Глава Республиканского фонда поддержки: «1 июля стартует новый этап выплат физическим лицам – кредиторам ТФБ и ИнтехБанка – с размером требований до 300 тыс. рублей»

Председатель Совета Республиканского фонда поддержки (РФП) Айрат Нурутдинов рассказал о промежуточных итогах выплат, условиях следующего этапа поддержки вкладчиков и подвижках в вопросе реализации земельного участка.

– Айрат Рафкатович, год назад, 29 мая 2017 года, вышел указ Президента РТ о создании Республиканского фонда поддержки. С какими итогами вы встречаете эту дату? 

А.Н.: Деятельность нашего фонда является объективной и уникальной в том отношении, что прецедентов в Российской Федерации решения данных вопросов раньше не было, поэтому нам пришлось вырабатывать правила и подходы в короткие сроки в ходе деятельности. Тем не менее нам кажется, что мы справились с этой задачей. Благодаря поддержке Президента Республики Татарстан, Правительства РТ и республиканских предприятий мы, не дожидаясь масштабной реализации участка, получили первые поступления в фонд, что позволило уже в ноябре перейти к первым выплатам. Сейчас у нас источники выплат формируются от продажи земельного участка, которую мы уже озвучивали. 

Один из крайне сложных вопросов был связан с определением условий выплат. Анализ реестра требований кредиторов и обратная связь с разными группами вкладчиков позволили сформировать концепцию деятельности Фонда. В данный момент на выплаты могут претендовать юридические лица, состоящие в третьей очереди реестра требований кредиторов Татфондбанка и ИнтехБанка, с суммой требования от 300 до 500 тысяч рублей. 

Помимо выплат юридическим лицам, мы начали также выплаты льготным категориям граждан. Это физические лица, состоящие в реестрах требований кредиторов ТатфондБанка и ИнтехБанка, по состоянию на 31 января 2018 года признанные инвалидами I или II группы, ветеранами ВОВ, тружениками тыла периода ВОВ, Героями Советского Союза, Героями России, родителями ребенка-инвалида или родителями инвалида с детства I или II группы. Также это лица, которые являются вдовами ветеранов ВОВ, детьми, проживающими с родителями-инвалидами I и II группы или родителями-ветеранами ВОВ. Максимальная сумма поддержки для них равна размеру вклада, но не более 500 тыс. рублей. Поддержка данным лицам будет осуществляться до 1 сентября 2018 года, если Советом Фонда не будет принято решение о его продлении. 

– Какие промежуточные итоги по данным этапам выплат? 

А.Н.: По данным группам у нас есть уже итоги, которые, я считаю, очень показательны. Подписано 1322 соглашения об уступке требования с юридическими лицами, что составляет порядка 25 процентов от реестра требований кредиторов третьей очереди. Если говорить о третьей очереди реестра требований кредиторов ИнтехБанка, то это уже более 34 процентов. 

С учетом того, что фонд ведет свою деятельность один год с момента указа, а фактически с момента первой выплаты прошло семь месяцев, я думаю, что это неплохой результат. При этом следует брать во внимание, что мы еще не перешли к массовой реализации земельного участка. 

В отношении физических лиц цифры существенно меньше. Всего подписано 115 соглашений, что от первой очереди реестра требований Татфондбанка составляет 0,63 процента, от первой очереди реестра требований ИнтехБанка – 1,76 процента. Я говорю сейчас о подписанных соглашениях об уступке требования, выплаты составляют немного меньше. Это связано с тем, что, как говорилось ранее, у нас есть четкий юридический механизм, осуществление которого занимает некоторое время. После заключения соглашения мы направляем его в АСВ, чтобы Агентство подтвердило замену кредитора в реестре Фондом. Когда агентство присылает нам документы, подтверждающие легитимность всех этих действий, в течение трех дней мы осуществляем выплату. Если говорить в денежном выражении, то общий объем требований по подписанным соглашениям составляет около 300 млн, а выплачено порядка 205 млн. Результаты, на мой взгляд, впечатляющие. 

Так как деятельность фонда, я уже подчеркивал, уникальная, мы не можем базироваться на опыте других аналогичных структур. По этой причине мы всегда находились в сложном положении, когда определяли группу лиц, в отношении которых необходимо начать выплаты. У нас есть понимание, что речь идет в общей сложности о четырех видах выплат. 

– Каких? 

А.Н.: Первая форма выплат, которую мы сразу отвергли, – это персональные выплаты. Почему это крайне рискованное и неправильное действие? Потому что определить объективно, кто нуждается, кто не нуждается, очень сложно. По этой причине в результате возникают колоссальные коррупционные риски. 

Второй вид выплат – выплаты льготным категориям. Мы определили, к примеру, что это будут инвалиды 1 и 2 групп, и предполагали, что такой социально ответственный подход будет положительно воспринят массами, что он позволит нам массово расширять форму поддержки, затрагивая другие слои социальных групп. Когда мы анонсировали, что рассматриваем вопрос о выплатах пенсионерам, либо тех, чей возраст составляет более 70 лет, через несколько дней к нам пришла большая делегация физических лиц (естественно, не пенсионеров), которые начали заявлять, что это неправильный выбор и что они нуждаются не меньше, чем старшее поколение. За прошедший период мы выслушали очень много трагедий… И нам очень тяжело определить, кто нуждается больше, а кто меньше. В дальнейшем мы не исключаем, что какие-то группы мы будем расширять, но продумывать это тщательным образом. В этой связи остаются еще две формы выплат, которые мы могли бы использовать. 

Одна из них, третья, – это выплата фиксированной суммы всем. Условно, если брать физические лица – кредиторов Татфондбанка и ИнтехБанка, то там, в общей сложности, почти 14 тыс. человек. Если мы скажем, что платим всем лицам фиксированную сумму до 100 тыс. рублей, то если у кредитора требования в размере 60 тыс. рублей, он получает 60, если у него 100, то он 100 получит, если 200 или 300, то он все равно 100 получит. Во-первых, для этого нам нужно 752 млн рублей. Во-вторых, у нас возникает сложность. Мы сказали, к примеру, что 100 тыс. рублей выплатим всем. К нам обратятся потенциально 14 тыс. человек. Дальше у нас появится следующий транш денег, и мы снова объявим, что выплатим еще по 100 тыс., и люди обратятся вновь, и их будет ненамного меньше. Подход сложен в двух моментах: он вызывает необходимость циркуляции обращений и сразу требует существенных средств для выплат. Рано или поздно мы к этому способу должны перейти. 

И, наконец, четвертый вид выплат, по которому мы сейчас осуществляем выплаты юридическим лицам - он показал свою эффективность. В данном случае речь идет о выплатах от меньшего к большему до определенной суммы. Юрлицам мы сначала выплачивали до 300 тысяч, то есть, условно, если ваш размер требований – 299 тыс. руб., то вы получаете выплаты, а если 301 тыс. руб., то не получаете. Потом мы повысили эту планку до 500 тыс. рублей. Но мы все равно приходим к выводу, что данный способ эффективен на первых этапах, но рано или поздно нам придется перейти к третьему способу, то есть к выплате оставшимся кредиторов фиксированной суммы. 

– То есть большая часть объема требований вкладчиков будет погашена? 

А.Н.: Да. И мы затем начнем выплаты всем оставшимся в размере фиксированной суммы. И это будет существенная сумма. 

– Каким будет следующий этап выплат? 

А.Н.: Мы приняли решение и получили в этом отношении поддержку и Президента, и Правительства РТ.  По физическим лицам мы начинаем выплаты от 0 до 300 тыс. рублей. О каком количестве идет речь? Всего, по нашим оценкам, в эту группу пострадавших попадает 10 тыс. 200 вкладчиков Татфондбанка и ИнтехБанка – это 67 процентов от первой очереди всего реестра. Если они все обратятся, то выплаты составят 573 млн рублей. У нас эти средства на сегодняшний день есть. Понятно, что это все будет не в одночасье. Для данного этапа выплат мы объявим длительный период – это будет не меньше года. В это время они смогут к нам обратиться, т.е. они не должны переживать, что до них очередь не дойдет. Мы понимаем, что не все 10 тысяч человек к нам обратятся, потому что там есть очень небольшие суммы. 

Самый главный момент — сроки. С 15 июня мы планируем начать прием заявлений, начать выплаты планируем с 1 июля по группе физлиц. от нуля до 300 тыс. рублей. На сегодня мы обрабатываем около 400 документов в месяц, заключаем такое количество соглашений об уступке выплат. Пока шла речь о 100 млн. в месяц. Но сейчас будет наплыв, ведь туда попадает больше 10 тыс. лиц. Мы немного расширимся, и думаем, что в короткие сроки перейдем на 500 – 600 выплат в месяц. В течение года мы должны закрыть эту группу. 

При этом надо подчеркнуть, что они уже получили 1,4 млн. рублей страховки. И плюс еще 20 процентов от оставшейся суммы выдал ТФБ, клиенты Интехбанка по оставшейся сумме получили 11,7 процента. Поэтому мы изначально начали поддержку с юрлиц.

И ещё один момент, который должны учесть физлица, перед которыми осталась задолженность больше 300 тыс. рублей. Во-первых, по мере выплат АСВ, часть групп будет попадать в нашу группу. При этом, когда мы заключаем договор уступки права, лица из первой очереди автоматически переходят в третью очередь. То есть в первой очереди будет оставаться больше средств для выплат. Получается, что косвенно наши выплаты положительным образом затронут и оставшихся в реестре физических лиц. 

– Вы сейчас назвали цифру 573 млн рублей, которые вы аккумулируете, чтобы решить вопрос по большей части кредиторов. 

А.Н.: У нас на счету 602 млн. рублей, мы продали часть земельного участка. Это не последние деньги, они по договору будут поступать. То есть средства на дальнейшие выплаты, они все равно будут генерироваться. Средства у нас есть, даже когда мы еще не перешли на массовые продажи земельного участка. Я прошу вкладчиков отнестись с пониманием, почему выбран такой способ. Я хочу заверить, что мы идем с опережением многих заявлений, которые делали. И если все будет благополучно складываться, мы эту сумму повысим до какой-то величины, и с этого момента начнем выплату фиксированной суммы оставшимся кредиторам. 

Мы прекрасно осознаем, что существуют другие группы лиц, которые тоже рассчитывают на поддержку со стороны РФП. Туда попадают 4 банка. Я подчеркну, что у РФП в уставе поддержка не только Интехбанка и ТФБ. Это еще и «Спурт», «Анкор», «Татагропромбанк» и «Камский горизонт». Рано или поздно мы должны затронуть и эти группы, тем более у нас есть понимание, как это сделать. За прошедший период у нас полностью отработан весь юридический пакет. Еще хотел бы поблагодарить АСВ, потому что наша деятельность зависит от их поддержки. АСВ является держателем первичной базы, без подтверждения с их стороны легитимности действий, мы не можем заключать сделки. На сегодняшний день у нас есть электронный зашифрованный канал с АСВ, там мы в оперативном порядке решаем все вопросы. Мы знаем, что очень тяжелая ситуация с ТФБ-финанс. Там изначально была масса лиц, которые попали в эту ситуацию: 1 тыс. 752 лица ТФБ-финанс на общую сумму — 2 млрд 372 млн рублей. Но благодаря поддержке со стороны Президента РТ, прокуратуры эти ситуации были обжалованы, суды шли навстречу этим лицам, они попадали под страховые выплаты от АСВ. Хотя изначально они являлись держателями облигаций.

Мы понимаем, что именно те, кто подал в суд — лица, которые нуждаются. Есть и те, кто вообще не обращался суд. Раз они не обращаются, значит не испытывают крайней необходимости в поддержке. Ведь РФП — фонд поддержки, а не компенсационный фонд. Мы не должны компенсировать, мы должны именно поддерживать, помогать нуждающимся. Лицо, которое потеряло 500 млн. рублей, тоже нуждается. Но, скорее всего, эти деньги были для него не последними. Мы понимаем, что этот человек успешный и, конечно, для него это сумма важна, но все-таки он не является остро нуждающимся. Клиенты не всегда разделяют нашу точку зрения, потому что у всех разные интересы, взгляды и подходы. Очень удобно говорить, что какое-то решение должно быть верным. Но когда решение касается разных социальных групп, то оно не может нравиться всем. 

Возвращаемся к ТФБ-финанс. Суды отказали по 362 искам на общую сумму 457 млн. Если мы начнем погашать по ним хотя бы часть требований, в среднем там получается 1 млн 260 тыс. рублей на человека. Если будет принято соответствующее решение, то при оказании поддержки в размере 300 тысяч рублей каждому пострадавшему ТФБ-Финанс потребуется 108,6 миллионов рублей. При оказании поддержки по 500 тысяч рублей потребуется 181 миллион рублей. 

Кроме ТФБ-финанс, у нас есть и держатели обезличенных металлических счетов — это физлица, которые находятся в 3 очереди. По ним у нас тоже есть цифры довольно точные. Это 328 человек и всего и на них приходится 103 млн. рублей. Они не получили вообще ничего — ни страховки в 1,4 млн рублей, ничего. И еще одна крупная группа — лица, которые в свое время не были включены в реестр. Если они обратились позже, то продолжают оставаться кредиторами, но они вышли за реестр. 

– Вопрос о людях, которые успешно сняли деньги со счетов до падения ТФБ, но там уже был реестр. АСВ пыталось отсудить эти деньги обратно, об этом много писали. Вы намерены работать с такими лицами? 

А.Н.: Там ситуация поменялась. Много исков было отозвано самим АСВ. Конечно, не все иски были отозваны, но большая их часть. Я не говорю, что вопрос полностью купирован, какая-то часть из них должна вернуть деньги. И они тоже попадут в категорию зареестровых. Хотя фонд и не может решить все вопросы в короткие сроки, но, надеюсь, в перспективе мы дойдем и до них. Я озвучиваю эти группы потому что очень беспокоюсь за то, что когда мы о них не говорим, то люди считают, что мы не будем выплачивать и забыли про них. Но это неправда. Мы действуем шаг за шагом. 

– Какая работа сейчас ведется в отношении реализации земельного участка? 

Когда Рустам Минниханов и Правительство РТ принимали решение об учреждении фонда, был внесен в качестве обеспечения для поддержки деятельности фонда земельный участок в 759 га.  По этому участку у нас проделывается большая работа. Привлеченные эксперты к концу мая завершают анализ возможного экономически обоснованного использования данного экономического участка, то есть идет речь о пресловутой плотности застройки. Для того чтобы проводить архитектурно-планировочный конкурс, мы должны сначала сформулировать то, что мы бы там хотели видеть. Наша задача – не только освоить земельный участок, но и сделать так, чтобы построенные на нем объекты гармонично вписались в общую городскую среду. То есть архитектурное планирование не должно нарушать транспортный баланс и баланс инженерных сетей. Суть дилеммы в том, что в зависимости от этажности застройки резко возрастает количество жителей, которые там будут проживать. Условно, если это ИЖС (индивидуальное жилищное строительство – прим. Т-и), то это порядка 15 – 18 тысяч, а если это многоэтажная застройка, то может дойти до 150 тысяч. У нас остался один важный вопрос – эксперты должны проанализировать, есть ли спрос на такое количество участков по такой цене. Цена там все-таки недешевая.

Эксперты провели исследование по оценке потенциала рынка жилого строительства в целях выявления спроса и перспектив развития участка, 31 мая будет готово заключение. Соответственно, мы в июне планируем запустить международный конкурс на разработку мастер-плана и концепции развития территории, итоги которого подведем в августе-сентябре. А потом уже будет межевание и последующая реализация. 

– Вы озвучили информацию про участок, про август месяц, когда будет готов мастер-план. Вы говорили, что там проблема с коммуникациями. На каком этапе сейчас находится вопрос с коммуникациями? Там, если я не ошибаюсь, были озвучены сроки либо этот год, либо 2019-й год. 

А.Н.: Почему теряли и время, и средства на экономическое обоснование того, какие объекты там будут? Потому что требования инженерии в отношении ИЖС и 22-этажных домов отличаются радикально. Сейчас мы не можем говорить о конкретных затратах. Будет конкурс, в его основу лягут те ограничения, которые есть. Мы надеемся, что это будет малоэтажное жилищное строительство, и в этом случае, требования к инженерии гораздо ниже. Они комфортные. Там затраты будут на дороги, но опять-таки ширина дороги должна быть существенно ниже. Когда у нас будет межевание и мастер-план, то мы начнем продавать, даже не осуществив инженерную подготовку, прописав в договоре обязательства фонда осуществить её. 

– То есть сами коммуникации будут проложены только после мастер-плана? 

А.Н.: Да, это будет продолжение начатой работы. Надеемся, что это будет не позднее 2019 года.