«Тяга к родному языку с возрастом только усиливается»: академики Хабриевы о татарском языке и «татарстанской модели»

В России существует лишь одна семья, в которой и муж, и жена являются академиками Российской академии наук, – это Рамиль и Талия Хабриевы. Руководитель ФГБНУ «Национальный научно-исследовательский институт общественного здоровья имени Н. А. Семашко» Рамиль Усманович Хабриев и директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Талия Ярулловна Хабриева в интервью ИА «Татар-информ» поделились мыслями о Татарстане.

Как вы считаете, в чем секрет успеха «татарстанской модели»?

Рамиль Хабриев:

– Мне кажется, в бережном отношении к кадрам и доверии к молодым. Вот это соотношение мне помогло в моей работе. На момент назначения министром здравоохранения Татарстана мне было всего 36 лет. В то время рядом со мной работали люди, которые по 20 лет руководили министерствами.

Наверное, достижению успехов помогает набор качеств, таких как молодость, опыт, способность к работе.

Талия Хабриева:

– Хочу сказать, что успех Татарстана состоит из очень многих составляющих. Республика богата ресурсами, людьми, то есть здесь совокупность природных и интеллектуальных достяний. Также достойно внимания наличие в Татарстане сильных лидеров. Лидеры всегда были сильные, и сейчас это так.

Хочу привести такой пример. Конституция России дала начало федерализму. Вернулась концепция реального кооперативного федерализма, субъекты Федерации, республики получили довольно много полномочий. Но не каждый субъект смог воспользоваться заложенными в Основной закон страны возможностями. А руководство Татарстана, команда, которая работает сегодня, благодаря мудрой политике смогло реализовать эти возможности. И с федеральным центром были установлены правильные отношения. Мы не ограничились развитием нашей культуры, традиций, экономики. Прогрессивный взгляд на все позволил Татарстану расти и стать передовым регионом.

Я приняла участие в одной конференции. Она была посвящена законодательству в области внешнеэкономической деятельности. По статистике федеральных субъектов, по числу заключенных соглашений первыми идут, конечно, Москва и Санкт-Петербург. А вот затем Татарстан. У нас очень продвинуто также и законотворчество. Я могу привести очень много примеров по созданию передовых законов. Сначала принимает Татарстан, после этого другие регионы, только потом принимается федеральный закон. В заключение хочу сказать: Татарстан очень богат на интеллектуальные ресурсы – это кадры, люди и мудрая политика. В Татарстане очень мудрая политика.

Мы гордимся межнациональным согласием в республике. Как вы думаете, благодаря чему Татарстану это удается?

Р. Х.: Мне кажется, еще в свое время совместное проживание на территории нашей республики представителей разных национальностей и конфессий привело к взаимному обогащению культур. И очень хорошо, что это сохранилось. Это хороший пример сосуществования в согласии. Не позволять экстремистским кругам перетягивать в разные стороны эту общую лодку, проживание представителей разных религий и национальностей эффективно и для человеческого капитала.

Смешивания всегда дают толчок появлению новых талантов, люди раскрываются по-другому. Не зря говорят, что самые красивые девушки живут в Казани. Это, вероятно, результат этих контактов.

Т. Х.: У нас никогда не происходило межнациональных или религиозных конфликтов. О необходимости отдельного изучения примера Татарстана могу сказать исходя из своего опыта работы в Российской академии наук. Когда я работала вице-президентом в АН РФ, у нас было намерение провести исследования. Если рассмотреть антропологическую ситуацию, возникшую в Татарстане, какое влияние с этнической стороны было оказано на ситуацию в республике? Предлагая такие исследования, я думала, что мы их проведем. Сейчас изменилась система финансирования таких исследований. Но думаю, мы это сделаем.

Академия наук Татарстана тоже много работает в этом направлении. Это заметно во всем мире, особенно в Европе. Я являюсь представителем Российской Федерации в Европейской комиссии за демократию через право. Оно уже вышло за границы Европы. Национальные вопросы обстоят очень остро.

К 2020 году эта ситуация сильно изменится. Эксперты и государственные деятели заявляют о провале политики мультикультурализма и смешивания. В то же время выяснилось, что опыт Татарстана работает. У нас смешиваются разные культуры, народы между собой живут в согласии. Речь идет не только о взаимном обогащении культур и традиций, но и об их сохранении.

Вспоминаю годы преподавания в Казанском университете. Мы были в районах на границе Татарстана и Чувашии. Там преподавание ведется на чувашском, книги на татарском и чувашском языках. Гуманитарные институты помогают налаживать отношения между людьми. Это все требует не только изучения, но и тиражирования.

Татарстан еще раз доказал, что он особенный регион. Он всегда в движении, в положительной динамике.

Как вы оцениваете вклад Татарстана для России? Какое место республика занимает в России?

Р. Х.: Татарстан вносит очень большой вклад в развитие России. В одних только в имущественных отношениях можно назвать большие показатели.

Хочу привести пример из области своей деятельности. В Музее истории медицины в нашем институте готовится экспозиция к 100-летию Наркомздрава. Во время сбора материалов коллеги говорят: «Вот ваша Казанская медицинская школа». Потому что в России руководство в области здравоохранения связано с Казанской медицинской школой. Они там учились или работали, потом руководили. Наверное, можно такие же примеры привести также и из других отраслей.

Т. Х.: Еще раз повторюсь: среди более чем восьмидесяти субъектов России Республика Татарстан – это регион, который вносит самый большой вклад в производство законов в стране. Как я уже сказала, по созданию законов Татарстан находится в лидерах. То есть сначала новый закон разрабатывает республика, принимает (например, законы о внешнеэкономической деятельности, связях, инновационной деятельности, инвестиционной политике). Затем эти законы появляются в других субъектах, и только потом они принимаются на федеральном уровне.

Есть очень интересные инициативы по развитию разных отраслей. Запомнилась законодательная инициатива, очень сложная, связанная с религиозным экстремизмом. Было очень сложно, потому что здесь речь идет о противостоянии экстремизму, профилактике, появляются некоторые запреты, и они должны быть обоснованными. Татарстан находит нужный формат, и это превращается в федеральный закон. Таких примеров очень много, не только в экономической отрасли. Хочется пожелать, чтобы Татарстан сохранил лидерские позиции.

В Казанском университете, теперь уже федеральном университете, есть очень сильная юридическая школа. Они продолжают традиции школы, существовавшие до революции. Она до сих пор очень известна и все еще сохраняет свои позиции.

Как в современных условиях можно сохранить язык и культуру?

Т. Х.: Мне кажется, это личный выбор каждого. Нельзя сказать, что те, кто выбрал полную ассимиляцию, чувствуют себя счастливыми. В этом случае появляется понятие «закон кухни», то есть применение языка только на кухне. Это нехорошо.

Р. Х.: Несомненно, должны быть условия. Мы любим с тоской вспоминать советское время, но…

Я учился во 2-й русской школе Кукмора, там 80 процентов были татары. Татарский мы изучали во втором классе, а в 3-м классе преподавателя по татарскому языку не смогли найти, и учителя татарского не было, пока я не окончил школу. Я это до сих пор вспоминаю с обидой. Да, у меня есть разговорный язык, но нам не создали возможности писать, изучать литературу на уроках татарского языка. Нынешнее ограничение изучения татарского языка воспринимается с сожалением, потому что владение языком – это богатство. Это твой родной язык, язык общения или язык республики, где ты проживаешь, – неважно. Поэтому, мне кажется, надо создавать условия для изучения языка.

Т. Х.: О сохранении национальной идентичности обычно вспоминают только при возникновении каких-то конфликтов. А ведь если все хорошо – это результат национальной идентичности.

У каждого есть возможность личного выбора. Создавая для людей возможность выбора, надо обращать внимание на положительные примеры сохранения национальной идентичности. В Татарстане такие примеры есть. Это не запреты, а именно возможность развития. Если ты любишь и дорожишь своим языком, тяга к традициям, родному языку с возрастом только усиливается, ты к этому придешь. Русский язык мы знаем очень хорошо, это наша страна, язык основной культуры очень много дал нам и даст нашим детям.

Но все же в отличие от русского языка для того, чтобы услышать родной язык, надо нажимать на многие кнопки. С русским языком просто: включаешь телевизор, радио – звучит русский язык. А нам надо нажимать на многие кнопки, и здесь очень важна помощь государства в какой-либо форме.

Радует также, что у нас есть помогающие в этом наши институты. Есть те же федеральные законы о национально-культурной автономии, общественных организациях. Здесь есть методы применения на уровне субъекта и местного самоуправления. Возможно, не настолько, как мы хотели бы, но это ведь все равно хорошо. Во многих случаях это связано с возможностями субъекта Федерации, у Татарстана таких возможностей много. У нас есть национальная академия, ее надо сохранить, развивать, потому что там уделяется внимание гуманитарному направлению.

Язык, культура, традиции – это не отделяющие нас от других народов качества, а лишь объединяющие. Это все только обогащает личность, помогает найти свое место в жизни. При наличии государственной поддержки их можно сохранить. Они, в свою очередь, независимо от того, по каким признакам, категориям они формируются, являются мультиэффектом, влияющим на развитие страны и других человеческих обществ.

Хабриева Талия Ярулловна (родилась 10 июня 1958 года в Казани) – правовед, академик АН РФ (2011), директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, почетный член АН РТ, доктор юридических наук, профессор.