Талгат Абдуллин: Надо сделать так, чтобы строители работали «вчистую»

Исполнительный директор Государственного жилищного фонда при Президенте Республики Талгат Абдуллин в интервью ИА «Татар-информ» рассказал о текущем строительстве и сдаче домов по программе социальной ипотеки в Татарстане, о том, возможно ли сделать строительную отрасль более прозрачной с помощью компьютерных технологий, а также поделился планами на будущее.

Талгат Мидхатович, какова сейчас в Татарстане и в целом в стране ситуация с обманутыми дольщиками?

Т.А.: На сегодня в России насчитывается более 45 тысяч семей, которых обманули. Я уверен, когда писали закон, рассчитывали на добропорядочность застройщиков, что будет все правильно. Но получилось так, что застройщики и подрядные организации привлекали деньги, а потом не выполняли обязательства. Должен сказать, что это не всегда является мошенничеством, а во многом это результат отсутствия нормального механизма обеспечения реальной стоимости строительства с учетом динамики изменения цены на нефть, стройматериалов, валюты. Здесь очень много факторов. Многие подрядные организации и заказчики, которые принимали деньги, сами попали в такую ситуацию и не знают, как из нее выйти. В настоящее время пытаются создать фонд поддержки обманутых дольщиков. Я считаю, надо решать эту проблему. Есть разные способы и подходы. Но тот универсальный метод, который надо бы применить, в России, к сожалению, не выработан.

Не хотел бы противопоставлять, но хочу сказать, что в Республике Татарстан многие проблемы решены в системе нашего жилищного фонда, которые являются системными для страны и ее субъектов. Не было случая, чтобы мы у кого-то взяли деньги, что-то не построили, не сдали, не дали какую-то другую возможность или не вернули деньги.

В данном случае программа социальной ипотеки является важным инструментом, особенно на перепутье. Есть объявленное решение, что в течение трех лет закроется долевое строительство, но взамен пока ничего нового не предоставлено. Вопрос ценообразования в строительстве и контроль за ценами не установлен, не назначены ответственные игроки и участники этого процесса. До сих пор сам Градостроительный кодекс сформирован так, что административное давление передавало разумное и препятствует оперативному решению вопросов строительства. В этих условиях наш закон 69-З РТ «О государственной поддержке развития жилищного строительства в Республике Татарстан» становится актуальней. Мы намерены этот процесс развивать. В текущем году мы вводим в эксплуатацию более 14 тысяч квартир и обеспечили их строительство 100-процентным финансированием.

Заглядывая в будущее, могу сказать, что механизмы нашего закона углубляются, и у нас появляется своя производительная сила. К примеру, «Ак Барс Девелопмент» – коммерческая организация. Это жилье уже не социальное, а доступное. Это совершенно другой уровень.

Сколько квартир ГЖФ РТ сдал в этом году?

Т.А.: Мы достаточно интенсивно сегодня ведем работу по заселению жилых домов. В октябре и начале ноября мы заселили в Арске 24-квартирный дом, в Буинске 22-квартирный дом, в Высокой Горе 18-квартирный дом, 79-квартирный дом в Зеленодольском районе, 102-квартирный, 255-квартирный и 425-квартирный дома в ЖК «Салават Купере» в Казани, 60-квартирный дом в Елабуге. В настоящее время с начала года мы заселили и сдали в эксплуатацию более 6200 квартир. На сегодняшний день завершено, кроме того, строительство объектов на 1745 квартир, которые ждут заселения. Есть определенный алгоритм сдачи объекта, по каждому этапу проверяют поднадзорные органы, получаем заключение о соответствии проекту, потом документы отдаем в исполком, чтобы присвоили адреса, все в электронной форме. Если что-то неправильно, это все возвращается обратно. После получения заключения о соответствии построенного объекта проекту начинаем заселять, оформляются сами документы.

1,7 тысячи квартир – сколько человек там смогут жить?

Т.А.: Ну в среднем умножайте на 3,5 – это коэффициент семейности. Это в ближайшие недели будет заселяться.

Это большое достижение.

Т.А.: Это делается благодаря политике верховной власти республики, во взаимодействии с федеральными структурами, которые сохраняются и сейчас, бизнес и предприятия серьезно помогают, им отдельное большое спасибо. Нужно сказать, что они участвуют в этом деле и находят эффективное решение социальной проблемы коллективов, и это здорово. В других регионах работодатели в меньшей степени считают нужным этим заниматься, все потихонечку чахнет и люди теряются. В данном случае у нас очень правильная цель, и мы это будем дальше укреплять. Также и муниципальные власти прямо заинтересованы. Потому что это реальная помощь в контакте с населением. Я считаю, что это одна из составляющих успеха, когда можно любые проблемы замечать и устранять, это очень важно. Это же хорошо, когда люди работают, получают зарплату, живут в хороших условиях, могут поправить здоровье, решаются остальные социальные проблемы. У нас более 30 госпрограмм, которые реализуются в республике, они же все рядом находятся, – это и парки, и детские сады, и школы, и ремонт, чего только нет. И наша программа жилищного строительства входит туда. 

Мы сами видим, что облик Татарстана меняется, и достаточно серьезно. Личное внимание Президента Татарстана очень важно. Недавно к нам приезжал министр строительства одного из регионов. Он спрашивал о том, как мы работаем, что у нас получается, и был удивлен. Потому что те вещи, которые мы сегодня делаем, за один раз выполнить невозможно. Есть своя определенная последовательность, при которой все это начинает работать. Родившегося ребенка невозможно заставить бегать. Его надо вырастить, научить ходить, и только потом он побежит. Уже 20 с лишним лет мы совершенствуемся. Время, когда работали на деревянных счетах, потихонечку уходит. Сейчас у нас компьютеры, системы, появляется искусственный интеллект. И мы ставим задачу, чтобы все было запроектировано и сделано в электронной форме. Та же система поставки материальных ресурсов, их перечень, транспортные схемы. Все это должно быть сделано на компьютере, тогда все будет понятно и прозрачно. 

Мы ставим вопрос о том, чтобы сделки, связанные с приобретением материалов, оплатой труда, работой техники, были ясными и понятными, чтобы инвесторы и остальные участники строительства видели, за сколько что покупается. Это надо сделать. Ни одна строительная организация не работает бесплатно, прибыль должна быть, она нужна для возобновления фондов, решения социальных проблем. Мы решаем вопрос о том, чтобы размер прибыли был определен и по итогам строительства организация, выполнившая свою работу, могла получить свою прибыль вне зависимости от изменения курса доллара или чего-то еще. Понятно, что это будет прямо влиять на конечную цену. Хотя что касается социальной ипотеки, то цена будет на том уровне, о котором мы сегодня говорим. А в остальной части, конечно, будет идти ближе к рынку.

То есть речь идет о возвращении биржи?

Т.А.: Речь идет не о возвращении биржи. Понимаете, замок открывают не для того, чтобы его открыть, а для того, чтобы войти в дверь. Поэтому биржа является только замком, который позволит войти туда, где есть пространство, способное обеспечивать экономический обзор и сделать деятельность строительных организаций полностью открытой. Потому что сегодня строители зачастую вынуждены, с одной стороны, покупать материал, потом продавать материал, бывает, что воруют, всякое есть. Рабочая сила – легкодоступная, серая, налогов не платят, социальной защиты нет. Это все неправильно. Надо сделать, чтобы работали «вчистую».

Относительно усиления прозрачности работы при помощи программных методов – когда можно ожидать конкретные шаги? Это будет происходить поэтапно по объектам?

Т.А.: Шаги очень простые. Программный продукт создан, и сейчас идет апробация. Мы провели работу с «АК БАРС Девелопмент» и «Домкор». Посмотрели, как будут структурироваться затраты. Технику в аренду будем мы давать, а они будут платить за двухсменную работу. Это должно ускорить ход строительства. Есть вопросы, связанные с затратами по содержанию площадки, затратами генподрядчиков и субподрядчиков, с тем, какие отношения будут между субподрядами, организациями и генподрядами.

У нас находятся в стадии строительства жилые помещения на 800 тысяч квадратных метров. Но на все вновь начинаемые объекты подрядчик будет приходить только после того, как им будет сдан техминимум, когда он покажет, что умеет работать с программой, что у него есть персонал и он согласен работать на этих условиях в открытой системе.

Сколько компаний на сегодняшний день работает в этой системе?

Т.А.: В настоящее время в ней работают все проектные институты в связи с тем, что в базу данных вносятся сведения об объемах работ, ведомости материальных ресурсов. Эти проекты, которые мы получаем, находятся в электронном виде, они проходят экспертизу также в электронном виде, экспертиза проверяет и подтверждает качество. У нас есть направление – делать проекты в схеме 3D. Это значит, что когда мы заходим в компьютер, берем смету и говорим о какой-то строке, то мы должны увидеть чертеж и в каком месте то или иное изделие находится. И наоборот, когда заходим в чертежах на изделие, мы должны увидеть его в смете. 

Тогда мы обеспечим правильный подсчет. Раньше одним из бичей было обвешивание. Оно и сейчас происходит, хоть и в упаковке: написано 250 граммов продукта, а там может быть 245. Пять граммов – вроде бы ерунда, но когда количество пачек посчитаешь, деньги неплохие. Здесь то же самое, поэтому первой задачей было, чтобы в порядке была рабочая документация, фактические расходы материалов и труда. Вторая задача, над которой мы сегодня работаем, это вопрос унификации строительных материалов, тех стандартов, которые обеспечивают эксплуатационную надежность. Те, материалы, которые нам надо самим производить, – это целое пространство. За счет того, что мы владеем информацией, какие заводы и производства надо сделать, где и какая есть потребность, мы создаем новый рынок инвестиционных проектов. Это, безусловно, очень важный момент.

Последний вопрос касается Иннополиса. Там закончилось жилье, и горожан уже некуда селить. Что там делается?

Т.А.: Иннополис – это целый город. Шестнадцать домов мы сдали в эксплуатацию, сейчас строятся еще два дома в 5-м и 6-м микрорайонах, затем в 7-м и 8-м. Сейчас мы выбрали земельный участок, где будет строиться так называемое коммерческое жилье. Мне очень жаль, что только мы строим. Нужны люди, которые создадут конкуренцию, их надо призвать. Без этого город не сможет выжить.

Я не видел, чтобы жилье такого уровня стоило так дешево. На первом этапе это может быть, но потихоньку надо выходить на другой уровень. Мы готовы предоставить специалистам жилье и самые комфортные условия, расширить рынки, должен быть спрос. То, над чем надо работать в Иннополисе, – это дорога с встречными интересами. Всегда думают, что арендное жилье – это когда взял внаем и живешь. 

Так вопрос не стоит. У нас закон называется «О государственной поддержке развития жилищного строительства». Уровень поддержки может быть разный. Арендное жилье для тех, кто еще не определился с видом на жительство в Республике Татарстан, но является хорошим специалистом. Мы их приглашаем: приходите, работайте, живите у нас. Арендное жилье для тех, кого мы будем приглашать. Мы меняемся, экономика меняется, новые специальности появляются. Арендное жилье – это все для тех специалистов, которые приезжают. За пять лет они должны доказать, что нравятся нам, а мы – что нравимся им. Мы знаем, что в Татарстане свой менталитет, у нас свои формы отношений между людьми и религиозными конфессиями. Ценности, которые мы понимаем и их придерживаемся, надо сохранить, для нас это важный момент.

Плюс еще они зарабатывают и хорошие деньги получают – это замечательно. Вот через пять лет иди, строй себе жилье, покупай. Это не так, чтобы всю жизнь промотался где-то, а приехал на пенсии у нас жить. Если пенсия хорошая, то ладно, но приходится потом соцобеспечение давать – вот в чем проблема. Поэтому этот момент для нас очень важен. Конечно, приглашение молодых специалистов, которые нам нужны, будет продолжаться. Я думаю, что это один из способов привлечения умов и здоровых сил в Республику Татарстан.