«В Башкирии бизнесмен, спонсирующий татарские мероприятия, просит, чтобы его имя нигде не звучало»

Уфимское татарское сообщество во все времена было богато на интересных личностей, мыслителей и подвижников. О деятельности татарских просветительских клубов в Уфе рассказала в интервью исполнительный директор Региональной общественной организации Культурно-просветительская «Берлек» Нафиса Акчурина.

Основательница одного из самых известных и деятельных татарских просветительских клубов в Уфе Нафиса Акчурина — исполнительный директор Региональной общественной организации Культурно-просветительская «Берлек» Республики Башкортостан. Деятельность созданного ею дискуссионного клуба имени Марьям Султановой (Акчуриной) была высоко оценена руководством Татарстана, которое наградило в прошлом году Нафису Файрузовну медалью «100 лет образования Татарской Автономной Советской Социалистической Республики» с формулировкой: «За вклад в развитие и сохранение татарской национальной культуры, а также за просветительскую деятельность». 

Нафиса Файрузовна, как и когда возник клуб? Что же такое сподвигло вас к созданию данного сообщества?

Клуб возник в 2018 году. Первая встреча прошла в начале октября — как раз перед днём рождения Марьям Султановой, которая родилась 15 октября 1859 года.

Что меня подвигло? Ну во-первых, в Уфе особо не получается узнавать из официальных местных СМИ о татарском мире, личностях-татарах, татарский язык практически не преподается в школах, нет телепередач на татарском языке. И мне показалось, что это этот клуб будет востребован. Я не была уверена в этом.

Идею где-то с полгода, мы обсуждали с Ландыш Абударовой — работает ответственным секретарем в журнале «Казан утлары» («Огни Казани»). Мы с ней познакомились при подготовке международного конкурса «Татар кызы»: она написала сценарий. У нас с ней была идея открытия школы для татарских девочек. Но, когда посчитали бюджет да еще в условиях современной Башкирии, где каждый бизнесмен, который тебе даёт какие-то средства на татарские мероприятия, прежде всего просит о том, чтобы его имени нигде не звучало, поняли, что не потянем. Сами понимаете ситуацию в Башкирии. Как результат долгих размышлений, споров, обсуждений, появилась идея создать клуб, чтобы каждый человек, который приходит, получил удовольствие от общения.

Почему клуб имени Марьям Султановой (Акчуриной)?

Считаю, будущее татар связано с просветительством и благотворительностью. Клуб назвали дискуссионным. Был вариант назвать Клуб интеллектуалов, но это не раскрывало бы его сущность. Мы планировали встречаться, обсуждать культурные и другие вопросы, делиться духовным богатством. Мне всегда была близка по духу Марьям Тимербулатовна Султанова. Она моя очень дальняя родственница. Но дело не в этом.

Она — дочь крупного купца, вела очень большую просветительскую деятельность среди татар в начале ХХ века. Являлась одним из учредителей и первым председателем Уфимского мусульманского дамского общества. Получив образование в Казанской гимназии, всячески стремилась развивать культурно татарских женщин, помогать их духовному развитию.

И наш клуб для тех, кто хочет знать историю своего народа, новые течения в культуре и искусстве. А то ведь где у нас еще все это возможно получить, кроме библиотеки? Да и там не обсудишь в душевной атмосфере волнующие вопросы. Другое дело — прийти в клуб и послушать таких личностей, мэтров в своих направлениях профессиональной деятельности.

Ведь что творится? Когда ты включаешь первый, второй каналы — смотришь и думаешь: «Ну не может быть так, чтобы в России всё было только вот так — со скандалами, ворьем, алкашами, драками и выяснением отношений перед телекамерами на весь белый свет». Конечно, очень стыдно смотреть наше центральное телевидение. Параллельный мир. А мне хотелось создавать мир, где люди друг друга уважают, мир, где существуют и превозносятся совсем другие ценности.

Как и где состоялась первая встреча клуба? Как подбирали приглашенных, какие темы для дискуссий поднимались, Нафиса Файрузовна?

Я очень волновалась. Первым делом позвонила своим ближайшим соратникам и пригласила на мероприятие. Собрались мы 3 октября 2018 года в президентском номере гостиницы «Атола». Не хотела собирать много человек. Не более 13. Это мое любимое число. Считаю, что именно такое количество — максимально для уютных встреч и плодотворных обсуждений. Не было цели сделать работу клуба массовой. Первую лекцию прочитал известный историк и этнополитолог, кандидат исторических наук Ильдар Габдрафиков. Он рассказал о современных научных теориях феномена этноса, этнической идентичности. Поговорили о традициях и культуре разных этнических групп Европы.

Атмосфера была непередаваемая. Собрались руководители общественных организаций, татарские ученые, присутствовал Ранэль Зинатуллин, тогда — представитель Татарстана в Башкортостане.

Камерная обстановка, крупные татарские деятели и ученые. Не было ли это, как сейчас принято говорить, VIP-мероприятием только для избранных?

VIP в том понятии, какое в него вкладывают, — нет. Скорее, я бы сказала — мероприятие и атмосфера были аристократичными. Кто такой аристократ? Для меня аристократ — это человек, прежде всего, образованный и воспитанный. Для меня очень важно понятие внутренней красоты. И, когда прошла первая встреча, я сразу позвонила Ландыш Абударовой, поделилась о том, как все прошло. Я увидела, что людям нравится обсуждать, собираться.

Как часто проходят заседания клуба, и какие темы уже поднимались?

Вначале мы планировали собираться каждые три недели и месяца два поддерживали такой ритм. Потом решили собираться раз месяц, к тому же, и уже лето пришло. 

Второе заседание клуба 17 октября 2018 года провел председатель совета молодежи мечети «Ихлас», адвокат Альфред Давлетшин. Он выступил с темой: «Ислам в Башкортостане — прошлое и настоящее». Следующую встречу на тему «Этничность и язык» провел профессор, доктор исторических наук, этнополитолог Фаиль Сафин.

Одно из заседаний было посвящено медресе «Галия». Уникальному новометодному мусульманскому учебному заведению начала ХХ века в Уфе. Здесь ставили концерты и спектакли, играли на фортепиано, изучали светские предметы. Чтобы понимать уровень медресе и его необычность, достаточно, думаю, упомянуть, что поэт Мажит Гафури уехал из Казани, где обучался в медресе «Мухаммадия», в Уфу только ради медресе «Галия».

Другую встречу украсил руководитель Центра исследований Золотой Орды и татарских ханств имени Усманова Института истории АН РТ имени Марджани, кандидат исторических наук Ильнур Миргалеев.

Интереснейшую лекцию о творчестве и жизненном путь Дэрдменда — Закира Рамеева, татарского просветителя, мецената, предпринимателя, прочитал доцент БГУ Марат Шарипов.

На наших заседаниях выступали Василь Шайхразиев — заместитель премьер-министра РТ, председатель национального совета «Милли Шура» Всемирного конгресса татар, Идрис Газиев — певец, народный артист Башкортостана и Татарстана, заслуженный артист Российской Федерации, множество известных ученых-историков из Татарстана и Башкортостана. Было несколько выездных встреч, в частности, в родную деревню и музей Минигали Шаймуратова.

Настоящим открытием для всех стало заседание клуба в Музее археологии и этнографии Института этнологических исследований имени Кузеева УФИЦ РАН. Также посетили мастерскую выдающегося художника Вакиля Шайхетдинова. Очень разная тематика, вот так отдельно выделять какую-то встречу не стала бы. Считаю, по важности они все одинаковые. Важное — это общение. 

Расскажите подробнее о какой-либо встрече…

Например, встреча, которую провел для нас профессор Идрис Газиев. По насыщенности интереснейшей информации, атмосфере это было, конечно, чудесно. Он проанализировал граммофонный репертуар татарских исполнителей, популярных певцов и актеров начала XX века.

«Слово начнем с песни», — сказал заслуженный артист Российской Федерации, певец Идрис Газиев и неожиданно запел. Его не смутило отсутствие привычной сцены и то, что в зале были лишь участники нашего клуба. Профессор кафедры вокального искусства Уфимского института искусств увлекательно рассказал нам об «Истории татарской музыки».

Оказалось, что первые достоверные упоминания о татарской музыке относятся к периоду Волжской Булгарии. Мы слушали рассказ мэтра о том, сколько стоило в начале прошлого века записать песню на пластинку, какие песни были сложены на слова Габдуллы Тукая, как зарубежные коллекционеры пытались сохранить записи татарских песен. О том, какой это труд и одновременно колоссальное удовольствие — найти в другой стране старинные записи или ветхие издания с нотами и арабской вязью поверх них, расшифровать и реконструировать их, дать песне вторую жизнь на сцене, на лекции перед студентами института искусств.

Нам было крайне интересно узнать, как создавались музыкальные телевизионные фильмы и почему именно в Казани состоялась премьера фильмов сценариста и ведущего Идриса Газиева о восьми самых известных татарских фольклористах: Тукае, Урманче, Яруллине, Ключареве, Сайдашеве, Музаффарове, Хабибуллине, Габяши.

Идрис Мударисович рассказал нам массу историй. Например, о том, как встреча композитора Александра Ключарева с казанским извозчиком Галяем, который напевал татарские песни, в корне изменила жизнь известного фольклориста. О том, как судьба забросила Александра Сергеевича в Уфу, где он работал заведующим музыкальным сектором Башкирского научно-исследовательского института языка и литературы. А в 1937 году Александр переехал в Казань, где работал главным редактором музыкального вещания Татарского радиокомитета.

С таким интереснейшим содержанием заседаний клуба удается ли сохранить лелеемую вами камерность встреч?

Сейчас это получается редко. Люди хотят встречаться. Хотят общаться, расти духовно, хотят знать обо всем татарском. Поэтому, если к нам сперва приходили, как мы и намечали, 13 человек, уже через шесть-семь встреч нас стало 23, затем 33, впоследствии — 60-70. В небольшой комнате, в которой проводили мы свои первые заседания, не могли уже поместиться, стали арендовать залы.

Трудно ли организовать такие мероприятия? Тем более, у вас ведь непростой контингент, абы как не сделаешь…

Это очень плотная работа, где-то дней десять: я должна встретиться с людьми, переговорить, многие вещи согласовать. Моя роль — роль коммуникатора, объединителя людей, единомышленников. Моя задача — собрать тех людей, которые знают и понимают. 

В двух словах о планах клуба… 

В Уфе очень много интереснейших ученых во многих областях науки, деятелей искусств, артистов, художников, поэтов и писателей. Мы будем планомерно приглашать их. Также есть мысли пообщаться и с интересными личностями из соседних регионов. Конечно же, в первую очередь, Татарстан.

Например, мы очень хотим увидеть на нашем заседании известного казанского этнографа Дину Гатину-Шафикову с лекцией об эволюции татарской моды. Сейчас пригласить — многие не придут, побоятся коронавируса. Поэтому претворение планов в жизнь немного сдвинулось во времени. Также хотели бы пригласить Ландыш Абударову, она плотно занимается татарской мифологией. Очень это все нам интересно.

Конечно, два года вроде бы и маленький срок. Но все же, можете ли подвести какие-либо промежуточные итоги работы клуба?

Я считаю, что наш клуб играет огромную роль для татарского мира Уфы. После нас неизменная ведущая и основатель телепередачи о татарах Башкортостана «Райхан» Халиса Мухамадеева создала клуб «Райхан», со своей неповторимой атмосферой, своей повесткой, где собираются герои ее телепередач. 

Считаю, что главное влияние нашего клуба — это внутренние изменения у людей. По себе могу сказать, как меня поглощают эти встречи. Я выхожу из них более образованной. 

Кроме того, многие научились выступать, не боясь высказать своё мнение. На каждой встрече я назначаю модератора, обычно из молодых. И те, кто вначале тушевался, сейчас уже совсем по-другому себя чувствует перед аудиторией. 

Сейчас, когда клуб вовсю работает, особых сил то не надо прилагать. Люди уже сам организовались. Простой человек ведь не всегда может послушать Ильнура Миргалеева, Ильдара Габдрафикова, Идриса Газиева, других. Для него он может казаться небожителем. Мне кажется, утвердилось место, где татарские ученые, татарские активисты, просто татары, которые желают узнать о татарском мире, сегодня имеют возможность собраться.