Генерал-майор ФСБ о казанском стрелке: полиция бессильна перед такими мерзавцами

Резонансную историю с казанским стрелком, устроившим пальбу в подъезде жилого дома по улице Авангардной, 187 в Казани, ИА «Татар-информ» прокомментировал генерал-майор ФСБ и генерал-лейтенант полиции в отставке, член президиума общероссийской общественной организации «Офицеры России» Александр Михайлов.

В результате кровавой бойни в казанском поселке Борисково погибли два человека – сотрудник Росгвардии Денис Иванченко и пьяный 37-летний зачинщик перестрелки. У погибшего сотрудника ОМОН осталось трое детей, а у пьяного дебошира - двое. Пулевые ранения получили еще два человека - участковый и местный житель. Разборка в стиле худших американских боевиков произошла в подъезде жилого дома по улице Авангарной, 187. По иронии судьбы, на первом этаже этого здания находится отдел полиции «Промышленный».


Ранее ИА «Татар-информ» сообщало, что в одном из жилых домов в Казани 37-летний нетрезвый мужчина открыл стрельбу из охотничьего карабина. Некоторое время назад он по заявлению жены был арестован на десять суток за хулиганство. Освободившись, мужчина взял оружие и приехал к брату жены, у которого женщина скрывалась, опасаясь за свою жизнь. По словам соседей, стрелок – известный в доме дебошир, который частенько злоупотреблял спиртным. Мужчина открыл стрельбу из охотничьего ружья по запертой изнутри квартире. Помимо женщины внутри квартиры были еще двое взрослых и трое несовершеннолетних детей. Услышав выстрелы, соседи вызвали полицию. В спецоперации по захвату бунтаря принимали участие сотрудники полиции и Росгвардии. В перестрелке злоумышленник был убит. По неофициальным данным ИА «Татар-информ», в его квартире находился целый арсенал охотничьего оружия, на которое мужчина имел разрешение. Своими мыслями по поводу данной ситуации поделился ветеран ФСБ России Александр Михайлов.

Полиция без прав

Спецоперацию обсуждать бессмысленно потому, что для этого нужно присутствовать на месте ее проведения. Сейчас можно говорить лишь об общих вещах. Происшествие свидетельствует о том, что система, которая обеспечивала комплексную безопасность граждан в стране, разрушена. И это не потому, что правоохранительные органы неэффективно борются. На сегодняшний день их лишили всех прав, которые раньше были. И, как следствие, возникают весьма парадоксальные ситуации. С одной стороны, мы говорим о правовом государстве, с другой стороны, у современной полиции практически нет прав. Человек, который убил сотрудника, много раз попадал в поле зрения правоохранительных органов. Общественность знала, что это за персонаж. Но никто не мог ничего сделать. Нормативная база построена таким образом, что мы не можем привлечь человека, не совершившего преступление. С точки зрения профилактики изоляция от общества этого человека была практически исключена. И это самая большая проблема. Если этот человек больной, он должен был находиться на лечении. Если человек – хулиган, шпана или мелкий пакостник, то он должен находиться в совершенно других местах. На сегодняшний день эта система не работает. По сути, сотрудники полиции вынуждены работать только по факту: они реагируют, когда уже произошло преступление. Если преступление не произошло, они не в состоянии его предотвратить.

ОМОН бессилен перед мерзавцами

Сегодня мы говорим о ребятах, которые вынуждены своей грудью защищать рядовых граждан. Они оказываются бессильными перед этими мерзавцами, которые уже года два как должны сидеть за свои прежние «фокусы». Если человек больной, он должен лечиться. К сожалению, сегодня отправить его на принудительное лечение нет практической возможности. Если мужчина устраивал дома или в своем окружении побои, то сегодня это не квалифицируется как преступление, а является административным правонарушением. Как бороться с мерзавцами такого рода – полусумасшедшими, алкоголиками, агрессивными людьми? Мы не можем обезопасить от них людей на улице. Здесь больше вопросов, чем ответов… Думаю, что если мы не изменим отношения к подобного рода шпане и бытовым хулиганам, то, наверное, таких жертв станет больше.


Вопрос даже не в том, была ли у него ранее судимость или нет. Мы должны человека не изымать из общества, а ставить его мозги на место. Человека нужно перевоспитывать не в тюрьме, а в обществе. Сейчас все разводят руками и понимают, что человек, совершивший преступление, ранее попадал в поле зрения, но с ним никто ничего не мог поделать. Тут вопрос к законодателю, который изменил много норм и правил, которые в прежние годы давали возможность психически больного или алкоголика отправить  на принудительное лечение. У нас были инструменты, позволявшие исключить преступления на ранней стадии. Сейчас мы теряем людей, когда возникают неотвратимые последствия.

Отдел полиции не является гарантом безопасности

На первом этаже дома, где все произошло, находится отделение полиции. И в этом нет ничего странного. Полицейские могут лишь погрозить этому мужчине пальчиком, других прав у них нет. Даже если бы он хулиганил, то его бы доставили в полицию, составили протокол и отпустили домой. Просто мы живем в таком мире. У нас были случаи, когда сгорали целые пожарные части. Наличие отдела полиции на первом этаже в жилом доме, увы, не является гарантом безопасности. Поэтому на данный момент мы имеем то, что имеем. Мы не можем привлечь к уголовной ответственности человека, не совершившего преступления.

Система выдача оружия доведена до абсурда

Кто имеет право не давать этому мужчине разрешение на охотничье оружие, если он предоставил все необходимые для его регистрации документы? Кто ему может отказать и на основании какого закона? Что делать, если он предоставил справку об отсутствии судимости, о состоянии здоровья, из наркологического и психологического диспансеров, охотничий билет? Здесь вопросы к тем, кто выдавал справки. В этом нужно разбираться. Система выдача оружия доведена до полного абсурда. Считаю, что нужно изменять не систему выдачи оружия, а работу по первичной профилактике в отношении людей, склонных к совершению преступлений. Выдача оружия не только обеспечивает нашу безопасность, но и затрагивает права многих граждан. Недавно я, будучи генералом, был вынужден получать разрешение на травматический пистолет при наличии двух наградных пистолетов. Я прошел по всем этим кругам и получил разрешение. Я сдал экзамены на право владения оружием, хотя сам как офицер и генерал учил своих подчиненных пользоваться оружием. Система отработана, и ее ужесточение ни к чему не приведет. Никогда точно не известно: когда и у какого охотника снесет крышу, он вытащит карабин и пойдет стрелять. Форс-мажорные обстоятельства трудно предотвратить.


Что нужно изменить в системе правоохранительных органов?

1. Побои нужно квалифицировать как преступление.

2. Нужно вернуть систему принудительного лечения психически больных людей, способных на проступки в силу заболевания.

3. Нужно вернуть систему принудительного лечения алкоголиков, которые в состоянии психоза могут совершить преступление.

Мы можем сколько угодно ругать полицию и участковых, которые, руководствуясь буквой закона, не в состоянии ничего сделать.