После дождичка в четверг: чем грозит превышенный 30-кратно радиационный фон жителям Татарстана

Только через полтора месяца жители Татарстана узнали, что 27 и 28 сентября над территорией республики, в частности в Бугульме, прошли дожди, содержащие радиоактивные частицы рутения-106.

Официальные территориальные представительства Гидрометцентра и Роспотребнадзора, вторя друг другу, в один день взялись прокомментировать, что опасности для населения произошедшее не представляет, а радиационный фон с тех пор сам собой пришел в норму. Корреспондент «Татар-информ» познакомилась с альтернативными точками зрения на произошедшее.

Радиоактивные частицы в воздухе Татарстана, по стечению обстоятельств, были зафиксированы Гидрометцентром РТ, как в известном выражении – после дождичка в четверг (28 сентября 2017 года выпало на четвертый день недели).

Как гласит информация, размещенная только сегодня на официальном сайте метеослужбы, «выявлены признаки высокого загрязнения: плотность атмосферных выпадений превысила фоновые значения за предыдущий месяц в 16 и 30 раз соответственно». Однако при этом в ведомстве заверили, что обнаруженный в пробах воздуха радионуклид Rh-106  (дочерний радиоактивный продукт рутения-106 – прим. Т-и) не представляет опасности для здоровья населения.

Вслед за метеослужбой республики свои пояснения, к слову, расходящиеся с данными метеорологов, опубликовало Управление Роспотребнадзора по РТ. Как заверили в пресс-службе ведомства, «обнаруженный над Бугульмой рутений не повлиял на радиационный фон и значение суточной радиоактивности в атмосферных осадках за сентябрь-октябрь не превышало уровня многолетних наблюдений для данной местности».

О причинах резкого повышения техногенного радионуклида (образуемого исключительно в результате деятельности человека, а не природы – прим. Т-и) Rh-106  в воздухе в Гидрометцентре РТ и Управление Роспотребнадзора по РТ не сообщили.

Со своей стороны, глава Антиядерного общества Татарстана Альберт Гарапов напрямую связывает это происшествие с выбросом, зафиксированным Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) в атмосфере некоторых европейских стран в конце сентября. О происшествии также сообщал «Гринпис», инициировавший прокурорскую проверку по данному факту производственного объединения «Маяк» под Челябинском.

”Маяк” работает с радиоактивными материалами – с отработанным ядерным топливом. Поступают эти материалы туда с различных атомных электростанций бывшего Советского Союза и из-за рубежа (например, Венгрии). Производственное объединение «Маяк» знаменито тем, что в свое время здесь была сделана первая атомная бомба, поэтому и предполагают, что именно там произошла авария. А рутений образуется как раз при ядерном производстве», – пояснил в интервью «Татар-информ» Альберт Гарапов.

Несмотря на то что собеседник подчеркивает, что информация о произошедшем до сих пор скудная, тем не менее, по его сведениям, радиоактивные дожди пролились не только над территорией Татарстана, но и в целом над несколькими городами Поволжья.

«Эти осадки могут и снова вернуться, если они в атмосфере до сих пор гуляют. К этому надо отнестись со всей серьезностью, ведь осадки, конечно, имеют локальный характер – идут пятнами, как и после Чернобыльской аварии в 1986 году. Тогда тоже были радиоактивные осадки над нашим регионом: в Высокогорском районе, в Казани. Как сообщалось, тогда фон был чуть ли не в 40 раз выше нормы в Казани, поэтому сейчас должна быть осуществлена сплошная проверка всех населенных пунктов», – уверен Альберт Гарапов.

Главный антиядерщик республики напоминает, что в нефтехимических регионах и даже в Казани, где представлено в том числе химическое производство, при смешении существующего химического загрязнения и радиоактивного может проявиться их синергический эффект: даже не суммирование вреда – его приумножение. Это, в свою очередь, может сформировать в целом экологически опасную зону.

«В таких ситуациях в аварийном порядке может быть необходимой установка дополнительных фильтров очистки на производствах: на это время уменьшать хотя бы химическое воздействие, чтобы неожиданные радиоактивные осадки не сказались на здоровье населения. Или вообще на время остановить производство, пока такой большой фон. А в 16 раз – это уже приличный фон. Обычно фон около 10 микрорентген в час (мкР/ч). Если, допустим, 50 мкР/ч, то есть в пять раз выше, то уже надо сообщать об этом санэпидслужбе, потому что предварительные меры все равно нужны. По крайней мере необходим постоянный контроль ситуации и постоянное оповещение населения», – пояснил собеседник.

Альберт Гарапов подчеркивает, что санэпидслужбы, метеослужба, Министерство экологии и природных ресурсов РТ при подобных происшествиях, безусловно, обладают информацией. Но все дело в том, что, во-первых, подобные данные должны быть в открытом доступе, а во-вторых, перечисленным ведомствам давно следовало сообщить об произошедшем: рассказать, опасно это или неопасно, предпринимать какие-то меры или нет, чтобы не сеять слухи и панику.

К слову, глава Антиядерного общества РТ напомнил, что там же, под Челябинском, в 1957 году  (почти в ту же дату – 29 сентября) произошла Кыштымская авария. Тогда образовался восточно-уральский радиоактивный след – 400 км в длину, 100 км в ширину. Пострадали татаро-башкирские и русские деревни, часть из которых пришлось эвакуировать.

«Нужно срочно проводить обследования!» – заключил Гарапов.

Как прокомментировал корреспонденту информационного агентства руководитель проекта «Энергетическая программа “Гринпис”» Рашид Алимов, информация, по-видимому, намеренно и усиленно скрывалась самим производственным объединением «Маяк». Однако поскольку выброс был мощный, необходимо все-таки понять, что произошло, как, какова была активность выброса.

Пока есть только оценки французского института – от 100 до 300 терабеккерелей активности. Если смотреть на допустимый годовой выброс комбината «Маяк» по рутению-106, то это в 10 тысяч раз больше! А этот техногенный радионуклид вообще не должен в норме присутствовать в окружающей среде. Если он присутствует в каких-то количествах – это уже свидетельство того, что где-то произошла авария», – сказал Рашид Алимов.

Как пояснил представитель «Гринпис», если подобный рутению техногенный радионуклид оказался в окружающей среде, повышаются риски раковых заболеваний у населения. У тех, кто оказался в центре событий (на предприятии), – острая лучевая болезнь.

Однако даже несмотря на то что в Уголовном кодексе России, как подчеркнул Рашид Алимов, есть статья за сокрытие экологической информации (ст. 237 УК РФ «Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей»), в том числе предприятие «Маяк» уже неоднократно попадалось на сокрытии подобных происшествий.

«Известны случаи, когда и прежде прокуратура вмешивалась. Например, и в 2007 году “Маяк” пытался скрыть подобные факты. Лишь благодаря местной общественной организации “Планета надежд” эта информация стала расследоваться. Еще раньше, в 2005 году, прокуратура передавала дело на директора “Маяка” в суд – о загрязнении радионуклидами реки Теча, которая является частью сети вместе с реками Исеть, Тобол. Он был признан виновным, но освобожден от наказания по амнистии», – сообщил руководитель проекта «Энергетическая программа “Гринпис”».

К слову, накануне того, как зараженные осадки пришли к нам в регион (первые радиоактивные осадки выпали в РТ 27 сентября), жители от Урала до Поволжья и в том числе Казани наблюдали в небе необычное свечение, которое, как вскоре выяснилось, было результатом запуска межконтинентальной баллистической ракеты «Тополь». А уже на следующее утро Владимир Путин уволил с занимаемой должности главнокомандующего Воздушно-космическими силами (ВКС) Виктора Бондарева.