Конструктор «за семью печатями»

Ильдус Мостюков – ученый, член-корреспондент Академии военных наук РФ, Герой Социалистического Труда, председатель общественной организации «Герои Татарстана». Под его непосредственным руководством в СССР (с 1962-го по 1989 г.) была разработана и внедрена в производство общевойсковая система государственного радиолокационного опознавания «Пароль».

Она и сегодня находится на вооружении российской армии и флота, эффективно повышая обороноспособность страны. Награжден орденом «За заслуги перед Республикой Татарстан» в 2008 году. О том, как это было, в преддверии Дня республики Ильдус Мостюков рассказал журналистам. 

Свой! Или чужой?

В пятидесятые оборонную промышленность СССР лихорадило каждые три года. Почему-то именно с такой периодичностью наша военная техника, оснащенная системой радиолокационного опознавания «Свой – чужой», попадала в руки иностранной разведки. Беда в том, что «трофейную» аппаратуру противник запросто мог установить, к примеру, на свой самолет. Тогда наша ПВО становилась «слепой», принимая чужих за своих. Американцы часто устраивали провокации на наших границах. Как только это случалось, приходилось аврально переделывать всю систему, а она была установлена на всех кораблях, подлодках, самолетах, на всех радиолокационных станциях... Представляете объем работы?

В 1960 году состоялось судьбоносное совещание – заведующий отделом оборонной промышленности ЦК КПСС Иван Сербин вышел на трибуну перед представителями Министерств обороны и радиопромышленности: «До каких пор вы будете ставить страну на колени?! Разработайте такую систему, которая не боится дискредитации при попадании аппаратуры в руки противника!» Было решено организовать закрытый конкурс на лучшее предложение по усовершенствованию системы. Мы его выиграли.

Основу нашей идеи составило криптографическое кодирование. Коды менялись по случайному закону множество раз в секунду. В случае попадания аппаратуры в руки противника, он ничего с ней сделать не мог – в ней не было программы. Она обновлялась ежедневно по специальной методике. После того как наше ОКБ №294 нашло это решение, его преобразовали в головной институт страны, а меня назначили генеральным конструктором. Создание нами системы «Пароль» в последующие 15 лет дало толчок развитию всей радиоэлектронной промышленности – заработали НИИ, заводы. Только в Татарстане рабочие места получили десятки тысяч человек.

Приходилось выживать…

Есть такое понятие «дети войны». Мне было тринадцать, когда она началась. 22 июня отец ушел на фронт. А нам оставалось выживать... На счастье, у нас была швейная машинка. Чего на ней только не шили! Варежки, телогрейки. Вот так моя трудовая деятельность и началась. Пошью партию – бегу сдавать в артель надомников. Но, так как работающей числилась только мама, нам полагалось минимальное количество продуктовых карточек. Жили мы в полуподвале деревянного строения на Тукаевской. Съехали оттуда лишь когда я стал руководителем конструкторского бюро.

Испытания остановить?

За две недели до войсковых испытаний нашей системы случился скандал. Выяснилось, что она… работает неустойчиво. И это после успешных государственных испытаний! После того как наш институт был удостоен Ленинской премии! Мне уже и Героя Соцтруда дали. Маршал авиации, дважды Герой Советского Союза Евгений Савицкий очень переживал – ведь он был председателем государственной комиссии. Даже направил министру обороны СССР Гречко телеграмму: «Прошу войсковые испытания остановить, дать промышленности время разобраться». Я знал, в чем дело, но обстановка была накалена до предела, и меня никто не слышал.

Вызвал меня на ковер министр радиопромышленности Петр Степанович Плешаков. Я объяснил, что во время государственных испытаний в аппаратуру вносилось большое количество изменений. Нужно было их ввести в серийно выпускаемую аппаратуру, но военные торопились и на войсковые испытания она попала без необходимых доработок. «Что предлагаешь?» – спросил он. «Замену всех комплектов». Плешаков сначала даже не поверил в услышанное – до испытаний всего две недели! Нам выделили два самолета, и чартерными рейсами наши бригады доставили новую аппаратуру со всех заводов, производящих средства системы. Все заработало.

1980 год. Одесса. Войсковые испытания с участием более четырехсот единиц военной техники завершились успешно. С тех пор уже тридцать пять лет система государственного опознавания «Пароль» находится на боевом дежурстве. И не только в России, но и в странах Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). За эти годы было много случаев попадания аппаратуры в руки противника, но для них она становилась просто грудой металла. Ничего лучше до сих пор никто не придумал.

Секреты и казусы

Мы выполняли задачу особой государственной важности, а на нее страна выделяла деньги в необходимом объеме. Эти средства мы использовали не только на разработки, но и на социальное развитие. Строили жилые дома, детсады, общежитие, пионерлагеря, базы отдыха... Как-то в 60-е пришел я к председателю исполкома Казани Александру Бондаренко. Попросил отвести площадку под строительство дома для сотрудников НИИ. Дам, говорит, землю, только проложи трубопровод. «Водоканал» затребовал 700 тонн чугунных труб! Дефицит страшный, но мы через Совмин решили этот вопрос. Стали трубы в Казань поступать – завалили все железнодорожные пути. Я – «Водоканалу»: «Забирайте трубы!» – «Нам теперь чугунные не нужны – нужны стальные…». Дело дошло до Михаила Троицкого – секретаря обкома. Он рассмеялся: «Дураки! Вот я возьму и отдам чугунные трубы в Набережные Челны, а Казань получит стальные». Так и сделал.

Поскольку я был очень «секретный», случались со мной и казусы. Пришел как-то в Минлесхоз просить землю под базу отдыха. Запросы большие: пять гектаров на берегу Волги. «Да кто ты такой?!» – говорят мне на это. А я и ответить не могу – вот такая ситуация. Пошел за помощью к Первому секретарю обкома Фикряту Табееву. Обещает: «Я подумаю». И вот однажды приглашают меня в обком партии на совещание. Табеев разносит одного за плохое строительство, другого – за плохое проектирование. Потом вдруг говорит: «А где Мостюков?!» Я встаю и думаю: «Сейчас и мне попадет!» А он вдруг говорит: «Вот кому надо помогать! Вот кто решает государственные задачи!» С тех пор для меня везде зеленый свет горел.

Наш НИИ «Радиоэлектроника» до сих пор является головным в области государственного опознавания. Когда мы только начинали эту работу, в ОКБ трудилось около 500 сотрудников. Когда завершали – уже в институте – свыше 3500. Институт, пусть и с потерями, смог пережить развал СССР и трудные 90-е. Сегодня в НИИ работают более тысячи человек. Он не только «на плаву» – он успешно решает задачи Министерства обороны РФ. Если завтра вдруг появятся вычислительные машины, которые работают в тысячи раз быстрее современных? Надо к этому подготовиться. Поэтому необходимы работы по модернизации системы, и они ведутся.

Для справки:

Орденом «За заслуги перед Республикой Татарстан» награждаются за выдающиеся заслуги в развитии государственности РТ, обеспечении прав и свобод граждан, развитии экономики, культуры, науки, образования, здравоохранения, искусства и спорта, а также за проявленные отвагу и мужество при охране общественного порядка. Знак ордена выполнен из серебра 925 пробы.