли вы, что можно ужесточить законодательство в этом направлении? Принесет ли это плоды именно в России?

– На самом деле, ничего не нужно придумывать. Нужно взять то, что у нас уже было. У нас ведь были когда-то народные дружины, общественные рыбинспекторы. Нужно снова каким-то образом дать права общественности, и тогда сама общественность будет этим заниматься этим.

То есть: увидел сеть, сфотографировал...

– Возможно. В других странах еще и милиция за этим следит. Полиция.

До других стран мы сейчас еще дойдем. А как вы относитесь к платной рыбалке? Несколько лет назад, не знаю, как по всей России, но у нас в Татарстане пытались ввести такое: выделить участки, куда, если заходишь, то должен заплатить где-то что-то как-то. Но когда три тысячи мужиков вышли на Площадь Свободы, все это затухло. Это такая мощная сила была. Принцип платности, насколько вообще актуален для России сегодня?

– Он актуален, быть может, только в таких регионах, как Кольский полуостров, где идет лов нахлыстом лосося. Потому, что очень легко выбить поголовье. Но это – элитная рыбалка. Есть пруды, которые зарыбляют. На них приезжай и лови, сколько хочешь. А в речках, я думаю, что в этом нет смысла. У нас очень много рек и озер. Можно понять Чехию, Словакию, я там был: если они не будут вводить платную рыбалку, то все – конец!

А Россия – большая. Рек – много.

– И рек много, и, на самом деле, у нас уже выработан менталитет, что вода, реки, являются общественным достоянием. Как и рыба. По подсчетам, у нас в стране – 25 млн рыболовов. И это по официальным данным. Это – огромнейшая армия. А против нее не попрешь.

Интересы учитываются. Но, с другой стороны, психология «халявы» тоже ущербна. И безответственное отношение к ресурсам. Эти сети. Мы же видим, какое в Европе отношение... Понятно, что у них всего этого меньше. Но каким бы ни было бесконечным это количество рек, живность, которая там водится, тоже конечна.

– Я скажу иначе: и свою задачу, и задачу СМИ я вижу в том, чтобы воспитывать людей. Тот же принцип: поймал – отпусти. Ну, не бери ты лишней рыбы! Все запретить невозможно.

И телевидение, и общественные организации, и интернет-клубы, они все-таки объединяют людей и контролируют друг-друга. Такая идеология клуба получается. И это – положительно. В любом регионе есть рыболовные клубы, форумы, и они ведут большую работу в этом направлении. Нужно смотреть на себя, начинать с себя.

Сергей, расскажите о вашем зарубежном опыте рыбалки. Где и как организуется процесс? Европа? Морская рыбалка? В Европе как сейчас рыбачат? Я слышал, что в той же Франции, рыбалка стоит серьезных денег.

– Самая тяжелая обстановка в Германии. Там систему даже понять до конца сложно: ты должен вступить в клуб, должен сдать на права, как автомобилист, должен платить какие-то взносы, писать отчеты о рыбалках: поймал столько-то рыб, такого-то вида… В общем, это отдельно взятая страна.

Реально мне нравится в Чехии и Словакии. Там нет каких-то строгих законов. Допустим: ты покупаешь лицензию на годовую рыбалку, на всю страну, она стоит копейки – 17 евро где-то. Но в каждом регионе есть отдельный сбор: ты говоришь – я буду на этой речке ловить, нужно пойти, купить лицензию на ловлю в этой реке. Это тоже небольшие деньги. Но там за всем строго наблюдают. Очень строго. У меня один раз лицензия кончилась – мы ловили с Мартином Формаком, снимали программу, я говорю: «Можно я спиннинг за тобой поношу, мы поснимаем?». Мне отвечают: «Нельзя. У тебя собранный спиннинг. Это – повод тебя арестовать. И меня заодно. Ты же с готовым для рыбалки удилищем. И неважно, что ты не рыбачишь – у тебя готовый для рыбалки спиннинг». А у нас браконьера ловят с полной лодкой сетей, а рыбы – нет. И его могут отпустить. А там – повод. Кстати, это – тоже повод задуматься.

То есть нужно все-таки ужесточить эти вещи?

– Думаю – да. У нас ситуация с законом о рыбалке топчется на месте уже лет 20, наверное.

Сейчас начата масштабная работа, и очень серьезные деньги планируется выделять на очистку наших российских рек. И в первую очередь – Волги. По утверждению экологов, она загажена полностью. Как вы относитесь к этому начинанию?

– На государственном уровне уже несколько лет ведутся разговоры о том, что необходимо очищать дельту Волги. Это очень важная задача сейчас. Раньше драги постоянно ходили и чистили каналы. Сейчас эта работа не проводится и все ужасно обмельчало, заилилось. Есть буквально несколько каналов, которые по-прежнему чистятся. А остальное в печальном состоянии. Возможно, из-за этого и осетровые не идут. Хотя, думаю, здесь другие причины. Но в целом, это – как с домом: в доме нужно убираться, подметать время от времени. Так и реки нужно подметать – чистить, ухаживать за ними. Мне нравится, что сейчас на многие такие вопросы начали обращать внимание, но хотелось бы, чтобы от разговоров уже переходили к реальным действиям.

Какая рыбалка вам понравилась, больше всего запомнилась за, быть может, последний год?

– Были две такие интересные рыбалки. В декабре, фактически по первому льду, довелось попасть на ловлю плотвы со льда. Крупные такие, клюют одна за другой из лунки. Чуть зазевался – решил потянуться, и у тебя уже удочки нет: юрк в лунку. Хорошая рыбалка была. И окунь там клевал такой… очень неплохой. Непередаваемые чувства, когда за 15 минут из трех лунок вылавливаешь окуней весом под килограмм и в количестве.

Еще одна рыбалка, которая мне понравилась, была на Сахалине. Буквально месяца три назад. Я от моря ожидал чего-то такого…. Ну, как всегда: море – большая рыба. А там все ловят мелкую навагу. Сидят человек 200-300, такое пятно, и двумя удочками с двух рук: дерг-дерг. Даже бороздки с крючков убрали, чтобы ускорить процесс. Сидит рыбак, у него две удочки длинные – по одной в каждой руке, две лунки и две кучи рыбы. А на берегу – грузовые газели – сразу рыбу покупают. Бизнес у них такой.

Ну, это промышленный лов уже.

– А вот что там было интересно – это половить селедку. Со льда. Первый раз в жизни ловил селедку со льда. Тихоокеанскую, нормальную селедку. Это интересно было. Ну и естественно – корюшка. Их валюта. Они ее там тут же сдают, продают.

Сергей, как вы относитесь к спортивному рыболовству? Как он развивается в России на ваш взгляд сейчас? Есть ли у него перспективы?

– Ну, во-первых, наши спортсмены, они всегда завоевывали высокие места в мировых соревнованиях. Везде. Мне очень нравится, что наша сборная по ловле басса – двукратный чемпион мира в стране, где басс не водится. Когда первый раз взяли эту награду, я помню – был в Италии. Мне нужно было взять интервью у знаменитого американского рыболова – Гарри Ямомото. Все думали, что приехали мальчики для битья, а эти мальчики взяли и выиграли. Гарри Ямомото настолько был шокирован происходившим, что обыграли их, а он был уверен, что их обыграть было нельзя – они же законодатели этой моды. Я его спрашиваю: как вы относитесь к русским, он ответил: «Да, хорошие ребята», и отправился пить сразу.

Скажу так: у рыболовного спорта в России сейчас появилось второе дыхание. Поменялось немножко руководство рыболовного спорта. Помнишь, был такой призыв: «Долой Крайнего», когда он возглавлял Росрыболовство. А сейчас, Крайний возглавляет федерацию спортивного рыболовства России. Его уговорили, на самом деле. И с его приходом, я считаю, все поменялось в лучшую сторону. Это экономический тяжеловес. И он смог привлечь инвестиции в рыболовный спорт. Наши спортсмены теперь не ходят и не побираются. Появились деньги на проведение мероприятий разного уровня. Показателен был Чемпионат мира, который проходил в Конаково в прошлом году. Великолепная организация, все хорошо, кроме того, разве, что наши первое место не заняли.

Много талантливых молодых ребят, которые сейчас увлекаются рыболовным спортом. Сейчас скоростная форелевая рыбалка шагает по стране. Москва вся поражена этим, Подмосковье, Питер. Рыбалка на платных прудах. Сейчас уже и отборочные соревнования проводят.

Вы уже бывали на соревнованиях, которые проводят здесь, в Татарстане. «Тотальный спиннинг». Как вы к нему относитесь?

– К «Тотальному спиннингу» я отношусь с огромным уважением. Третий раз уже будет проходить. Вам с первого раза удалось стартовать на очень хорошем уровне и качественно. Сейчас этот турнир рассматривают, как одно из трех-четырех соревнований высочайшего уровня в стране

Тут и идеология была изначально очень крепко выстроена: поймал –отпусти, и живая рыба, которая дает на взвешивании большие баллы.

– Это современная идеология. И что еще понравилось: организация освещения. Люди, практически в режиме онлайн узнают результат соревнований. Уверен, что в этом году эта система будет работать еще сильнее. И очень много регионов. С каждым годом все больше и больше людей приезжают из дальних регионов.

Ограничение в 100 экипажей, и за два месяца уже мест не было.

– Это говорит о том, что недалек тот день, когда и на 200 экипажей мест не будет. Я и сам буду здесь – в Татарстане, в Казани частым гостем. У вас есть, что показать.