С помощью топора и Всевышнего: как в вологодской глубинке восстанавливают храмы Татарстана

Команда известного реставратора памятников деревянного зодчества в 2019 году вывезла на Вологодчину старинную церковь и мечеть из Татарстана для восстановления. Председатель Комитета РТ по охране культурного наследия Иван Гущин решил оценить ход и качество работ. В поездку отправился и корреспондент ИА «Татар-информ».

Сила рук и цифровых технологий

Имя Александра Попова известно не только в России. Лауреат Госпремии РСФСР восстанавливал исторические объекты в Норвегии и в США. Под руководством Попова была воссоздана действующая ветряная мельница-столбовка для крепости Форт-Росс, построенной в Калифорнии русскими переселенцами.

В городе Кириллов Вологодской области, где расположена мастерская реставратора, он прославился тем, что восстановил уникальную церковь Ризоположения XV века, которая находится на территории Кирилло-Белозерского монастыря.

Реставрационная мастерская мастера расположена неподалеку от монастыря. Здесь есть все необходимое, чтобы возрождать памятники деревянного зодчества: пилорама, столярный цех, кузница, небольшое архитектурное бюро. А самое главное — здесь есть увлечённые своим делом мастера: реставраторы, имеющие допуски к работе с объектами культурного наследия регионов России.

На сборочной площадке реставрационной мастерской находится мечеть из татарстанского села Большая Елга. Старинные бревна в ней чередуются со свежими венцами, которые изготовлены вручную при помощи старинных топоров, которыми работали зодчие из Татарстана. На всех старых брёвнах и деревянных элементах мечети нанесены тонкие металлические таблички с буквенным и цифровым кодом. При разборке старинного храма мастера тщательно пронумеровали все его элементы, внесли в компьютер и создали цифровую копию объекта. Впоследствии она поможет собрать мечеть на ее изначальном месте в Большой Елге в точном соответствии с оригиналом.

«Нам осталось положить последние два венца и соорудить кровлю с минаретом. После этого мы разберем храм и оставим на хранение в Кириллове, пока для мечети не сделают новый фундамент в Большой Елге. Бетонные работы можно делать только в теплое время года. У прежнего храма фундамента и вовсе не было, он стоял на четырех валунах, расположенных под углами здания», — рассказал Александр Попов. По его словам, сложнее всего вологодским мастерам далась реставрация михраба.

«Мы стараемся максимально сохранить все подлинные элементы мечети, хотя это непросто, многое прогнило. Сильно пострадал михраб, пришлось менять много деталей. Вообще его трижды собирали, пока все не сошлось», — рассказал Попов.

Народная любовь, сберегающая храмы

Мечеть в Большой Елге будет собрана по старинным технологиям. Гидроизоляцию кровли и фундамента выполнят берестой, как это делали в старину. А в качестве межвенцового утеплителя будет использован натуральный мох. Для изготовления новых венцов и элементов мечети, реставраторы заготовили лес в пяти лесопунктах Вологодской области и Карелии. Брали только ель зимней рубки, которая устойчива к гниению и не дает сильной усадки. Над возрождением мечети трудятся около десятка мастеров, работа идет по графику, хотя мечеть построена непросто. «Нижние венцы срублены „в чашу“, верхние — „в потемок“, а михраб вообще срублен „в лапу“», — пояснил он.

В процессе реставрации мастера также планируют восстановить конструкцию чернового пола, который изначально был сплошным на всей площади здания и зажимался венцами сруба. Древние строители храма специально выбрали такую технологию, чтобы придать зданию наибольшую прочность. Позднее, когда полы сгнили, плотники просто вырубили остатки досок, а затем настелили пол уже фрагментами. Как отметил Александр Попов, помимо михраба у мечети также сильно пострадали кровельные конструкции.

«Минарет был накренен сразу по двум сторонам, он не упал только благодаря тому, что его постоянно ремонтировали. Из восьми стоек минарета четыре были прикручены швеллерами. Окладные бревна сгнили, и минарет фактически провалился», — сказал он.

В беседе с корреспондентом ИА «Татар-информ» руководитель мастерской подчеркнул, что жители Большой Елги очень любили свою мечеть, что видно по следам ее ремонта. Работы старались вести аккуратно, бережно. «Жители деревни постоянно мне звонят, спрашивают, как идет ход реставрации, просят прислать фотографии», — признался он.

По прогнозам Попова, восстановленную мечеть привезут в Большую Елгу летом 2020 года, когда будет полностью готов фундамент. Для храма также уже изготовлены новые оконные рамы и детали минарета.

Задумка зодчих, зашитая под досками

Рассказывая об этапах восстановления мечети, Александр Попов не удержался и сам взял в руки топор, показав, как мастера подгоняют венцы. Топоры — особая страсть Александра Попова, в его коллекции их сотни. Реставратор коллекционирует топоры разных эпох от неолита до наших дней. Небольшая часть выставлена в музее при мастерской, остальные лежат в запасниках тщательно пронумерованные и внесённые в базу.

«У мастеров в древности было очень много разных инструментов. Одними тесали бревна, другими вырубали чашки, третьими выбирали пазы… По этим топорам мы создаём точные копии инструментов, которыми впоследствии производим реставрационные работы», — рассказал Попов.

Казалось бы, зачем в 21 веке изготавливать примитивные плотницкие инструменты, а затем тратить огромные усилия для того, чтобы вручную рубить и тесать бревна? Ведь сруб все равно будет спрятан за обшивкой из досок и работу зодчих никто не оценит. На этот вопрос корреспонденту ИА «Татар-информ» ответил мастер-реставратор Николай Фризин.

«Нашу работу никто не увидит, это верно. Однако, если мечеть через сотню лет будет вновь нуждаться в ремонте, то новое поколение реставраторов после разборки здания увидит, как оно изначально создавалось. Благодаря нашим усилиям, они смогут воссоздать памятник в первоначальном виде. Так, как его построили в 1879 году», — пояснил Фризин.

Слюдяницы и ковка для церкви

Параллельно в вологодской мастерской идет полным ходом и подготовка к восстановлению церкви из села Архангельские Кляри, которую разобрали и вывезли на Вологодчину минувшим летом. Венцы храма и колокольни пока лежат рядом со сборочной площадкой, поскольку основное внимание мастеров пока приковано к мечети. Тем не менее, для церкви уже выполнены элементы ковки, столярные изделия включая коробки для окон и слюдяницы, которые в древности использовались в окнах вместо стекол. Этот вид изделий в России никто не делает, но мастера под руководством Александра Попова освоили и эту технологию.

«Оплетку для слюдяниц мы изготавливаем из луженой меди, она соединяется медными клепками. Мы закупаем натуральную слюду и производим точные копии слюдяниц XVIII века», — рассказал Попов. Он уточнил, что точно также воссоздана и ковка. Решетки для окон, оконные и дверные петли, засовы выполнены именно так, как и задумывались зодчими. Кузнецы выковали даже четырехгранные гвозди, которые пользовались при строительстве храма. «Как только разберем мечеть для отправки в Татарстан, сразу приступим к сборке церкви, лес для нее мы уже заготовили», — говорит он.

Александр Попов не стал загадывать, сколько венцов и других деревянных конструкций удастся сохранить. «Храм был в очень плохом состоянии, частично разрушен, если бы не разобрали церковь, могли совсем ее потерять», — пояснил реставратор. Он напомнил, что к началу реставрационных работ серединная часть церкви почти полностью разрушилась: обвалилась крыша и части стен. Колокольня была собрана на стальных костылях, благодаря чему смогла устоять.

Вернуть храмы верующим

Проверяя ход реставрационных работ, председатель Комитета РТ по охране культурного наследия Иван Гущин лично поднялся на леса, проверил соединения венцов, качество вырубленных пазов, Александр Попов провел ему экскурсию по столярным цехам, кузнице, помещениями где собирают слюдяницы и делают проектные документы для возрождения храмов.

«Для нас это экспериментальный пробный шаг, когда храмы из Татарстана вывозятся для реставрации за тысячу километров. Возрождение памятников — сложный технологический процесс, когда перебирается каждое бревнышко. И по заверению Александра Попова, мы к 100-летнему юбилею ТАССР увидим в селе Большая Елга отреставрированный объект культурного наследия. Сейчас важно не останавливаться. Мы видим, что уже готовы столярные изделия для церкви, работают кузнецы, столяры, плотники, организован правильный производственный процесс», — прокомментировал Гущин.

В беседе с Александром Поповым председатель Комитета обратил внимание, что все храмы должны не просто вернуться в отреставрированном виде, они должны быть пригодны для использования в качестве культовых объектов.

«Церковь и мечеть важны не только с точки зрения архитектуры, но и с точки зрения религиозного назначения. Очень важно продумать вопросы отопления, устройства полов, чтобы они были теплыми. Для нас важно, чтобы местные жители пользовались храмами также, как и сотни лет назад», — пояснил он.

По словам Ивана Гущина, в охранном реестре Татарстана находится еще 120 объектов деревянного зодчества и примерно столько же «полукамушков». Ряд уникальных объектов находятся в удручающем состоянии, требуют ремонта и уже есть проекты их реконструкции.