«Носила под сердцем мертвого малыша»: драматичная история самой красивой пары эстрады Башкортостана

Танцевально-поющий дуэт Фарзалии и Дениса Ибрагимовых называют самой красивой парой башкортостанской эстрады. О своей непростой истории пара рассказала в интервью башкирскому журналисту Дили Мухаррям-Хайретдиновой, опубликованном в газете «Диляфруз».

Я давно слежу за их творчеством. Особенно близка душе их песня «Ярый әле, син янымда» («Хорошо, что ты рядом») слушаю ее по несколько раз. Композиция не просто совпадает с душевным состоянием исполнителей и их жизненными переживаниями. Кажется, она написана специально для них. Молодая семья переживает вместе рука об руку и счастливые моменты, и тяжелые испытания, и, как в песне, говоря друг другу «Хорошо, что ты рядом», идут вперед, несмотря на невзгоды.

Денис! Вы родились в Узбекистане. Какие воспоминания остались у вас в душе о тех теплых краях?

Мои родители родом из села Яшерганово Стерлибашевского района Башкортостана. Отец Джаудат Миннигалиевич — тракторист. Мама Фавалия Сагитзяновна работала художественным руководителем в Доме культуры, а еще пионервожатой в школе. В конце 1970-х годов родители уехали в Узбекистан, а в начале 90-х вернулись обратно на свою родину.

Что касается детских воспоминаний, помню, как мы играли между домами, а во дворе каждого дома был бассейн. Мы с удовольствием купались. Сейчас я не особо люблю фрукты и ягоды, а в детстве, говорят, ел арбузы так, что головой забирался внутрь.

Разговаривать начал на русском языке, первыми словами были «мама» и «папа». Узбекского не знаю. Когда мы вернулись в деревню, стыдился обращаться к ним «әти-әни». Постепенно, бегая за детворой, стал учить татарские слова. Пел татарские песни.

Мы росли в семье втроем, я самый младший. Брат Филюс — тракторист, предприниматель. Сестра Разина — фармацевт по образованию, заведующая аптекой. Они с семьями живут в Стерлитамаке.

Фарзалия, вы выросли в семье известного журналиста. Наши читатели еще помнят статьи Васили Камалетдиновой. А кем по профессии был ваш отец?

Мой папа Юсуп Саматович Камалетдинов работал заместителем директора Уфимского государственного цирка. Он родом из деревни Курмантау Гафурийского района. Когда умерла его мама, отцу было всего одиннадцать дней от роду. До шести лет воспитывался у бабушки. Когда и ее не стало, отца отправили в детский дом. К тому моменту его брат еще не достиг совершеннолетия. Вероятно, по этой причине ему не разрешили воспитывать младшего брата.

Когда я пошла в первый класс в 1985 году, отца не стало. Врачи не сумели поставить ему верный диагноз. На наших глазах за две недели он угас. Его лечили от гепатита, от ангины. Оказалось, он заболел геморрагической лихорадкой. Медики использовали противоположные методы лечения. Наверное, тогда никому и в голову не пришло, что в городе можно заразиться мышиной лихорадкой.

Мы жили в гостинице рядом с цирком, стояли в очереди на трехкомнатную квартиру. После смерти отца нам выдали двухкомнатную. К нам переехали дедушка и бабушка из Стерлитамака. Мне было семь лет, а сестренке Гузель — пять с половиной. Бабушка с дедом воспитывали нас. Связь с родными отца, к сожалению, оборвалась.

Ваши родные люди религиозные. Как они отнеслись к тому, что вы выбрали танцы своей профессией?

Я танцевала с детства. В школе могла пропустить уроки, а вот танцы — никогда. Конечно, мама не знала об этом.

Я мечтала учиться в школе балета. Когда мама повела меня в хореографическое училище, успела там пообщаться с другими родителями в коридоре, и, пожалев меня, не стала подавать документы. Потом отдала меня на бальные танцы в дом культуры «Синтезспирт». После трех лет успешных занятий наш мастер ушел с работы, и нас присоединили к эстрадникам.

В школе я училась не очень хорошо. Поэтому в десятый класс меня не приняли. Я поступила в профессионально-техническое училище при АО «Башкирэнерго». В приемной комиссии посмотрели на мои оценки в аттестате, и взяли с испытательным сроком. Опасения оказались напрасны, я училась с большим желанием.

Мы стали последним курсом телефонистов междугородной связи. После нас на это отделение студентов не набирали. Кстати, училище я окончила с красным дипломом. Затем окончила Уфимский колледж технологии и дизайна по специальности «конструктор-модельер».

А в данный момент мы с Денисом учимся в Башкирском государственном педагогическом университете на четвертом курсе филологического факультета. Скоро получим дипломы.

«Скажи маме, что приведешь домой невестку!»

Маме были хорошо известны тонкости профессии актрисы, и она знала, что бросить сцену практически невозможно. Мне было где-то лет 25, когда она сказала: «Дочка, потанцевала, и хватит. Пора устраиваться на нормальную работу». Я спросила: «Мама, ты, будучи журналистом, работая пять дней по восемь часов в неделю, работая над статьями даже по ночам, какую зарплату получаешь? Я же езжу по гастролям — примерно один-два концерта в неделю. До обеда занимаюсь дома домашними делами. По вечерам, когда есть свободное время, сажусь за швейную машинку. Могу шить на заказ, когда мне удобно, когда душа лежит. А зарплата получается больше, чем у тебя».

Я сшила костюмы для Зили и Хасана Усмановых, Альбины Хакимовой, Азамата Гаффарова, Резиды Аминовой, Эльмира Газизуллина и других артистов и разных групп.

Через некоторое время мама дала согласие: «Хорошо, занимайся тем, что нравится».

Шитье, танцы, сцена — вот мой мир. Это сейчас я стала уделять шитью меньше времени, потому что хочу больше времени посвятить нашей дочери.

Денис, а как вы выбрали профессию танцора? Мечта детства?

В детстве я мечтал стать трактористом. Даже сегодня, увидев комбайн или другую технику, я не могу отвести глаз. Собирался поступить в Сызранское авиационное училище. После 11 класса врачи положили меня в больницу с язвой желудка. Потом наш колхоз направил меня учиться в Стерлитамакский межотраслевой колледж. Я должен был вернуться в родное село инженером.

До школы я успел поучаствовать в телевизионном песенном конкурсе «Чулпылар». Победив в районном туре, занял первое место в отборочном в Стерлитамаке. Получил приглашение в Уфу. Так я стал лауреатом фестиваля «Башкортостан йолдызчыклары». С песней «Әссәламүгаләйкем» я был очень популярным мальчиком в республике. Моя песня часто звучала на радио и телевидении. В школьные годы мне довелось стать участником еще нескольких конкурсов республиканского уровня. Но по состоянию здоровья мне не разрешали танцевать, нельзя было заниматься силовыми упражнениями. Несмотря на все ограничения, я поступил в Башкирский республиканский колледж культуры и искусства в Стерлитамаке. На эстрадном отделении три года учился на танцора. Затем Эльмир Газизуллин пригласил меня поработать в свою команду.

Фарзалия: Судьбоносная встреча произошла весной 2007 года. Мы с Денисом познакомились в коллективе Эльмира Газизуллина. Вместе танцевали. Все лето ездили на гастроли, к осени подготовили новую программу. Сами не заметили, как в декабре стали мужем и женой. Пока мы были на гастролях в Сибири, наши родители обсудили все нюансы предстоящей свадьбы.

— Разница в возрасте не испугала ваших родителей?

Фарзалия: Тогда Денису было всего 20 лет, а мне уже почти 30. Он младший ребенок в семье, всеми любимый и опекаемый — отец с мамой, сестра и брат души в нем не чают. Конечно, они волновались за его будущее. Но никто не встал поперек нашего брака. Будущая свекровь сказала сыну: «Дам я свое согласие или нет — судьбу ты выбираешь сам».

Денис: Заранее не стал говорить Фарзалии, что приглашаю ее познакомиться с родителями. Пригласил якобы в гости, отдохнуть вместе с одногруппниками, помыться в бане и собрать картофель в огороде.

Фарзалия: Я не особо хотела ехать. А его друзья меня переубедили. И я как-то между слов, шутя, сказала Денису: «Ты там скажи маме, что приведешь домой невестку!» Хотя к тому времени между нами еще не было отношений.

Когда мы приехали в деревню, родители Дениса тут же устроили мне допрос: кто я и откуда, откуда мои родители. «Вот тебе и раз, вот тебе и в гости», — думала я, отвечая на их вопросы.

Денис: Вот мы вместе уже 13 лет, и по сей день она все та же Фарзалия! Вьет из меня веревки, заставляя бегать! (Смеется.)

Фарзалия: Наша дружба началась с озорства. По правде говоря, мы не полюбили друг друга с первой встречи, не было такого, что наши взгляды встретились и пробежала искра. Постепенно в душе Дениса возродились теплые чувства, а я, чувствуя это, стала сопротивляться. Меня испугало, что он намного меня моложе. Я старалась показать себя перед ним не в лучшем свете.

Поделилась сомнениями с бабушкой: «Он еще совсем зеленый! Как я могу выйти за него замуж?!» А она сказала: «Ай, дочка! Если сказал, что возьмет замуж, так и сделает». Все случилось именно так.

В декабре 2007 года состоялось наше бракосочетание, а в марте 2008 года я пришла в дом Дениса в качестве невестки.

А расписались мы в день моего 30-летия, 25 июля, — сделала на свой день рождения лучший подарок!

Ваше первое выступление в качестве парного дуэта — помните его?

Денис: Набравшись опыта в группе Эльмира Газизуллина, мы немного поработали с Флоридой Исмагиловой. Затем успешно занимались творчеством у Лейлы и Рустама Галиевых. Наш первый клип был на песню «Сөелеп яшик». 

Фарзалия: В клипе «Ярый әле, син янымда» мы танцуем в воде. Мы давно задумывали снять нечто такое. Клип снимался в деревне Шамонино. Купили доски и соорудили большую сцену у сестры дома. Завернули все баннером и черной тканью, а на пол пустили воду. Специально для нас затопили баню. Потому что вода была холодной, ноги быстро начинали мерзнуть, мы бегали в баню согреться и вновь продолжали снимать.

На данный момент мы руководим детской танцевальной студией D&Fв 84-й гимназии Уфы. В ней занимаются больше 30 детей. Трижды в неделю проводим занятия. Вместе с учащимися участвуем в различных конкурсах, на концертах телеканала «Туган Тел».

Артисты всегда между собой конкурируют, порой возникают недопонимания. Конфликты закулисья, ревность из-за фанатов — между вами такое случается или вас все это обходит стороной?

Денис: Наверное, закулисная жизнь нас определенным образом закалила. Фарзалия — жизнерадостный человек, любящий общение. Раньше я ее ревновал, сейчас к этому отношусь с пониманием.

Она не обращает внимания на чужие слова, не расстраивается по этому поводу. Я же внимателен и к комментариям в социальных сетях. Но в творчестве намного легче работать в паре, не остается места недопониманию в семье.

Фарзалия: Я оптимист по жизни и, что бы ни случилось, всегда стараюсь находить в ситуации положительные стороны.

Мы выросли с бабушкой, дедушкой и мамой. Мои близкие постаралась заложить во мне лучшие человеческие качества. Не умею обижаться, у меня нет таких знакомых, с кем я не общаюсь.

«Почти две недели носила под сердцем мертвого малыша…»

— Вернемся к событиям 12-летней давности…

После свадьбы мы узнали радостную весть о том, что под сердцем у меня бьется сразу два маленьких сердечка. Мы были рады и счастливы. На очередном УЗИ нам сказали, что в 18-19 недель у одного из малышей перестало биться сердце. Почти две недели я носила мертвого малыша. Назначили четвертый консилиум, собрались специалисты в своей области. «Вы еще так молоды! Сможете забеременеть еще. Есть большая опасность, что с малышом придется удалять и матку. Мы не сможем сохранить жизнь второго малыша. Необходимо прервать беременность», — вердикт врачей был таков.

Два малыша под сердцем… Один уже не живой, а второй живет и растет. Врачи не смогли предложить ничего, кроме как убить пока еще живого младенца.

Мама меня успокоила: «Не плачь! Мы идем к другому доктору», — и повела меня в Республиканскую клиническую больницу имени Г. Г. Куватова. Мы попали в руки опытного врача Альбины Максутовны. Она показала меня хорошему специалисту, профессору. К сожалению, сквозь слезы отчаяния я даже не запомнила его имени. Но я благодарна ему всю свою жизнь! Он задал всего один вопрос: «А что ТЫ хочешь?» Я ответила, что хочу сохранить жизнь своему малышу. «Иди ложись в больницу!» — сказал он тогда.

Я провела в больнице все 20 недель, денно и нощно лежала под капельницей. Мне давали лекарства для того, чтобы погибший зародыш не начал разлагаться у меня в матке, и кололи уколы, чтобы сохранить жизнь другого, живого малыша.

Это были самые тяжелые времена. Мы не могли продолжать работать. Необходимы были дорогие препараты. Родители помогали нам материально.

Денис устроился на работу экспедитором. Вместе с другом на «КАМАЗе» возили кислоту.

Нам очень повезло, мы попали в хорошие руки и смогли сохранить жизнь нашего ребенка. 2 декабря путем кесарева сечения появилась на свет наша долгожданная, выстраданная, выплаканная доченька.

На операционном столе я не могла не спросить: «Как второй?» Мне сказали: «Забудь об этом!»

Денис: Мы очень долго выбирали имя нашей дочке. Ни одно имя ей не подходило. И вдруг в душе четко высветилось имя Залия. Очень близко к имени матери — Фарзалия, и смысл имени хороший, означает чистоту и невинность. Наша дочь Залия растет и приносит нам только радость, хвала Аллаху.

Малышке был всего год, когда Гузель Уразова и Ильдар Хакимов предложили нам работать в своем коллективе. Плотный график гастролей. Мы не хотели оставлять Залию надолго. В этот период мы организовали свои концерты.

Когда мы пришли в группу Лейлы и Рустама Галиевых, зрители стали нас узнавать. Наше творчество получило развитие на другом уровне. Мы встали на ноги.

Фарзалия: Несколько раз приходилось уходить со сцены, делать перерыв в выступлениях. Забеременев второй раз, в 12 недель я снова пошла на УЗИ. Врач неделю водил меня к себе, постоянно находя причины: «Ребенок перевернулся, не могу посмотреть, приходите завтра! Спит, растормошите, погуляйте перед приемом». Залия тоже пошла со мной, сказала, что хочет посмотреть на малыша. Именно в этот день узист нам сказал: «Сердцебиение ребенка не определяется, я так и думал». Я плачу, Залия звонит отцу.

Третья беременность. И я вновь оказалась между жизнью и смертью. Плацента была прикреплена очень низко.

Мы только-только переехали в нашу новую квартиру. Делая ремонт в детской, постарались выбрать универсальные цвета, чтобы подошло и мальчику и девочке. Мы мечтали, что родится сын.

В этот день я сходила на УЗИ, все шло хорошо. Вечером мы были приглашены на праздник. Мыла посуду, как вдруг сильно заболела поясница. Я перестала чувствовать ноги, сильно болела спина. Вернулся Денис домой, а я смеюсь сквозь слезы, и говорю, что не могу встать.

Вечером мы выступали на празднике врачей. Я упала, меня увезли в больницу на «Скорой». Проведя обследование, сказали, что меня, беременную, лечить не смогут, и отправили домой. Ходила на иглоукалывание. Плацента находилась низко, и мне приходилось больше лежать. Потом выяснилось, что плацента прикреплена неправильно, точнее, она вросла в шов от предыдущего кесарева. Оказывается, такое случается очень редко, но это опасно для ребенка и матери. Мы находились под постоянным наблюдением врачей, была запланирована операция.

В 28 недель ночью я проснулась в луже крови. Меня экстренно увезли в операционную. На месте находился только один дежурный врач. До наркоза я не выпускала из рук телефон, звонила мужу. «Денис! Найди врачей, остановите операцию, ведь еще рано! Помоги мне», — умоляла я его.

Оказалось, что плацента вросла и в мочевой пузырь. Выполнили очень сложную операцию. К счастью, я попала в хорошие руки, врачи сделали всё, чтобы сохранить мне жизнь.

Денис: Операция длилась пять часов. Жизнь Фарзалии буквально висела на волоске. Она успела потерять много крови, целую неделю пролежала в реанимации.

Ребенка сразу же увезли в ДРКБ. Сказали, что ребенок неправильно дышит, требовалось срочное хирургическое вмешательство. Такие операции новорожденным делают часто, но так как наша малышка родилась сильно недоношенной, она не смогла пережить операцию. Доченька прожила всего три дня… Она родилась 1 июня.

О самочувствии Фарзалии я узнавал только через врачей. О смерти дочери велели ей не говорить.

Мы похоронили дочь по мусульманским канонам, назвали ее Джаннат. Фарзалию перевели в палату, наступил день выписки. Но я так и не решился рассказать ей о смерти нашей новорожденной малышки. Обо всем сказала ее сестра Гузель. Вместе с родными встретили Фарзалию из больницы. В это тяжелое для нас время наши родные и близкие находились с нами, оказывая поддержку…

P.S. Когда мы договорились об интервью с Фарзалией и Денисом Ибрагимовыми, они пригласили меня к себе в гости. В этот день в честь дня рождения дочери Залии в доме Ибрагимовых собрались подруги именинницы. Глава семейства приготовил дымламу, хозяйка сделала салаты, испекла пироги. Наше теплое общение началось на кухне. На протяжении всего интервью в доме звучал радостный детский смех. Ради этого счастья Фарзалие и Денису пришлось пройти через столько испытаний. Казалось, что этим вечером я прочла большой роман о жизни. Смотря на своих героев, я испытала искреннее восхищение, гордость и всей душой и сердцем полюбила их.

СПРАВКА:

Денис Джаудатович Ибрагимов

День рождения: 10 апреля 1987 года

Место рождения: Узбекистан, г. Ташкент, Ангрен

Любимая еда: мясные супы, шашлык

Любимая группа: «Руки вверх»

Кумир: Майкл Джексон

Девиз: «Кто на что учился»

Фарзалия Юсуповна Ибрагимова

День рождения: 25 июля 1978 года

Место рождения: г. Уфа

Семейное положение: супруг Денис Ибрагимов, дочь Залия (12 лет)

Любимые цветы: ромашки

Наставник: мама Василя Камалетдинова — журналист

Любимая еда: картофельные супы

Девиз: «Нужно прожить так, чтобы в конце не пожалеть о бесцельно прожитых годах!»