Вдова Альфиса Киямова Разима ханум: «На Альфиса порчу навели близкие нам люди»

8 февраля исполняется 15 лет со дня смерти известного татарского исполнителя и музыканта Альфиса Киямова. Его песни «Сине котэм» («Кил син, узен кил»), «Сылукай», «Шомырт бэйлэме» до сих пор популярны. Каким был Альфис Киямов при жизни? Как пережила потерю близкого человека ее супруга Разина апа, как она сумела поставить на ноги двоих детей? Об этом вдова артиста рассказала в беседе с корреспондентом ИА «Татар-информ».

 «Вставала в 4 утра, чтобы подметать улицы»

– Разина апа, расскажите, как вы познакомились с будущим мужем.

Я сама родом из села Елышево Сабинского района, а Альфис из Башкортостана, село Бакалы, Бураевский район. Мы учились в Казанском институте культуры. Правда, первые два года совсем не знали друг друга. Я изучала хореографию, а он был в оркестровом отделении. Так получилось, что Альфис как певец и как баянист приехал на свадьбу моих родственников в соседнюю деревню. Там мы познакомились.

Он вам сразу понравился?

Да. Помню, зашел в дверь, улыбнулся – а зубы у него такие белые-белые, ровные! Это, наверное, звучит забавно, но вот на эти его белоснежные зубы я обратила внимание в первую очередь. Вот эта его улыбчивость, открытость, обаяние сразу покорили меня, в тот момент даже ощутила, будто ток пробежал по телу.

Что было дальше, как развивались ваши отношения?

Эта наша первая встреча была летом, на каникулах. С того момента я уже не могла дождаться начала учебного года. Началась учеба. В Казани мы стали встречаться. Ходили в кино, кафе. Через полтора года решились на женитьбу.

Как он ухаживал? Чем покорил ваше сердце?

Мне очень нравилось слушать, как он играл на баяне. Характер у него был мягкий, спокойный. Он был человеком тонкой души, чуткий. Этим и привлекал меня. После лекций мы шли куда-нибудь обедать, ходили в кино. Я никогда не отказывалась, ходила везде, куда он звал. Он был добрым, милосердным – таким я его запомнила. Мог отдать на милостыню последние свои деньги.

Он дарил вам подарки? Посвящал вам песни?

Наверное, посвященной именно мне песни не было, но мне почему-то казалось, что обо мне он поет в каждой своей песне. Я до сих пор храню подаренные им часы. С гравировкой на обратной стороне: «Моей дорогой Разиме». И дата стоит – это был подарок на мой день рождения.

Как он делал предложение?

Ничего особенного не делал, на колени не вставал… Мы просто сели, поговорили, обсудили все. Назначили день свадьбы. Да и пора было уже нам обзавестись семьей. Сначала он повез меня к себе на родину, затем я познакомила его со своими родителями. Обе стороны быстро нашли общий язык.

До сих пор помню, как тепло меня встречали. И как я волновалась. Всю дорогу переживала – как примут, как мне себя вести.

Как прошла ваша свадьба?

Свадьбу справляли на родине жениха. Гуляли три дня. Какая великолепная природа в тех краях, а воздух! Могу сказать, что свадьба у нас прошла очень весело. Мне понравилось.

И где вы стали жить?

Жили в общежитии. Чтобы получить комнату, устроились на работу, я мыла полы, он работал дворником. Тогда мы оба были еще студентами. В общежитии родилась наша дочь Айгуль. Когда Альфис на гастролях, я вставала в 4 утра, оставляла дочь одну в комнате и шла подметать дворы. А потом мыла полы.

Жили в достатке?

Не могу сказать, что жили плохо. Сами на себя работали. И родители помогали. Случались и тяжелые времена, но мы поддерживали друг друга, все переживали вместе, поэтому эти трудности нам удавалось преодолеть. Со временем и квартиру удалось получить. Альфис устроился в ДК Ленина баянистом и певцом, а я в школе вела кружок хореографии. Все, что зарабатывали, было наше.


«Гадалка сказала Альфису, что он умрет через два года»

– Каким был Альфис абый, когда сердился?

Таким я его не помню. Был мягким. В нашей жизни ссор и скандалов не было. Друг друга понимали с одного взгляда. И проблемы решали вместе.

И тут Альфис абый заболел… Долго ему пришлось страдать?

Нет, недолго. Он никогда в постели не лежал. И даже не жаловался – «тут болит, здесь болит». Вообще не любил в больницу ходить, лекарства пить.

В 2002 году я его отправила к одной бабке, гадалке. Та ему сказала, что умрет он через два года. Он вернулся и сказал это мне. И вроде бы забыл об этом. Не было такого, чтобы дни считал – сколько жить ему осталось. По жизни он не предавался унынию, о плохом не думал. А я эту дату запомнила. Ровно через два года, 8 февраля Альфис умер.

Каким был диагноз?

Когда показались врачам, они сказали, что анализы неплохие. Может быть, просто Альфис мне не говорил, точно сказать не могу. Он резко заболел. Почки отказали. Даже в день смерти он не лежал. Хоть и чувствовал, что состояние ухудшается, не сдавался. Только к вечеру лег в постель и больше уже не встал. 8 февраля исполняется ровно 15 лет со дня смерти Альфиса.

У него было завещание? Исполнили его?

Он всегда говорил: «Похороните меня в моей деревне». Я ругала его, просила не говорить такое. А он отвечал, что ничего в этом плохого нет, «просто чтобы знали». Сразу после смерти его на автобусе повезли в Башкортостан. Где-то в районе Мензелинска сбились с дороги – был страшный буран. Из Казани выехали в полдень, в Бураево приехали только в четыре ночи.

Вы сами как-то предчувствовали его смерть?

Я помню, как за несколько месяцев до этого моя мама увидела сон. Будто соловей пел в небе, а потом упал вниз и умер. А маме Альфиса приснилось, будто он стоял на пороге и упал назад. Видимо, эти сны были каким-то предупреждением…

Сложно было принять его уход?

Когда он умер, я не поверила, что его нет. Думала, просто уехал на гастроли. Он во дворе машину всегда ставил в одно и то же место. И я из кухни по привычке все время заглядывала туда, все казалось, что он вернется.

Где нашли силы, чтобы жить дальше? Кто вам помог?

После его смерти я перестала ходить. Семь месяцев пролежала в постели. Могу сказать, что силы мои ушли из-за пересудов людей. Меня выходили сын и дочь. Кормили меня, поили. Я была не в силах что-либо делать. Родные дети поставили меня на ноги. Куда только не ездила лечиться, до Украины доехала. И к бабкам ходила иногда. Они сказали, что на нашу семью навели порчу. Могу сказать, что и мечеть очень помогла.

Порча действительно была, у вас были какие-то доказательства?

Я могу сказать, что Альфис умер из-за порчи. После его смерти я в нашем доме находила незнакомые чужие вещи. Попадались 10-копеечные монеты, иголки, булавки.

Кто мог желать смерти вашего мужа?

Предполагаю, что это были близкие нам люди, из нашего круга общения. Не хочу говорить, кто. Есть Всевышний, и они сами тоже, наверное, сейчас жалеют об этом.

Часто видите его во сне?

Он снился мне, где-то год после смерти приходил во сне часто. Потом перестал. Когда ходила с документами, приходил во сне, давал советы. В одном из снов надел мне на шею что-то и сказал: «Она тебе будет нужна всю жизнь. Я уже ухожу, теперь навсегда», – помню эти его слова.


«Хотела бы найти человека»

– Насколько я знаю, вы до сих пор еще не замужем. Не смогли найти такого, как Альфис абый?

Таких, как Альфис, наверное, больше нет. Жила ради детей, думать о себе и времени не было. Долгое время не могла взять себя в руки.

Сейчас, слава Аллаху, вы здоровы. Может, еще и не поздно?

Думаю, не поздно. Кто знает, может, и встретится хороший человек. Я хотела бы создать семью. И дети совсем не против.

Сегодня у вас есть близкий вам человек?

Нет, пока таких нет. Но все же я не теряю надежды. Я на ногах, работаю. Может быть, вот через вашу газету найдется мне пара (смеется).

К беседе присоединилась дочь Айгуль: «Давно уже хочу, чтобы у мамы кто-то появился. Была бы очень счастлива за нее. Чтобы в старости маме было с кем посидеть по вечерам за чашкой чая».