«В последнее время не общались»: дуэт «Артур-Марат» распался

Группу «Казан егетлэре» в 1996 году основал Рафаэль Мазитов. Знали ли тогда ребята, что состав коллектива поменяется по крайней мере пять раз? В нынешнем «Казан егетлэре» уже не осталось никого из их первого состава. «Это судьба, у всего свое время», – считает один из четырех участников первого состава группы Артур Мингазов.

Группа «Казан егетлэре» тогда и сейчас 

Группа образовалась на заре «свободной» татарской эстрады и стала одной из первых успешных коммерческих проектов на татарской сцене. Эту группу знают далеко за пределами республики. А первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев им как-то сказал: «Ребята, вы на 15 лет опережаете свое время». С этими словами трудно не согласиться, стоит только послушать первые записи коллектива. Если сравнить их с записями группы в нынешнем составе, сразу можно уловить разницу: «нынешние» поют в совершенно другом стиле. 

Как же сложилась судьба участников группы? Кто-то из них до сих пор на сцене, а кто-то открыл свое дело и занимается бизнесом. 

В 2009 году в составе «Казан егетлэре» можно было увидеть Айдара Аглямова, Марата Галимова и Артура Мингазова. В нынешнем составе из них остался лишь один Айдар. Марат несколько лет назад получил травму, сорвавшись с высоты, и попал в больницу. В 2017 году Марат мне сам признался: «Когда я оказался в больнице, на второй же день собрали новый состав, не верили, что я поправлюсь». 

С появлением нового состава «Казан егетлэре» Артур и Марат стали выступать вдвоем. И вот сейчас, спустя годы этот дуэт тоже распался, тем самым поставив точку в истории первого состава знаменитого коллектива. Правда, сцену ребята не оставили – Марат работает в группе Фирдуса Тямаева, Артур делает сольную карьеру и пробует себя в административной работе. 


«Больше не к чему стремиться» 

– Артур, мы с тобой общались в 2017 году, и тогда вы с Маратом строили большие творческие планы. Но буквально на днях стало известно, что ваш дуэт распался. Были серьезные причины? 

Да, наш разговор хорошо помню. Действительно, планы были большие. А сегодня этих планов нет. Знаешь, может показаться, что я хвастаюсь, но в какой-то момент оказалось, что мы уже на вершине – нам больше не к чему стремиться. Для певца достигнуть своего потолка – самое страшное. 

 Это я понимаю. Но кажется, что должно было быть еще что-то. Вы же не сели и не сказали друг другу: «Ну вот, достигли потолка, расходимся». 

Наверное, мешала и нехватка времени. Я ушел в административную работу. Меня назначили директором одного из культурных центров в Казани. Сейчас под моим руководством около ста сотрудников. Это большая ответственность. Мы с Маратом открыто поговорили. Марат очень хорошо себя проявил в качестве ведущего разных мероприятий – свадеб, юбилеев. Он легко находит общий язык со зрителем. Поэтому я ему предложил работать тамадой, а сам стараюсь хорошо выполнять свои обязанности в должности директора. 

– На фестивале «Татар жыры-2018», получив статуэтку, Марат вместо традиционных слов благодарности стал говорить что-то вроде: «У нас выступлений в виде дуэта «Артур-Марат», пожалуй, больше не будет». Мне показалось, что эти слова для тебя стали неожиданностью. Это так? 

Да, я не ожидал. Даже не думал, что он с праздничной сцены сообщит такую не особо приятную новость. Это я ему тоже сказал. А он отмахнулся: «Да ладно!» Возможно, хотел таким образом попиариться, я так и не понял. 


«Готовим новый проект» 

 Чем сейчас занимаешься?

  Выступаю сольно. Параллельно, как и сказал, работаю руководителем культурного центра «Сайдаш». Сейчас в нашем здании идет ремонт. Готовим новый проект. Пока все свое внимание, все свое время стараюсь посвящать этому проекту. Это еще один шаг в моей музыкальной жизни.

 – Расскажи, пожалуйста, что за проект?

  Хочется открыть в Центре «Сайдаш» продюсерский центр. Вроде и опыт у меня есть, и образование. Но самое главное – подготовленные нами звезды, хочу так их назвать, даст Всевышний, влюбленные в татарскую музыку, в творчество Яхина, Сайдашева, Музафарова, будут исполнять их произведения. Мы, если получится, творения наших великих композиторов будем подавать в немного упрощенном и облегченном виде.

 – Что-то вроде «Узгэреш жиле»?

  Нет, мы не будем, как они, «ломать» эти композиции, а сохраним их лучшие качества, высокий стиль и дадим им новое звучание.

 – Кто будет финансировать ваш центр?

  У нас муниципальное учреждение, поэтому деньги нам выделяет государство. Надеюсь, у нас получится. Мы будем обучать молодых исполнителей вокальному мастерству, и танцам, движению на сцене. Сейчас вот веду переговоры с разными популярными исполнителями. Мы их планируем звать на уроки. Должно получиться интересно.

 – Вы их научите и петь, и танцевать. А они уйдут в другой продюсерский центр. Что тогда?

  Они сами решат, как им поступить. Если мы сможем их обучить, буду только рад. Возможно, они смогут выходить на одну сцену с популярными артистами. Раньше была «Фабрика звезд» – немало артистов получили известность в рамках этого проекта.

 – А кого ты считаешь популярными исполнителями?

  Раяз Фасихов, Филюс Кагиров, Алсу Абельханова, Резеда Шарафеева и другие.

 «У каждого из нас своя дорога»

  Что можешь сказать о творчестве нынешнего состава группы «Казан егетлэре»?

  Что скажу – они идут своей дорогой. Молодцы – больше нечего сказать.

 – В 2017 году ты мне признался, что считаешь свои 15 лет в группе «пролетевшими впустую».

  Видимо, я был чем-то расстроен тогда. У каждого из нас своя дорога. Но от своих слов не отказываюсь.

 – Хотел бы побывать у них на концерте?

  Конечно, почему бы и нет?

 «С Маратом не общаемся»

  Как обстоят дела с твоей сольной карьерой?

  В мае выйдет мой альбом. Работаем, не сидим на месте.

 – Одному работать легче?

  Знаешь, с детства я пел один. Всегда видел себя сольным исполнителем. Даже когда начал петь в группе «Казан егетлэре», у меня было желание петь сольно. В то же время из группы уходить тоже не хотелось. Каждый из нас по-своему чувствует песню. Когда поешь в группе, ты не можешь показать все свои возможности. А сейчас я сам отвечаю за себя. Мне нравится! Я очень рад, что пою один.

 – В группе приходится слушать других. Это вам мешало?

  Не могу сказать, что мешало. Когда приходишь к определенному решению, учитывается и мое мнение, и мнение другого участника. А сейчас я сам как чувствую, так и исполняю.

 – А в каких вы сейчас отношениях с Маратом Галимовым?

  В последнее время с ним не общались, он находится на гастролях.

 – Но вы друзья, как раньше?

  Даже не знаю, пока не общались.

 – А вот такой вопрос: с Маратом приходилось выпивать?

  Конечно было.

 – А сейчас не пьете? Давно?

  Когда это было?! Не помню.

 – Понятно. Он сейчас работает с Фирдусом Тямаевым. Как к этому относишься?

  Я не могу учить Марата. Но считаю, что это совершенно неправильно. Марат уже давно заслуженный артист Татарстана, а Фирдус только-только получил это звание. Мне кажется, Марату совершенно не подходит такой статус – быть «под» другим исполнителем. В группе Тямаева он все равно не может остаться собой.

 – Видимо, деньги нужны. И жена намного моложе его самого…

  Да, именно так. Но все же каждый из нас сам выбирает себе дорогу.

 – А твоя жена общается с женой Марата?

  Нет, у них и разница в возрасте довольно большая. Взгляды разные. А так, конечно, поздороваться могут, но не общаются.

 – А с первой женой Марата твоя жена как? Общается?

  Вот с ней – да. Можно сказать, подруги.

 «У нас есть и дом, и квартира»

  Считаешь себя богатым?

  Ну как богатым… Довольны тем, что есть.

 – На какой машине ездишь? А у жены какая машина?

  У нас обоих Toyota Rav 4.

 – Своим домом живете? Сколько этажей в доме?

  Да, живем в одном из живописных уголков Казани. Два этажа.

 – Во сколько дом обошелся? В каком году построили?

  Насколько помню, он нам обошелся в 2,5 миллиона. Мы уже 12 лет живем в этом доме.

 – Много зарабатывали в группе?

  Раньше подобных «Казан егетлэре» групп не было. Обычно нас покупали.

 – Как это покупали?

  Бизнесмены вызывали на разные мероприятия.

 – Кредит платишь?

  Есть кредит, не скрою.

 – На что брал?

  Совсем не ожидал такого вопроса. Кредит связан с моей эстрадной деятельностью, но он небольшой. Скоро закрою.

 – Квартира есть?

  Да, есть.

 – Сколько лет вашим детям?

  Сыну 18, дочери 11.

 – Значит, сын уже с квартирой?

  Если получится, хотелось бы сыну дом построить, даст Аллах.

 – Дети говорят по-татарски?

  Они татарский знают в совершенстве, но в разговоре вставляют русские слова.

 – Если сын захочет жениться на русской, как отреагируешь?

  Мне было бы очень тяжело. Если честно, с сыном об этом еще не говорили. А он ведь растет, надо будет пообщаться с ним на эту тему.

 «Иногда сидели без денег»

  Где и кем работает твоя жена?

  Моя жена Луиза работает преподавателем в Казанском институте культуры и искусств. Профессор.

 – Приходилось сидеть без денег? Жить на зарплату жены?

  Конечно. У артиста месяц может не быть выступлений, а в следующем месяце он заработает на три месяца вперед. Разные были времена. Но мы всегда были вместе. Это и есть испытание для любви.

 – Наверняка приходилось подрабатывать, заниматься чем-то кроме сцены?

  Работал охранником. Дома же не будешь сидеть – надо кормить семью.

 – Где вы познакомились?

  Мы вместе учились в институте культуры. Познакомились в хоре. Помню, она была в огромных очках. На все лицо. Но я разглядел ее очень быстро и сразу влюбился.

 – Помнишь ваш первый поцелуй?

  Это было на улице Пушкина. Был чудесный зимний день, падал мягкий снег хлопьями. Прямо как в кино, я ее поцеловал под фонарем. Какие же вкусные были ее губы!

 – Откуда твоя жена? В каком году поженились?

  Она из поселка Актюбинский Азнакаевского района. В 2000 году сделали никах. Азнакаево неблизко. Едем – дорога не кончается… Помню, когда поехали просить руки невесты, мой папа пошутил: «Улым, нельзя было найти поближе к Казани?»

 – Попросили руки, и в тот же день сделали никах?

  Нет, никах на второй день. Дорога неблизкая, не хотелось родителей «гонять» два раза.

 – Значит были уверены, что не откажут.

  Ну как отказать такому парню, как я? (Смеется.)Мы там заночевали, а на следующий день нам прочитали никах.

 – Спать уложили с Луизой?

  Нет, конечно. Даже в доме не оставили ночевать. Меня увели в другой дом, а мои родители остались в доме тестя.

– Артур, а приходилось тебе плакать? Из-за чего?

Бывало. Например, когда умерла собака, я не выдержал, плакал. Помню этот момент: нас позвали в Москву на банкет. По дороге остановились у обочины, вышел из машины и разрыдался. И Марат, и наш администратор Булат это видели.

 А тебя обманывали?

Да, бывало. Иногда пользовались моим великодушием. Сейчас понимаю – надо хорошо относиться к людям, но слишком щедрым быть не стоит. Не говорю, что помогать не надо, но делать это в меру.

История группы «Казан егетлэре» мне кажется одновременно интересной и немного печальной. Возможно, когда-нибудь продюсер Рафаэль Мазитов сделает что-то наподобие «Дня встречи выпускников» – соберет всех солистов группы и устроит теплую встречу?