До Берлина и обратно: зачем в 91 год татарстанский журналист во второй раз отправился по дорогам войны

Спустя три четверти века ветеран Великой Отечественной войны, писатель и журналист Александр Малов: отправился в Германию, чтобы вновь пройти дорогами войны до самого Рейхстага, на котором расписался 18-летним юношей.
В будущем году казанцев ожидает удивительная встреча. Новую книгу воспоминаний готовит ветеран Великой Отечественной войны, писатель и журналист Александр Малов. Этому уникальному человеку довелось расписаться на Рейхстаге в 18 лет, пройдя через жерло войны. Не потерять себя и стать известным татарстанцем, книги которого читают не только по всей России, но и за рубежом.

Рядом с сердцем Кутузова

Этой осенью, спустя более 70 лет, 91-летнему ветерану удалось совершить поездку по местам боевой славы – в Польшу и Восточную Германию. Впечатления от поездки и лягут в основу новой книги Александра Малова.

Сам автор, отправляясь к местам своей молодости, поставил перед собой две задачи: «Во-первых, я хочу побывать в местах, где мы прошли с боями, почтить память своих друзей, которых похоронил в чужой земле. Во-вторых, добыть новые материалы против фальсификации победы в Великой Отечественной войне. Сегодня многие, даже представители ветеранских организаций считают, что не нужно говорить о событиях тех лет, ворошить прошлое. Но я твердо уверен – нужно! Прежде всего, это необходимо молодежи. Большей частью молодое поколение получает информацию из интернета, а это, как правило, западные источники с удобной для них точкой зрения. Поэтому надо громко напоминать: в этой войне победили мы! И еще я считаю важным знать и дать это понять другим, почему страна-победитель в итоге оказалась в худшем положении в настоящее время, нежели государство, проигравшее войну».



По статистическим данным, в Польше захоронено более 1,3 млн солдат на 644 советских военных захоронениях. Одно из них – в трех километрах от города Бунцлау, в деревне Тиллендорф. Здесь в апреле 1813 года скончался Голенищев-Кутузов. По легенде, именно здесь похоронено его сердце. И именно здесь после освобождения Польши от немецких войск на годовщину смерти великого русского полководца 28 апреля 1945 года военнослужащие Советской Армии положили к подножию монумента новую плиту и похоронили павших при освобождении города Любань однополчан. 

Советские войска вступили на территорию Польши 12 февраля 1945 года, а уже в марте, всего за два месяца до победы, несколько бригад Третьей гвардейской танковой армии под командованием генерала Рыбалко, в составе которой был и 18-летний водитель-механик бронетранспортера Саша Малов, попали в окружение. Он помнит, что советские танки замкнули в кольцо не немцы, а власовцы, бывшие «свои». Оставался лишь небольшой выход, «узкий, как горлышко бутылки», и тот обстреливался из «пантер» и «тигров». Несколько машин, пытавшихся вырваться на свободу, обстреляли, они или сгорели вместе с экипажем, или были взорваны. Так, по воспоминаниям Малова, погиб и командир роты капитан Немченко.

В свою октябрьскую поездку Александр Михайлович хотел навестить это кладбище, однако село находится в глубине Польши, и ехать туда ветеран не решился.



Вообще отношение к русским в Польше далеко не самое приветливое, отмечает он. Более того, 21 октября этого года в стране вступил в силу закон «о запрете пропаганды коммунизма, который предполагает в течение 12 месяцев снос более двухсот памятников бойцам Красной Армии, освобождавшим страну от фашистов». Как рассказывает Малов, даже в школах детям внушают, что Берлин взяли поляки и американцы, а советские солдаты так, «трохи помогли».

«Он пытался встать на колени и целовал мне руки»

Совсем по-иному к ветеранам относятся в Германии. Отправляясь в поездку, Александр Малов предвкушал: «Я не прочь пообщаться с бывшими врагами». Позже он вспоминал: «Познакомился я в Берлине с одним немцем. У него дед погиб во Второй мировой, понятно, на стороне фашистов. Он пригласил меня пообедать в ресторан, несколько раз пытался встать на колени, прося прощения за деяния соотечественников, дважды целовал руки. Это очень смущало меня, но пообщаться мы все же смогли. Вообще немцы не любят говорить о войне. Чем им похвастаться? Но к нам, ветеранам, относятся с большим почтением. Всю поездку я, можно сказать, купался в океане уважения и благоотношения ко мне. Под конец встречи мой новый немецкий знакомый предложил мне оплатить обеды в ресторане до конца моего пребывания в стране. Я отказался. Я – победитель и не могу побираться».

Александр Малов подчеркнул, что и во время войны, и после, когда он еще четыре года нес оккупационную службу в Германии, немцы даже пальцем тронуть не смели советских солдат. Да, были случаи похищения офицеров, в основном обладающих сведениями государственной важности, но это дело рук англичан или американцев.



«Тот, кто это видел и слышал, простить не сможет»

Особенно памятно ветерану освобождение Любани. «Там я потерпел крушение на своем бронетранспортере. Ехал на большой скорости по улице, на пути – горящая наша штабная машина. Решил сходу проехать по ней через огонь – не получилось. Другой раз сунулись мы под акведук, нас тут же обстреляли. Машина оказалась сильно поврежденной. Мы оттащили ее за насыпь, начали ремонт. Смотрим – мчится под мост другой наш танк. Мы машем руками, кричим, чтобы не ездил туда. На наших глазах в машину попадает снаряд и она загорается. Из всего экипажа остался живым один танкист. Он выскочил из башни танка и тут же был схвачен власовцами, живым… Ночью, заблокировав наши танки, враги начали транслировать через громкоговорители казнь танкиста. Что они с ним делали – не знаю, но от его предсмертных криков у нас волосы на голове встали дыбом. Кто слышал и видел такое – простить не сможет никогда…» – вспоминает он.



В поездке Александр Михайлович разыскал место, где прошла та страшная ночь, чтобы возложить цветы там, где принял мученическую смерть соотечественник. Но узнать его было трудно – почти за три четверти века все было застроено, жизнь берет свое: «Я не узнал места своей молодости, но у меня есть документальные свидетельства о событиях тех лет».

«Татарстан в Берлине присутствует!»

В апреле 1945 года Третья танковая армия участвовала в наступлении на Берлин. Александр Малов вспоминает, как, проезжая на своем бронетранспортере по проселочной дороге, он увидел колею от гусениц танка. «Значит, здесь прошли немецкие машины», – решил экипаж и последовал по следам врага. "В местечке Брузендорф мы наткнулись на кирпичный сарай, из которого доносились женские голоса: «Товарищи, помогите, освободите нас!» Танкисты сорвали замки, и из сарая буквально вывалилась толпа девушек. Их угнали из России для рабских работ на сельскохозяйственных фермах в Германии. «Они бросились целовать и обнимать нас на радостях, дарили все, чем были богаты. Мне, например, досталась гимнастерка старого образца, которую я потом долго носил», – вспоминает Александр Малов. Девушки указали, в какую сторону двинулись немецкие танки, и экипаж продолжил преследование.



Остановились в укромном месте, и начальник полковой разведки капитан Чигринец пошел прощупать обстановку. В этот момент его и поразила пуля затаившегося снайпера, она попала в пах. Ранение не смертельное, но командир был практически парализован и истекал кровью. Срочно отправились в ближайший полевой госпиталь, положив его на корпус бронетранспортера. «Вся площадь перед госпиталем была заполнена ранеными. Чтобы нашего командира сразу взяли на операцию, мы перетряхнули наши запасы. Одарили врачам две сумки продуктов, две бутылки коньяка и дело было улажено. Впоследствии нам не удалось найти Чигринца. Но я уверен, что он выжил, и более того, зная его кипучий беспокойный характер, думаю, что, скорее всего, он отправился на советско-японскую войну», – говорит Малов. Во время осенней поездки Александр Михайлович не нашел госпиталей, где оставлял раненых и где впоследствии лечился сам: «Я не увидел свою молодость, было так грустно, что я даже всплакнул»…



Берлин капитулировал 1 мая, а 2-го полк Малова вступил в горд с его южной стороны. Примечательно, что в пригороде их встретило небольшое село под символичным названием Бланкенфельде-Малов. Молодой водитель отшучивался, что ни он, ни его дед этого селения не основывали. Войдя в столицу Германии, экипаж во главе с начальником полковой разведки отправился к Рейхстагу. Конечно, наш, тогда 18-летний земляк вывел свой автограф на внешней стене полуразрушенного здания – «Малов». После этого, 4 мая, полк Малова развернули и дали приказ идти на освобождение Праги.

«Меня не хотели пускать домой!»

Сегодня внешние стены отреставрированы, само здание бундестага (как оно теперь называется) находится под огромным стеклянным колпаком. Однако надписи на внутренних стенах сохранены как память. Более того, их обработали специальным составом, чтобы сохранить на века. К слову, там есть и памятные записи арабской вязью, а в пригороде Берлина, Карлхорсте, где состоялось подписание документа о безоговорочной капитуляции Германии в ночь на 9 мая 1945 года, есть надписи солдат из Елабуги и Зеленодольска. «Так что Татарстан в Берлине присутствует», – резюмировал Малов.

Вернуться в родную деревню Старые Курбаши Кайбицкого района ТАССР Александру Михайловичу удалось лишь спустя четыре года, в 1949 году. Все это время он нес оккупационную службу в Германии и Австрии. За время боевого пути он имел одно ранение, участвовал в освобождении Украины, Польши, Германии, Чехословакии. Был награжден орденами Отечественной войны I степени, Славы III степени, медалями «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», а медаль «За отвагу» ему лично вручил командующий армией генерал-майор Рыбалко. К его боевым наградам в прошлом году за заслуги писателя прибавилась епархиальная медаль святителя Гурия Казанского, врученная от имени митрополита Казанского и Татарстанского Феофана.



К родному дому 19-летний солдат дошел уже глубокой ночью. До этого ехал на поезде, со станции подвезли на попутке, потом три километра шел пешком. Волновался – столько лет прошло! Подошел к просевшей, наполовину ушедшей в землю хибарке, постучал в окно. «Пустите переночевать», – пошутил Малов. В ответ послышалось: «Что ты, солдатик, видишь, дом у нас совсем неказистый, сами еле помещаемся». Но потом Александр назвался, и встречать его с радостными криками высыпали родители и сестры.

С войны Малов вернулся после ранения, подлечившись в госпитале. Нужно было продолжать лечиться, учиться (на войну ушел после седьмого класса), добывать хлеб. Став заведующим орготделом в Подберезенском райкоме комсомола, организовал вечернюю школу рабочей молодежи – с детьми за парту садиться не хотелось. Затем уехал в Чистополь и три месяца проработал в газете «Сталинское знамя», позже оказался в Бугульме, где окончательно определился с профессией журналистов. В 1963 окончил факультет журналистики МГУ, до этого в 1959 году был принят в Союз журналистов России.

В 2018 году, кроме новой книги документальных свидетельств о победе в Великой Отечественной войне, Александр Михайлович Малов планирует переиздание сборника воспоминаний «Отзвуки великой войны» тиражом 1000 экземпляров. Пока эта книга существует лишь количестве в пяти штук. Одна, после октябрьского путешествия храниться в библиотеке Российского Дома науки и культуры в столице Германии». Татарстан по-прежнему присутствует в Берлине.