«Не могу понять, чего хочет публика?» Салават Фатхутдинов – об Элвине Грее, «проблемности» татар и том, что нельзя доверить женщинам

Перед тридцатым концертным сезоном Салават в ИА «Татар-информ» встретился с журналистами. Говорили на пресс-конференции не только о предстоящих выступлениях. В беседе с журналистами популярный артист коснулся многих тем, актуальных для татар.

На пресс-конференцию в «Татар-информ» Салават Фатхутдинов пришел в черных очках и с ходу заявил, что хотел бы здесь пообщаться с людьми, более мудрыми, чем он сам. «Я человек известный, но даже известный человек не может ответить на все вопросы. Поэтому я привел мудрых людей», – представил он журналистам свою «свиту».

Часть «мудрецов» он посадил рядом с собой – в их числе оказались сценарист Альберт Шакиров, режиссер Рамиль Гараев и «просто очень мудрый человек», многолетний ведущий его шоу Ядкар Хабибуллин. Вторая часть была в зале – журналист Габдулбар Ризванов, юморист Алмаз Хамзин и мужчина, имя которого оглашать не стали.

Мудрым человеком Салават назвал еще и Роберта Миннуллина. Хотя известный поэт и блогер отсутствовал, было ощущение, что инста-друг тысячи татар всегда рядом. И уж точно для Салавата, который сравнил его с Ангамом Атнабаевым.

А что касается умственных способностей «противоположной стороны», то есть журналистов, Салават признал, что с журналистами его отношения всегда были довольно напряженными. «Я сегодня хотел бы услышать от молодежи мудрые мысли. Задавайте вопросы с глубоким смыслом, давайте поднимать высокие проблемы. В Татарстане проблемы не закончатся никогда, потому что Казань и Татарстан развиваются, расширяются, вместе с этим и проблемы будут расти», – заявил он.

Концерты Салавата Фатхутдинова в юбилейном 30-м сезоне будут проходить традиционно в зале Камаловского театра ежедневно в течение 19 дней. То есть Салават споет для 16 тыс. татар. Двадцатым станет гала-концерт конкурса молодых исполнителей «Татар моны». Это еще 800 зрителей.

Хоть Салават Фатхутдинов не стал раскрывать всех подробностей концертной программы, он рассказал, что из 600 песен, набравшихся за тридцать лет в его репертуаре, он выбрал по одной из каждого концертного сезона. Теперь из этих 30 композиций надо выбрать 20. Музыкант пока не решил, будет ли звучать на юбилейных концертах многолетний хит «Салкын чэй». Как говорит сам исполнитель, среди его друзей есть и поклонники этой песни, а есть те, кто грозится уйти из зала при ее звуках. Салават признался, что точно не будет петь хит в тот день, когда на концерт придет этот друг. Какой это будет день – приятель певца не определился.

В концертную программу войдут песни Ильгиза Закирова, Роберта Миннуллина, Фирзара Муртазина, Алмаза Хамзина. В частности, прозвучит песня Роберта Миннуллина «Энкэмнен догалары» («Молитвы моей матери»).

Салават сообщил, что на концертах будут затронуты многие проблемы, актуальные для татар. 

Татары – народ проблемный. У татар проблемы не закончатся никогда. Язык, религия, песня, “мон” – всю жизнь бьемся, чтобы сохранить все это», – сказал Салават. Эта «битва» отразится и на концерте, где будут освещены темы языка, татарских школ и даже активно обсуждаемая сейчас тема повышения пенсионного возраста.

Салават уверен, что татарин любит все делать наоборот: если на выборах его будут агитировать за одного, то он обязательно проголосует за другого. Если в школе предложат учить ребенка предмету «родной язык», он может и отказаться. Поэтому Салават собирается внедрять мысли, касающиеся нации, только посредством юмора. Значит, 16 тысяч татар с концертов уйдут переполненные национальными чувствами. Слава Аллаху!

И хотя главной целью пресс-конференции было позвать зрителя на концерты, журналисты, конечно же, задали и другие вопросы, касающиеся повестки дня. На них Салават Закиевич терпеливо ответил, не дав возможности своим сопровождающим показать свою «мудрость». Но если честно, даже когда певец, не находя что ответить, ждал от них подсказки, они особо помочь и не смогли.

Например, мы так и не смогли узнать имя дружившего с Ильгамом Шакировым виолончелиста. Салават вспомнил одну историю, связанную с великим певцом, однако имя музыканта запамятовал. Друг Ядкар Хабибуллин не подсказал. Зато когда Салават перечислял модные сейчас татарские имена, он помог, озвучил одно имя – Галиаскар. Мудрый ответ? Еще как!

А теперь главное из того, что сообщил музыкант на пресс-конференции.

В Казани будет элитная татарская школа: очень большой друг Салавата откроет школу в своем большом доме

«Называть имени не имею права, у меня есть хороший друг. Человек широкой души. Сейчас готовится отдать свой большой дом под татарскую элитную школу. Когда он это сделает – не знаю. Многие живут с такой мечтой. Иногда и у меня спрашивают, как решить юридические стороны. Значит, такие люди есть.

Что надо делать для сохранения нации – не знаю. У татар нет другой страны».


Салават никогда не будет петь на русском, а Фирзар может спеть

«Ильгаму Шакирову один из друзей в Москве сказал: “Такой прекрасный голос. Если бы ты пел на русском, тебе бы цены не было. Может, споешь на русском?” Ильгам-абый ответил: “Когда Зыкина запоет на татарском, я спою на русском”. Мне по-русски петь незачем – и кроме меня полно забывших свой язык манкуртов. Мы не можем петь песни русских, а они – наши».

«Фирзар сказал, что не выдаст дочь замуж за русского. И вот как-то дочка его собралась замуж. За русского. Звоню Фирзару, говорю: “Что делаешь?” “Не будешь смеяться? ” Говорю: “Нет”, а сам уже готов рассмеяться. Говорит: “Учусь под баян петь “Ой, мороз, мороз”».


Салават считает, что самый большой Сабантуй татар должен проходить в Казани

«Сабантуй – это праздник, который придумал наш народ. Чтобы делать праздник плуга, должен быть плуг. В последнее время становится так, что плуг-то наш, а праздник – другого народа. Мы очень много делаем Сабантуев. В какую только страну ни ездим, чтобы провести там Сабантуй! Откуда это началось, не знаю. Везти 200-300 артистов и искать в этой стране татар, чтобы показать им концерт, – это неправильно. Сабантуй должен быть в Казани. Пусть идет 5-10 дней. Чтобы увидеть Сабантуй, татары со всего мира должны собираться в Казани».

У нас есть своя страна. Это – Татарстан. Кому охота увидеть настоящий Сабантуй , пусть приезжает в Казань. Поэтому если меня зовут на федеральные Сабантуи, я стараюсь не участвовать. Если зовут в Казани – я всегда согласен».

Салават не захотел верить, что в Сабантуях главный приз среди батыров делят по жеребьевке

«Он ведь батыр! Такого быть не может. Это не смешно, это позорно».


Салават не любит, когда женщина водит машину, но не против, чтобы они занимались борьбой

«Мужчина, если он любит жену, “Матиз” ей не купит, хоть залезет в долг, покупает хорошую машину. Это консервная банка, очень тяжело из нее живым выйти. Мне сказал один мудрый человек: “Машина, на которой ездят твоя жена и дети, должна быть безопаснее твоей собственной машины”. Сейчас 70 процентов женщин за рулем. Раньше могли вы себе это представить? Сказал бы “обезьяна с гранатой”, скажете – “Салават Закиевич назвал женщин обезьянами”. Это не мои слова. Они сами не знают, куда едут, наверное, всего 5-7 процентов женщин хорошо водит машину.

Женщины не могут быть шоферами, женщина не может быть баянистом.

А вот борцом быть может. Я видел в селе Кугерчен, и мне понравилось. Пока жены борются, мужья ссорятся – забавно. Это – шоу. Почему они не должны бороться? Это же спорт! Иранские женщины, женщины Узбекистана, Индии очень хорошо борются. У нас ведь самую тяжелую работу делают женщины. Если она может выкопать целый огород картошки, зарезать барашка, бороться уж она может».

В юбилейной программе Салавата не будет ни одной песни Альфреда Якшимбетова, а песен Фирзара Муртазина будет много

«Альфред Якшимбетов мой 37-летний друг. Ни одну его песню взять не могу – выбирая из его песен, мы с Ядкаром состарились. У друга нет такой песни, чтобы я спел на юбилее. В основном – песни Фирзара. Фирзар никогда не был моим “карманным” композитором. Фирзар мне звонит и говорит: “Есть три песни, ази, послушай, не понравится – продам”. Послушаю: “Не мое, Фирзар, продавай”. Мне пишет не за деньги. Но я поддерживаю тех, кто просит денег за свой труд. Они же не на трассу вышли стоять. Они эту песню сочинили».


На правительственных концертах Салават поет бесплатно

«В правительственных концертах я участвую всегда. Наш театр песни “Салават”, мои студенты тоже…»

У молодежного центра «Салават» под эгидой Министерства культуры РТ не доработана концепция. Этот центр есть, но у него нет денег

Молодежный центр «Салават» под эгидой Министерства культуры РТ существует. Его руководитель – Лейсан Фатхутдинова. У центра нет денег, а вот в Татарской государственной филармонии откроется эстрадный отдел. Не совсем понятно? Самое главное – Салават Закиевич помогает молодым.

«Надо доработать по целям этот центр. Я своих студентов выпускаю и одного-двоих оставляю при себе. И остальных, чтобы без работы не оказались, устраиваю в ансамбли, филармонию. У центра нет бюджета, не могу взять их туда на работу. Поэтому в этом году открываем эстрадный отдел. Раньше он был. Надеемся на помощь государства. Министр об этом знает. Студент должен знать, куда он пойдет после учебы. В искусстве ведь государства теперь нет. У каждого свое государство. Если я беру чью-то дочь или сына учиться, все время слежу за его карьерой. Вот Данир Сабиров и Рифат Зарипов учились у меня. Сейчас, приезжая с гастролей, звонят мне и отчитываются».


Салават не понимает, почему народ слушает Элвина Грея

«Я не могу понять, что же этому народу надо. Людей в зал не загонишь и не выгонишь. Если нужно такое направление, значит, оно надо. Татарское в песне искажать неправильно, но такие тоже есть. Пусть будет, пусть все будет! Так ведь даже бабульки туда ходят – вот что меня поражает. Значит, бабушке нравится. Еще телефон включит и в такт качает. Мода приходит и уходит. У татар есть свои законы, свой “мон” – он тоже не закончится, даст Аллах. Для этого немного надо бороться, чуть бдительнее быть».

Прогноз Салавата

«Вот выйдет такой закон – мне донесли: кто на кого учился, должен этим и заниматься. А то химию преподает физик, физику – шизик. Если такой закон примут и он начнет работать – будет порядок».


Мнение Салавата

«Один татарский писатель сказал: “Салават же не читает книг. Когда я его как-то спросил: “Разве ты не читал такую-то повесть? ”, ответил: «Кому повесть, кому поезд”.

Может, и сказал… Но сейчас за мнением мы идем не к писателям, а к певцам. И 16 тысяч татар почему-то не читают книги писателя, а идут на концерт, чтобы послушать любимого исполнителя. Что ж, времена такие!»