Рашид Сюняев: Вселенский масштаб

Говорят, познать Вселенную невозможно. Но есть люди, которые каждый день стараются доказать обратное. Академик РАН Рашид Сюняев – один из лидеров мировой космологии, чьи работы вошли в учебники по астрофизике, став фундаментом для дальнейших исследований и научных открытий.

О том, как познавать Вселенную – он рассказал в интервью журналу «Татарстан». 

Космос как предчувствие…

– Примерно через год в космос полетит спутник «Спектр-Рентген-Гамма». Он будет оснащен двумя мощными рентгеновскими телескопами. Мы рассчитываем, что они обнаружат свыше трех миллионов сверхмассивных черных дыр – каждая свыше миллиона (и даже миллиарда) масс Солнца. В рентгеновских лучах они необычайно ярки! А ведь еще до 1970-х считалось, что черные дыры увидеть невозможно. Именно тогда мы с Колей Шакурой (ныне видным ученым, профессором МГУ) выдвинули теорию дисковой аккреции, доказывающую обратное. Эта наша статья сегодня стала самой цитируемой в мировой теоретической астрофизике.

Удивительно: почти все наши расчеты-предсказания сбылись. Последние 40 лет мы получаем подтверждения со спутников – прямо из космоса. Я был научным руководителем рентгеновских орбитальных обсерваторий КВАНТ комплекса космической станции «МИР», «ГРАНАТ» и «ИНТЕГРАЛ». Эти спутники помогли нашей группе в Институте космических исследований открыть десяток черных дыр в нашей галактике. Мы наблюдали, как при взрыве сверхновой умирающая звезда сбрасывает заметную часть своей массы в виде радиоактивного никеля. А затем он превращается в кобальт и далее – в привычное для нас железо. Да, все железо – начиная от деталей в машинах и станках и заканчивая железом в гемоглобине нашей крови – было синтезировано именно так.

Помню, как в 1965 году было открыто реликтовое излучение, задолго предсказанное Георгием Гамовым. Это была сенсация! Тогда мой научный руководитель академик Зельдович предложил: «Давайте изучать его дальше!» Лишь через пять лет мы смогли написать работу, которая впоследствии стала новым методом исследования эволюции и структуры Вселенной. Сейчас эту теорию называют «Эффект Сюняева – Зельдовича».

Очень жаль, что Яков Борисович не увидел результаты, полученные за последние 10 лет со спутника «ПЛАНК» и сверхчувствительного телескопа на Южном полюсе Земли. Эти инструменты открыли по предсказанному нами эффекту тысячи ранее неизвестных скоплений галактик – на громадных расстояниях от Земли! Сегодня астрономы могут наблюдать, как, когда и в каком темпе рождались самые массивные объекты Вселенной, определять основные ее параметры.

Наука учиться

«Зельдович в Москве! Набирает группу», – эту новость я узнал, будучи студентом пятого курса МФТИ. Позвонил Якову Борисовичу, договорился о встрече. Он согласился стать моим научным руководителем, если одолею пару задач. «Из какой области?» – поинтересовался я. Астрофизикa?! «Наш завкафедрой говорил мне, что это дело бесполезное. Я бы хотел заниматься теорией поля». «Вы сначала решите – потом поговорим», – настоял он на своем. Это была проверка знаний. На задачи ушла неделя. Решил и о теории поля больше не вспоминал – настолько интересными они оказались.

О том, что Яков Зельдович – великий ученый, я узнал позже. Он внес громадный вклад в науку. Один из создателей атомного оружия, трижды Герой Социалистического Труда – его имя громко не произносили. К тому времени он заслужил право заниматься тем, что ему было интересно. А интересовала его Вселенная. Как она появилась? Почему расширяется? Зельдович из тех людей, которые перевернули наше понимание о ней. Мы работали вместе до конца его жизни. Трудно представить: я был в его домашнем кабинете больше тысячи раз.

Работать с Яковом Борисовичем было не только интересно, но и тяжело. Он научил меня многому, но, прежде всего, интенсивному труду. Двигаться сразу в нескольких направлениях – это был его метод. Если что-то не получается – заняться другим. Решение придет – во сне или наяву, ведь на самом деле мозг не перестает думать о важной для тебя задаче.

Ответы на все вопросы

Я помню тот день, с которого все началось. Мне одиннадцать лет, и мы с сестрой дома одни. Вдруг подъехала машина, вынесли папу – он не двигался... До войны и во время нее отец возводил заводы на Южном Урале, в Киргизии и Казахстане, принимал эвакуированные производства в Узбекистане. А затем его направили на строительство Фархадской ГЭС – там все и случилось… Он не вставал с постели полтора года – не мог ходить. Зато мог ответить на все мои вопросы! Мой путь в большую науку стал возможным благодаря двум людям. Первый из них – мой отец Али Сюняев. Второй – Яков Зельдович.

До Марса не подбросите?

Полет на Марс – миссия XXI века. Но мне трудно с восторгом отзываться о ней – в научном сообществе свои соревнования. Уверен, в ближайшее время колонизация Марса человечеству ничего не добавит. Слишком дорогое удовольствие. У нас немало дел на родной Земле. Искать жизнь в других мирах – более амбициозная задача! Ученые США, Франции, Швейцарии достигли в этом необычайных высот. Они открыли тысячи планет вблизи других звезд. Еще двадцать лет назад люди лишь рассуждали о вероятности существования иной жизни. А сегодня мы видим планеты, которые находятся в так называемой «обитаемой зоне».

Ученые ищут планеты с атмосферой, водой, гравитацией и даже временами года, как на Земле. И таких планет уже десятки. Вот где действительно жизнь была бы хороша!

Татарский онлайн

Дома, в Ташкенте, бабушки разговаривали со мной по-татарски. Мне было семнадцать, когда я уехал в Москву. Можно осуждать людей, живущих поодиночке вдали от дома, за то, что они забывают язык. Тяжело говорить об этом… Но, к сожалению, это почти неизбежно. В последние годы своей жизни мама разговаривала со мной только на татарском – мы часто созванивались, понимали друг друга. Сегодня радость такого общения мне доставляют внучки. Знание татарского им стараются привить уже их мамы.

Когда ты далеко от своего народа, используешь любую возможность почитать на родном языке. Почти каждый день просматриваю в интернете новости из Татарстана. Но не хватает динамичного и современного телеканала на татарском. Стараюсь смотреть телепередачи ТНВ в записи, хотя бы на пятнадцать минут погружаясь в родную речь. Радуюсь выходу книг по истории своего народа. Недавно разослал родным файл с книгой «Золотая Орда», изданной Институтом истории имени Марджани. Узнал, что вышел фильм по повести Аделя Кутуя «Неотосланные письма» – над ней когда-то плакала моя мама Саида Кильдеева. Обязательно посмотрю.

Из России в Европу и обратно…

Сегодня мы плотно сотрудничаем с КФУ – там есть сильные астрофизики. Приглашаем казанских студентов и молодых ученых к нам в Институт астрофизики общества имени Макса Планка. Рад, что сегодня у российской молодежи есть свобода передвижений: можно защитить диссертацию в России, несколько лет поработать в Европе или Америке, а затем вернуться в родные институты с совсем другим уровнем знаний. Так поступают во всем мире. Важно увидеть, как работают люди в самых сильных лабораториях и университетах, взять у них лучшее, завести друзей – возможно, через пару десятков лет они станут лидерами науки в своих странах.

Справка:

Орденом “За заслуги перед Республикой Татарстан” награждаются за выдающиеся заслуги в развитии  государственности РТ, обеспечении прав и свобод граждан, развитии экономики, культуры, науки, образования, здравоохранения, искусства и спорта, а также за проявленные отвагу и мужество при охране общественного порядка. Знак ордена выполнен из серебра 925-й пробы. 

Визитная карточка