Алия Насибуллина: «В наших лесах появилась „черная вдова“»

Как спасают людей от алкогольных отравлений, почему получить дозу токсинов можно с водой из-под крана, насколько изменилась статистика интоксикаций на фоне пандемии, а также о появлении в наших лесах ядовитой «черной вдовы» — в интервью Андрею Кузьмину рассказала главный токсиколог Минздрава РТ Алия Насибуллина.

Итоги-2020: 600 отравлений и проверка на ковид во время реанимации

Добрый день, как Татарстан пережил и вышел из затяжных новогодних праздников?

Каждые новогодние праздники — настоящее испытание для токсикологической и наркологической служб. Поступление пациентов вырастает в 3-4 раза, и если раньше это были простые алкогольные истории, то в этом году характер отравлений стал более изысканным. Тем не менее в этом году удалось обойтись без смертей пациентов от таких причин.

Если говорить о цифрах, то с 31 декабря к нам в учреждение поступили около 40 человек. Это пациенты по Казани, и среди них есть не только с алкогольным отравлением, но также и с отравлениями угарным газом.

Сколько людей в целом прошло через ваше отделение за 2020 год?

За прошлый год через нас прошло около 600 человек. Это меньше, чем было в 2019 году, и связано с пандемией — мы старались помогать пациентам амбулаторно, то есть по возможности проводить лечение на дому.

Из-за пандемии каждый поступающий к нам человек теперь проходит через проверку легких, чтобы узнать о его ковид-статусе. Если в них есть изменения, то мы проводим тест на коронавирус.

Но мы и до пандемии часто делали РКТ легких пациентов. Почему? Особенность наших пациентов в том, что они поступают к нам в тяжелом состоянии и мы не знаем о них ничего. Благодаря различной диагностике мы максимально оперативно понимаем, в какой области у них возникли такие острые проблемы со здоровьем. Потому что не всегда коматозный пациент является отравленным.

С Казанью понятно — это мегаполис, здесь есть крупное отделение помощи со всеми специалистами. Но как обстоят дела в районах? Куда там везут таких пациентов?

Таких отделений, кроме Казани, нет в республике. Но мы в режиме 24/7 консультируем всех специалистов по таким случаям. Нам звонят с мест, называют примерный анамнез, и мы даем конкретные рекомендации к лечению. Если мы видим, что пациент слишком тяжелый и его не вытянут в данной больнице, то мы забираем его к себе.

Нужно понимать: есть токсикологическое «окно» в 72 часа, когда мы многое можем сделать для спасения жизни человека. Эти трое суток самые важные для нас.

Какие органы принимают главный удар от отравлений? Что происходит в это время с нашим организмом?

Чаще всего речь идет о наших природных фильтрах — почках и печени. Если катастрофа начинается в этих органах, то за трое суток мы очень многое можем сделать, чтобы человек выжил и не остался инвалидом. Но если время упущено, все последующие усилия будут бесполезны.

О срывах людей на самоизоляции: «Если потребуется, переводим таких пациентов в психиатрию»

В прошлом году было много информации о том, что во время самоизоляции люди стали больше есть вредной еды и выпивать. Как пандемия отразилась на вашей сфере работы?

Действительно, именно алкогольных отравлений стало больше. Но эти случаи не были связаны непосредственно с долгим нахождением взаперти. Речь идет о людях, которые из-за пандемии потеряли работу, семью и т. д. То есть психологические проблемы послужили спусковым крючком для злоупотребления алкоголем.

К нам также поступали пациенты с демонстративными попытками отравлений. Так они пытались показать, например, что у них куча кредитов, а заработок на удаленке упал и т. д. Но мы знаем: те, кто реально настроен на такой негативный сценарий, не дают медикам шанса на помощь. Грубо говоря, до нас такие люди уже не доезжают.

Что вы делаете с такими пациентами?

В обязательном порядке проводим через консультацию с нашим психиатром. Он фиксирует реальные риски для жизни такого человека и при необходимости переводит его в психиатрический стационар.

Топ случаев с новогодних каникул: бокал медного купороса для бабушки и собачий укол для лечения паразитов

Какие самые необычные случаи с пациентами были у вас в период прошедших праздников?

Было много интересного. Уже 1 января к нам поступила женщина старше 60 лет — это редкость. Большинство нашего контингента составляет молодежь.

Эта женщина по невнимательности выпила медный купорос (химический реагент зеленого цвета, — прим. Т-и). Это страшнейший яд, который вызывает многочисленные повреждения внутренностей человека. Ее внук занимался гальванопластикой, и реагент был у него в бутылке из-под газировки. Бабушка захотела глотнуть сладкой шипучки и получила госпитализацию в наше отделение. Ее удалось спасти и вылечить повреждения в желудке.

Другой случай. Женщина, по ее словам, долго пыталась вылечиться от паразитов, которыми заразилась на индонезийском пляже. Для лечения она решила ввести себе в вену препарат для собак. В итоге она получила потерю сознания, падение давления, нарушение работы всех органов и систем организма. На вопрос, зачем она это сделала, пациентка ответила: собакам же помогает, почему нет?

«Раньше они были в Волгограде, теперь есть и у нас»: ядовитые «черные вдовы» добрались до Татарстана

Многие приезжают с курортов с местными заболеваниями, например с малярией. Это не к вам?

Нет, это инфекционное заболевание. Но сейчас в летний период к нам начали поступать обращения пациентов с укусами «черных вдов» — ядовитых пауков.

Разве они водятся в Татарстане?

Если раньше у нас их не было, то сейчас ареал поднимается на север. Чаще всего такие укусы фиксировали в Волгограде. В настоящее время у нас тоже появились единичные случаи укусов «черных вдов».

Где можно встретить таких пауков?

Чаще всего в лесах: люди собирают грибы и ягоды. В этот момент происходит укус паука.

Сколько таких случаев было в 2020 году?

У нас было два таких пациента.

«Лучше водки ничего не создали»: об антидоте метанола и снижении популярности суррогатных “фанфуриков”»

Вы как-то классифицируете отравления ваших пациентов?

Да. Например, любой спирт (технический или питьевой) — это нейротоксин. Он приводит к коме. Другие виды отравлений — от наркотических или лекарственных препаратов, а также угарный газ.

И пути лечения сильно отличаются в каждом случае. Одно дело — отравление газом, когда произошла утечка и т. д. И совсем другое — отравление метанолом, алкогольным суррогатом. Именно отравление метанолом встречается наиболее часто.

Тут есть интересный момент: до сих пор в мире нет более действенного антидота против метанола, чем водка. Поэтому пациентов, которые нечаянно выпили какой-то поддельный алкоголь, мы заставляем пить пищевой спирт (этанол).

Как в Татарстане обстоят дела с так называемыми фанфуриками, как часто их любители становятся вашими пациентами?

В «фанфуриках» используют самое дешевое техническое сырье, технический спирт. Никто не знает, в том числе, их производителей, реальный состав этой жидкости.

Если до 2016 года эти поступления были в большом количестве, то сейчас их стало меньше. В среднем раньше это было 15-20% таких пациентов, а сейчас их около 10%. На сегодняшний день население чаще всего делает алкоголь самостоятельно, гонит самогон.

Снижение популярности «фанфуриков», на ваш взгляд, имеет социальную причину или административную?

В данном случае это административная причина. После громкого массового отравления в Иркутске за этой темой стали строго следить по всей России.

О наркомании: «На смену героину пришел метадон»

Как часто к вам попадают наркоманы? Как вы их определяете, какие у них характерные признаки?

Все наркотики делятся на три группы: психостимуляторы, депрессанты и галлюциногены. Чаще всего на территории России используют синтетические наркотики по типу метамфетаминов и «солей». Героина практически нет, его заменил метадон, но, слава богу, у нас в Татарстане он встречается редко, это присуще Санкт-Петербургу, где его крайне много.

Прокуратура и МВД регулярно запрашивают данные наших лабораторных исследований и количество таких пациентов. Мы даем данные, с ними работает отдел полиции, потом прокуратура.

Как часто появляется что-то новое? Ведь химики на месте не стоят, они постоянно что-то придумывают. Что вы можете им противопоставить и как действуете, когда понимаете, что столкнулись с очередной «новинкой»?

Например, ЛСД раньше считался военным наркотиком, его использовали в армии для создания бесстрашных солдат. У нас были единичные отравления, но отследить такой наркотик крайне тяжело.

Есть вопросы с привлечением к ответственности дизайнеров таких наркотиков. Государство опирается на постановление федерального Правительства, которое определяет список запрещенных веществ на территории страны. Зачастую в формуле меняется всего одна молекула, и формально это уже другое вещество, которого пока нет в списке.

Отравления снюсами вам попадались?

В последнее время нет. Стоит отметить, что взрослые в силу возраста не травятся ими так, как дети. Когда я приехала на последний вызов, где было отравление, у ребенка было угнетение сознания, ожоги от прикладывания самого снюса за десну, но таких отравлений стало намного меньше. Дело в том, что Правительство их отслеживает, каждое отравление снюсом мы подаем в три инстанции — это и Бюро несчастных случаев, и прокуратура, и Центр гигиены и эпидемиологии.

И по каждому случаю идет детальная проверка?

Да, проверяется, куда был выезд, где было куплено. Если с наркоманами тяжело найти общий язык, то дети сразу раскрывают, где и что они купили. В прошлом году у нас был всего один такой случай, но там была неблагополучная семья.

«Отравиться можно даже водой из-под крана»

Недавно на всю страну прогремел случай массового отравления водой, который произошел в Дагестане. Как обстоит контроль в этой сфере у нас в республике?

В Татарстане не было случаев отравлений водопроводной водой. Мы очень «химический» регион, у нас много предприятий, но у нас проводится постоянный токсикологический мониторинг и достаточно хорошая экологическая обстановка. Последнее такое отравление помимо Дагестана было только в Китае. Там был выброс с химического завода в канализацию. Тогда пострадало большое количество их населения. 

На самом деле можно спокойно отравиться водой из-под крана, если в водопроводе используется хлор, — все дело в его концентрации. При превышении дозы будет сразу отравление.

Таких случаев очень много, хлор необязательно выпить, им достаточно просто подышать, в том же аквапарке или бассейне. Мы проводили много таких экспертиз с судмедэкспертами в аквапарке Башкортостана, где было серьезное массовое отравление.

А у нас были такие случаи в Татарстане?

Был случай в районе республики пару лет назад. Там также было отравление детей в бассейне, но оно было в легкой степени.

О «группах смерти» в соцсетях: «Они оказывали катастрофическое давление на детей»

Еще одна острая тема — дети. Они подвержены серьезному давлению информации, которая потоками идет через Интернет. Были ли у вас юные пациенты, которые попали в беду по «совету» из Сети?

В 2020 году в этом плане у нас все было относительно благополучно. Непростая ситуация была в 2018–2019 годах, когда массово появились «группы смерти» в соцсетях — «Синий кит». В них шло катастрофически сильное давление на детей, тогда были единичные трагические случаи. Потом, как мы помним, с этим опасным явлением разбирались следственные органы по всей стране.

Про отравления газом: «Люди его не чувствуют: лег спать и не проснулся»

Вы уже упоминали об угарном газе. В чем опасность таких отравлений? Какая ситуация в этой сфере сложилась в 2020 году?

Когда говорят об отравлении угарным газом, то в первую очередь имеют в виду бытовые газовые колонки. Но на практике такие случаи в своем большинстве связаны с пластиковыми окнами. Когда люди стали массово менять старые окна на новый пластик, участились и случаи отравления газом. Все дело в их высокой герметичности — в помещении создается отрицательное давление, из-за которого падает тяга в газовой колонке. В итоге продукты горения возвращаются в квартиру, люди получают отравление.

Самое страшное в этих отравлениях то, что человек этого не чувствует: лег спать и не проснулся. Если люди в сознании и кто-то резко теряет сознание, то тут больше шансов помочь, потому что сразу понятно, что происходит какое-то воздействие.

Отравление угарным газом очень тяжело переносят дети, у них происходит отек головного мозга — быстрее и сильнее, чем у взрослых.

В 2020 году у нас были такие случаи?

Были, людей спасали. Летальных случаев в этом году не было, было тяжелые. Речь о 15 случаях в семьях, всего около 24 человек.

О ботоксе и спортивном питании: «Все синтетическое организм воспринимает как чужеродное»

Поговорим еще об одном виде отравлений — пищевых. Сейчас все стараются обращать внимание на качество, но отразилось ли это на реальной статистике в этой сфере?

В большинстве случаев мы не занимаемся пищевыми отравлениями. Есть пограничные случаи, которые мы берем на себя, — например, арбузы, накачанные химией для красивого вида.

Также мы работаем со случаями отравлений грибами и ботулотоксином. Последний чаще используется в косметологии для устранения морщин (инъекции ботокса, — прим. Т-и).

Некомпетентные косметологи без нужного образования берут на себя ответственность сделать инъекции ботокса клиенту. Они могут попасть в нерв, но самое страшное, если они попадут в кровеносный сосуд. При попадании в кровь ботулотоксин приводит к параличу. Такие случаи у нас были, к нам приезжали из районов на консультацию. Лечение сложное и занимает много времени.

Кроме того, ботулотоксин встречается в копченых продуктах. Зачастую к нам поступают пациенты с непонятной слабостью, нарушением глотания и походки. Когда спрашиваешь, ели ли они что-то копченое, вяленое — ответ положительный. Здесь нам приходится работать в тандеме с неврологами.

Встречаются люди, которые явно перебарщивают со своим стремлением к здоровому образу жизни — начинают принимать различные препараты и т. д. Сталкивались ли вы с отравлениями на этой почве?

Я консультировала несколько таких случаев в 2019 году, это были бодибилдеры. У них резко начали отказывать почки. Причем вроде все хорошо: питание оставалось то же, тренировки те же, но поменяли спортивное питание. Там был повышенный уровень креатина, и происходила острая почечная недостаточность. На фоне этого они попадали в реанимацию.

Что в таких случаях делать?

Нужно понимать, что все синтетическое организм воспринимает как чужеродное. Поэтому ему трудно перерабатывать и расщеплять вещества из таких «спортивных» добавок.

Еще один момент — состав этого спортивного питания. Из-за него могут возникнуть проблемы не только со здоровьем, но и с законом. Был случай, когда я выступала в качестве эксперта на суде. Молодой человек заказал из Беларуси добавку для занятий, но одно из веществ в его составе оказалось в списке запрещенных в России. В итоге его арестовали прямо в почтовом отделении — поэтому нужно очень внимательно читать состав того, что вы покупаете.

О работе с пациентами: «Стараемся восстановить здоровье не только тела, но и души»

Какой типичный портрет вашего пациента? Это бомжи, наркоманы, социально неблагополучные люди?

Ну тут 50 на 50. Есть и такие, но есть и простые люди, которые отравились тем же бытовым газом либо их укусила гадюка в лесу.

Я всегда говорю — не дай бог быть отравленцем, именно химическим отравленцем. Потому что это протекает очень тяжело. И каждый пациент потенциально может погибнуть. Нужно понимать, что большинство проблемных пациентов пытались «заколоть», «залить» свои проблемы химией.

Корень проблемы — психологический. Это вы хотите сказать?

Конечно. Ведь когда мы говорим «будьте здоровы», то имеем в виду не только физическое, но и душевное здоровье. Поэтому модель общения с нашими пациентами — крайне аккуратна и осторожна. Мы стараемся, чтобы они спокойнее переносили те ситуации, которые с ними случились.

А дважды, трижды к вам попадали? Были такие случаи?

Да, у нас есть «постоянные клиенты». Им, наверное, можно дать VIP-карту на въезд ко мне. Максимальное количество случаев, когда один человек попадал к нам, — это 13 раз.

Речь идет о спортсмене, и все эти случаи были с ним в течение года. Там история связана со психостимуляторами — тот же допинг. Чтобы увеличить работоспособность кардионагрузок, мышечных нагрузок, они прибегают к химическим добавкам. Сначала мама с ним приезжала, потом она уже просто устала. Он уже один начал ко мне приезжать на «Скорой помощи». Кстати, давно его не было.

Возможно, осознал свои ошибки и начал себя беречь?

Очень надеюсь. И желаю всем беречь и сохранять свое здоровье.

Спасибо за интервью.