Татарча casual: «У нас нет ненависти к другому, у нас есть любовь к своему»

Бренд «Татарча casual» уже на протяжении 5 лет производит одежду и аксессуары с татарским орнаментом. Мы встретились с его дизайнером и поговорили о моде на татарские свитшоты.

Айгуль — улыбчивая женщина с пронзительным взглядом, а еще дизайнер и сооснователь бренда «Татарча casual». Она просит не называть ее фамилии, ведь за брендом стоит не только она, а целая команда творческих людей. Айгуль уверена, что татарская одежда — это не только жилетка и платье с воланами, а национальный костюм должен быть актуальным и комфортным.

— Айгуль, какова предыстория создания бренда. Почему именно национальные мотивы?

— Я жила и в Москве, и в Питере. Человек, который уезжает один раз из Татарстана, меня поймет. Здесь мы тянемся к европейской культуре, а когда начинаем жить в ней, то сразу тянемся к своему, родному.

Я работала с одним брендом, который производит мусульманскую одежду. Проработала маркетологом и в какой-то момент поняла, что если я не могу повлиять на сам продукт, то очень сложно его продавать. Совершенно случайно в интернете нашла девочку, которая начинала заниматься национально-современным. Позже наши дороги с ней разошлись, и я стояла перед выбором: продолжать или бросать, тем более в этот период у меня родился ребенок. Хотя я и не верю в гороскоп, но я телец и с детства всегда была ужасна упряма, решила все-таки продолжить это дело.

— Основные покупатели — казанцы?

— Конечно, Казань, потому что есть шоу-рум и покупатели могут приехать, оценить, пощупать. Но мы продаем и в Нью-Йорк, и в Берлин, и в Алматы, и на Сахалин.

— В одежде существует этно-стиль, который также воспроизводит некоторые черты национального костюма. Почему вы выбрали стиль casual и включили его в название бренда?

— Думаю, что немного тщеславно называть бренд своим именем, так как трудится целая команда. Если даже я организатор, то являюсь лишь частью целого. Я против персонального брендинга. Это связано еще и с моей религиозностью. Мы создаем авторское виденье, но так или иначе опираемся на народное достояние.

А casual — самый актуальный стиль в современном мире. Перед нами стояла непростая задача переодеть молодежь в татарское, поэтому мы решили добавить больше национального в самую обычную современную одежду. Нам хотелось бы, чтобы молодые люди стали носителями в прямом смысле этого слова.

Слышала мнение, что мы должны показать наше национальное на весь мир. Первичная потребность все-таки в том, чтобы сам народ знал о своей культуре, а весь мир — это уже вторично.

Тонкая грань и татарские свитшоты

— Татарский национальный костюм с его некоторой броскостью и яркостью уже изжил себя?

— Что удивительно, я сама люблю минимализм, поэтому предпочитаю больше национальные аксессуары, нежели яркую одежду. Татары — народ активный, поэтому наша аудитория в основном любит все очень яркое. Первый год нам, конечно, было сложно, потому что это было ново. Не существовали до этого толстовки с татарским орнаментом. Люди, это первый раз увидев, сказали, что не бывает татарских свитшотов, а настоящая татарская одежда — это жилетка и платье с воланами.

— Айгуль, а что для вас самое важное в одежде и аксессуарах?

— Безусловно, комфорт.

— Хотелось бы вам, чтобы бренд стал известным?

— Раньше хотела, теперь — нет. Для меня важна не известность, а важны продажи как предпринимателю. Можно быть известным и с плохой стороны — за счет скандалов и провокаций. Заметьте, как о дизайнере про меня почти ничего не пишут, также не высвечиваюсь на основном аккаунте в Instagram. Мне кажется, что не очень скромно говорить о себе самой.

У нас есть очень тонкая грань в нашей деятельности. Люди могут перевернуть так, как будто мы занимаемся в плохом смысле слова национализмом. Если перешагнешь эту тонкую линию, то могут истолковать деятельность по-иному, в отрицательном ключе. У нас нет ненависти к другому, у нас есть любовь к своему.

— Эта деятельность для вас больше хобби или работа?

— Когда вкладываешь свои деньги и их нужно возвращать, это никогда не будет только в удовольствие. В удовольствие — это когда независим результат. В моем случае нельзя сказать, что только я вложилась в этот проект, у нас есть целая команда мастеров. Чувство ответственности позволяет все еще нести этот проект, а если только для души, я бы уже остановилась. Когда видишь, что команда в тебя верит, то бросать дело неправильно. Но была стадия разочарований, когда решили поддержать молодежные проекты с национальным компонентом. В итоге мы не оказались в этом списке, несмотря на наш опыт и результаты. В тот момент мы хотели закрываться.

Зооморфные символы на одежде и современная уличная мода

— Вы следите за последними тенденциями моды? Если да, то из каких источников?

— Первое время я следила, но сейчас у меня подрастает дочь. Когда она была еще маленькая, проект тоже был маленьким. Это как два ребенка. Требовалось уделять внимание обоим. Иногда кажется, что я больше внимания уделяла бренду, а не дочери, хотя она всегда находилась рядом. И в какой-то момент я поняла, что душой должна быть больше с ребенком.

А сейчас я слежу в основном за модой уличной. Когда веду дочку на танцы, часто подмечаю идеальные сочетания в одежде. Нужно сказать, что вдохновение я черпаю из жизни.

— В исламе запрещено изображать живых существ. Вы тоже придерживаетесь этой концепции в принтах одежды?

— Что удивительно, не все татары об этом знают. Были у меня художники, которые твердили, что зооморфные символы есть. Но сейчас мы понимаем, в большинстве своем современные татары больше этнические мусульмане, чем верующие. С моей стороны будет неправильно гордиться тем, что мы не используем зооморфные рисунки, так как шьем платья не длинные, а до колена.  

— Айгуль, поделитесь своими планами дальнейшего развития «Татарча casual».

— Я не стремлюсь стать популярной и навязывать людям какой-нибудь определенный стиль. У меня самая простая цель: чтобы клиент мог найти для себя что-то интересное. Мне не надо всемирной известности и сети магазинов. Я прекрасно понимаю, что это огромные инвестиции. Это уже больше финансы, чем творчество.

Но есть идея, чтобы проект был со своим домом и с разными направлениями: можно шить сценический костюм, детскую одежду и кроссовки. Еще есть смысл автоматизировать процесс покупки. А в целом, мой главный план на будущее — сохранить то, что имею, первоочередно — энтузиазм.

— Продолжите фразу: «Мода — это…»

— Моды для меня не существует. Мода — это игрушка в чьих-то руках, у кого больше финансов, влияния и стремлений к тщеславию.