8 фактов об иностранных мусоросжигательных заводах: решение мусорного кризиса в Швейцарии и опыт Китая и Японии

Строительство мусоросжигательного завода в Татарстане может начаться осенью следующего года. Насколько эффективен такой метод утилизации отходов и как его применяют в разных странах мира — в материале ИА «Татар-информ».

Более 200 мусоросжигательных заводов Китая


Еще 20 лет назад в Китае абсолютное большинство отходов уничтожалось традиционным способом — захоронением на полигонах. Однако с экономическим ростом страны уровень жизни населения повышался, а вместе с ним и количество отходов, на которые просто не хватало территорий. С середины 80-х годов КНР начала перенимать опыт Западной Европы по сжиганию мусора на специализированных предприятиях. Сейчас таким методом утилизируется 40 процентов мусора (200 млн тонн в год). Власти республики надеются в ближайшие пять лет поднять этот показатель до 60 процентов. Об этом ИА «Татар-информ» рассказал президент китайской корпорации по защите окружающей среды CNEPG Чжэн Чжаохуэй.

«В середине 80-х годов мы только начали на территории Китая использовать эту технологию, которая применялась в Европе. Тогда на проектирование и строительство одного мусоросжигательного завода (МСЗ) уходило очень много времени. Сейчас в своей работе мы достигли высокой эффективности, поэтому процесс ускорился», — заметил Чжаохуэй.


К слову, на сегодня в Поднебесной действует 260 таких предприятий, к концу 2019 года их число планируют увеличить до 500, добавил глава корпорации.

Популярность такого метода утилизации, пояснил Чжаохуэй, в том, что значительно уменьшается объем отходов.

«Особенно эта технология хороша для стран, где еще не стали применять сортировку мусора на первоначальном этапе. То есть, например, в России мусор идет в один контейнер, его пока никак не разделяют, поэтому наиболее эффективным способом его переработки является сжигание. Пока путем сжигания мы можем обезвредить и уменьшить в объеме количество отходов. Примерно на 90 процентов уменьшается объем мусора и на 70 процентов — его масса», — рассказал он.

Особенности японских технологий

Дальше всех в технологиях по сжиганию отходов продвинулись японцы. При этом следует учитывать, что там население изначально очень хорошо сортирует мусор. «В то же время, даже если мусор сортируется на изначальном этапе, все равно есть такие отходы, которые нельзя вторично использовать. Благодаря тому что японцы хорошо разделяют мусор, объем и удельный вес таких отходов, которые не могут быть вторично использованы, очень небольшой», — продолжил Чжаохуэй.

Поэтому японцы для того, чтобы утилизировать такую небольшую часть мусора, которая никак не может быть вторично использована, применяют особую технологию плавильных печей, когда эта масса сжигается на очень большой температуре — примерно 1,5 тыс. градусов по Цельсию и выше. Компоненты шлака, который остается на выходе после сжигания, являются еще более качественными.

Однако эта технология очень дорогостоящая, и для нее требуются определенные условия, подчеркнул глава китайской корпорации.

«Удельный вес таких отходов, которые не могут быть вторично использованы, должен быть очень маленьким. Второе — финансовая поддержка со стороны государства. Фактически эти два условия сейчас может выполнить только Япония. Даже Германия не может себе позволить такую технологию. Там используется та же технология, что в Китае, когда мусор сжигается на колосниковых решетках. Надо, чтобы и правительство поддерживало, и у населения было желание очень качественно сортировать мусор, прежде чем его выбросить», — рассказал Чжаохуэй.


Предположительно на мусоросжигательном заводе в Татарстане будут использоваться именно японские технологии, точнее, японско-швейцарские, от компании Hitachi Zosen Inova.

«Проектная часть в нулевой стадии. Японско-швейцарская компания Hitachi Zosen Inova готовит базовый проект. Затем российский проектный институт будет этот базовый проект адаптировать уже под российские стандарты для прохождения государственной экспертизы», — рассказал глава АГК-1 Сергей Тимофеев. АГК-1 управляет компанией АГК-2, получившей право на строительство предприятия в республике. Обе компании входят в госкорпорацию «Ростех».

Проектная документация по созданию в Татарстане мусоросжигательного завода будет готова к лету 2018 года, само строительство подрядчики планируют начать ближе к осени, добавил Тимофеев.

Как мусорную проблему решили в Швейцарии

До 1973 года в Швейцарии не было четкого регулирования в области управления отходами. Большое количество свалок загрязняло русла рек и подземные воды. Сжигание отходов в старых, примитивных установках и даже на полигонах приводило к значительным выбросам в атмосферу. Уже в 1986 году эти проблемы вызвали появление нового направления в сфере управления отходами. Новая система была основана на требованиях законов, защищающих людей и окружающую среду.


«Захоронение отходов в Швейцарии полностью запрещено. В стране функционирует 30 МСЗ, на которых сжигается 2,8 млн тонн мусора в год (около 50 процентов от всех твердых коммунальных отходов). Остальные отходы перерабатываются во вторичное сырье, органические отходы — в компост», — рассказал ИА «Татар-информ» представитель Hitachi Zosen INOVA Урс Альтенбургер.

Альтернативный источник энергии


Переработка отходов энергии эффективно дополняет рециклинг. Также сжигание мусора способствует снижению выбросов СО2благодаря сокращению захоронения отходов и уменьшению потребления ископаемых топлив. «Это очень надежная система, проверенная на сотнях объектах: завод по сжиганию отходов на колосниковой решетке работает 8 тыс. часов в год», — сообщил ИА «Татар-информ» Альтенбургер.

Со швейцарскими коллегами согласился Чжэн Чжаохуэй, но подчеркнул, что рассматривать сжигание мусора как основной источник энергии не стоит. Все-таки основная суть процесса заключается в обезвреживании мусора и уменьшении его объема, а не экономии на энергии. «Один МСЗ мощностью 1 тыс. тонн в сутки фактически может устранить проблему мусора для города с численностью населения 500 тыс. — 1 млн. Если говорить о количестве электроэнергии, которую производит такой завод, это не такие большие цифры, чтобы можно было говорить об электросбережении. Может быть, примерно 20 мВт», — отметил Чжаохуэй.

Но если сравнивать с другими источниками альтернативной энергии (к примеру, ветровой и солнечной), то производство энергии с помощью мусора является наиболее стабильным, потому что отсутствуют колебания в поставке энергии. «Если ветер и солнце сложно контролировать, то МСЗ очень стабильно поставляет энергию даже в небольшом объеме. Электроснабжающие организации предпочитают именно такой вид альтернативной электроэнергии», — рассказал он.

Использование энергии МСЗ для тепла может снизить загрязнение воздуха от центрального теплоснабжения — сжигания угля, древесины, считает директор европейского офиса программы ООН по окружающей среде Ян Дусик.

«Каждый мусор — это потеря не только для экологии, но и для экономики. Это потеря материала, который мог бы использоваться где-то еще. Конечно, достичь этого полностью невозможно», — рассказал он ИА «Татар-информ».

«После захоронения с мусором уже ничего нельзя сделать»


По мнению Дусика, сжигание является более предпочтительным способом утилизации отходов, чем захоронение или сброс в море. Особенно учитывая, насколько с годами улучшились технологии сжигания отходов. «После захоронения с мусором уже ничего нельзя сделать, к тому же оказывается негативное влияние на окружающую среду», — поделился представитель ООН с агентством.

Того же мнения придерживается гендиректор компании АГК-1 Сергей Тимофеев. АГК-1 построит к 2022 году в Подмосковье четыре мусоросжигательных завода. Проектирование первого, в Воскресенском районе, уже окончено.

«Возьмем Швейцарию, там более тридцати таких заводов. Швейцария по своей территории меньше Татарстана. У них захоронение на полигонах нулевое. А что такое полигон? Полигон — это выбросы в атмосферу, потому что там в любом случае происходит горение, которое невозможно отследить и ликвидировать, процесс этот происходит хаотично. Соответственно все загрязняющие вещества, которые содержатся в газах, без всякой системы очистки идут в воздух», — рассказал Тимофеев ИА «Татар-информ».

Полигон — это внутренние процессы гниения и разложения всего того, что там хранится, уход в почву и воду, продолжил гендиректор компании. Чем больше полигонов — тем большая нагрузка на экологию.


«Когда у тебя полигонов нет, когда процессы горения контролируются автоматикой, отходящие газы после горения проходят очень большую систему газоочистки (что предполагается на наших заводах). Кстати, система газоочистки весит порядка 30 процентов как по массе, так и по деньгам. В итоге на выходе мы получаем обычный пар с практически полным отсутствием отходящих газов и загрязняющих веществ. Потому что они улавливаются на разных ступенях очистки. Вот и вклад в экологию. То есть если у тебя нулевое захоронение, все утилизируется посредством такой технологии, влияния на экологию никакого нет», — заявил Тимофеев.

В тех субъектах, где есть свободные площади, полигонные захоронения с предварительной обработкой, строительство экотехнопарков — это тоже отличное решение, и оно должно идти параллельно, считает исполнительный директор Ассоциации операторов в сфере обращения с отходами «Чистая страна» Руслан Губайдуллин.

«Мы должны попробовать, что такое выработка энергии электричества из сжигания мусора, что такое зеленый тариф. Это ложится не только на плечи граждан в виде тарифа, это ложится на плечи энергетиков. Это расширенная ответственность производителей, совместная работа», — рассказал он ИА «Татар-информ».

Скорое падение теневого рынка мусорных свалок


Самыми ярыми противниками новых технологий в сфере утилизации отходов являются представители теневого бизнеса мусорных свалок, уверен Руслан Губайдуллин.

«Для них единственный выгодный бизнес — это взять мусор и свалить его в яму. Это самый рентабельный бизнес, который многие коллеги не хотят менять, — рассказал Губайдуллин ИА «Татар-информ». — У того старого бизнеса (со свалками) было 24 года, чтобы выстроить нормальную систему. Безусловно, исполнение территориальной схемы обращения с отходами — это защита бизнеса. Ни один МСЗ или завод по сортировке никогда в жизни не будет конкурировать с незаконной свалкой, он всегда будет дороже. Только потом люди, которые живут рядом с незаконной свалкой, будут платить за это здоровьем, лекарствами и т. д.».

Органы власти, активисты и эксперты должны объяснять населению реальное положение дел, продолжил директор ассоциации. «Есть еще те, кого подзуживает теневой рынок, он есть в России, надо признать. Владельцу полигонов без лицензии — ему ничего этого не надо. Он лишится главного — мусорного потока. А в условиях региона, когда и в РТ будет выбран оператор, он лишится еще и финансового потока. Кроме финансового оператора, никто не сможет выставлять платежки за мусор. Это еще больше обескровит темную отрасль», — пояснил Губайдуллин.

«...люди увидят, что все не так страшно, как это рисуют общественники»


«В России сейчас самый большой рынок технологий, и когда как не сейчас, в Год экологии, заимствовать эти технологии?» — поделился с ИА «Татар-информ» Руслан Губайдуллин.

Противников заводов по термической обработке ТКО директор ассоциации сравнил с луддитами — участниками уличных протестов конца XVIII — начала XIX века в Англии. Они опасались, что с изобретением машин, конвейера и современных станков потеряют свои рабочие места. Часто их акции сопровождались погромом оборудования фабрик.

«Мы живем в эпоху страшилок. Для нас мусорный полигон — это какая-то свалка, МСЗ или завод по термической обработке — это какой-то непонятный смердящий ящик, который затмевает солнце. Это не так. Это не так не только в Австрии, Японии и Германии, это не так уже и в России, там, где это уже построено», — рассказал агентству Губайдуллин.

Самый успешный МСЗ в России на данный момент, по мнению нашего эксперта, — это 3-й мусоросжигательный завод Москвы, который находится на ул. Подольских Курсантов. Он был построен в 2007 году австрийской компанией EVN. «Он ничем не уступает и, возможно, даже превосходит европейские аналоги. Там нормальный менеджмент, Мосэкомониторинг за ним смотрит. По заверению специалистов, общий ущерб с точки зрения газов, которые он выбрасывает в атмосферу, — как от шести заведенных „КАМАЗов“», — продолжил Руслан Губайдуллин.

Сам Губайдуллин некоторое время жил в Токио, где только внутри города был 21 мусоросжигательный завод. В Европе, отметил специалист, люди живут в 30 метрах от МСЗ, «птицы живут на этих трубах и не хотят улетать», это сложившаяся практика.

«Мое личное мнение как эксперта — как только построят первый завод в рамках программы „Чистая страна“, большое количество вопросов просто уйдет. Потому что люди увидят, что все не так страшно, как это рисуют общественники. Самое главное, что мы должны понимать: противники реформ — это те староверы, которым новая технология и чистая Россия не нужна», — отметил Губайдуллин.

Гендиректор АГК-1, говоря о боязни населения всего нового, привел другое сравнение.

«Я вспоминаю, лет пятнадцать назад, если вы управляете автомобилем, все говорили: „Автоматическая коробка передач — это враг, это нельзя, это будет ломаться“. Это незнание, это вброс неправильной информации, боязнь всего нового; стереотип, что даже если что-то работает на Западе, в РФ это работать не будет. Это очень плохо», — рассуждал Сергей Тимофеев.

Массовый ажиотаж вокруг строительства МСЗ, по мнению главы компании, вызван сторонниками дальнейшего развития полигонов. «Потому что полигоны — это такая вещь, куда и несанкционированно можно вывозить мусор, а на подобные заводы мусор несанкционированно попасть не может», — поделился Тимофеев с агентством.

Что объединяет китайский и российский мусор


Что касается мусоросжигательного завода в Татарстане, альтернативу японским разработкам предложили китайцы. На встрече с Президентом Татарстана Рустамом Миннихановым 15 декабря президент CNEPG Чжэн Чжаохуэй заявил, что японские технологии не подойдут для республики, да и обойдутся в разы дороже.


«В том числе те технологии, которые есть намерение применять в РТ, речь идет именно о японско-швейцарской технологии, они не способны эффективно решить те проблемы, которые действительно существуют в части отходов на данной территории», — рассказал он на встрече с ИА «Татар-информ» после встречи с Миннихановым.

«Китайские отходы по своей морфологии являются самыми сложными в мире. Именно благодаря этим сложностям мы смогли максимально оптимизировать наши технологии. Ситуация с отходами в России и Китае схожа. Например, то, что мусор никак не сортируется, высокая влажность, замерзание мусора зимой. Эти проблемы характерны для Китая, но они отсутствуют в Японии и Западной Европе», — поделился с агентством Чжаохуэй.

К примеру, высокая влажность отходов в России является причиной образования большого количества фильтрата, который тоже необходимо в определенной степени перерабатывать. Учитывая то, что зимой в РТ наблюдаются низкие температуры, это может послужить причиной образования льда на полигонах и замерзания отходов, добавил глава китайской корпорации.

«Со всеми этими проблемами мы сталкивались и решали, — рассказал президент CNEPG. — Наша корпорация занимается реализацией таких проектов, предоставляя полную цепочку услуг: финансирование, инвестирование, выполнение проектирования, строительство и эксплуатация соответствующего объекта», — сообщил Чжаохуэй.

Интерес у CNEPG к Татарстану появился после визита делегации из Татарстана в Чэнду летом этого года, отметил Чжаохуэй.

«Представители республики посмотрели наш мусоросжигательный завод и, мы думаем, были очень удивлены нашим оборудованием и технологиями, которые у нас применяются. В РТ очень большое внимание уделяют вопросам переработки отходов и охраны окружающей среды. Многие считают, что лучшие технологии в Европе, но мы уверены, что Китай тоже предлагает достойные технологии и может строить высококлассные заводы», — заявил президент CNEPG.

По итогам встречи Рустам Минниханов поручил создать рабочую группу для изучения опыта китайских коллег в части утилизации и переработки твердых бытовых отходов, детальной проработки вопросов.

«Общий объем инвестиций будет зависеть от фактической ситуации и требований по строительству такого завода. Это касается мощности, нормативов выбросов, необходимости устройства на территории завода дополнительных объектов инфраструктуры, как, например, демонстрационный образовательный объект и т. д.», — добавил президент корпорации.

Как Россию будут вытаскивать из гор мусора

В России ежегодно образуется 5 млрд тонн отходов, заявил председатель комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользования Михаил Щетинин на итоговом заседании V Всероссийского съезда по охране окружающей среды.

«Экологическая ситуация в стране требует пристального и постоянного внимания государства. Это обусловлено целым рядом факторов, в том числе тем, что в России ежегодно образуется более 5 млрд тонн отходов производства и потребления. В процессе поиска выхода из ситуации пришло осознание необходимости экологической реформы», — рассказал Щетинин.

Кроме того, за 4 года в России образовалось 360 млн тонн накопленных отходов, заявил министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской на пленарном заседании съезда.

«За последние 4 года проведен мониторинг, выявлено 1,8 тыс. объектов накопленного вреда в 80 субъектах РФ. Площадь загрязненных земель составляет 160 га, масса накопленных отходов — 360 млн тонн. Конечно, это огромные цифры, с которыми нам надо бороться», — подчеркнул министр.

В этом году стартовала приоритетная программа «Чистая страна», в рамках которой было ликвидировано 4,5 млн тонн отходов, напомнил Донской.

«Проведена рекультивация около 50 тыс. га земель, улучшены условия проживания для 16 млн человек», — сообщил министр.

Подготовка реформы обращения с отходами производства и потребления в России началась в 2011 году. Уже в следующем годы все регионы РФ должны перейти на новую систему.

Речь идет о требованиях, согласно которым каждый субъект обязан разработать схему обращения с твердыми коммунальными отходами и выбрать регионального оператора, который заключит договоры на услуги по обращению с отходами со всеми собственниками помещений в многоквартирных и в частных домах как в городе, так и в сельской местности, а также с юридическими лицами.

Как считают в Министерстве природных ресурсов РФ, реформа приведет и к экономическому эффекту, в частности на рынке рабочих мест. Рост к 2020 году составит около 100 тыс. человек.