Руководитель Госкомархива РТ Ирада Аюпова: «Иногда нам приходится работать как детективное бюро»

Председатель Государственного комитета Республики Татарстан по архивному делу Ирада Аюпова рассказала в интервью корреспонденту «Татар-информ» о том, почему архивная служба Татарстана старше самой республики, какая информация наиболее востребована, что было написано в первых документах столетия назад и какие секретные документы хранятся в архиве.

 Когда родились архивы?

– Ирада Хафизяновна, в будущем году у вашего ведомства – вековой юбилей. Однако республика свое столетие будет праздновать лишь через три года. Возникает вопрос: как архивная служба могла появиться раньше, чем сама Республика Татарстан?

– Действительно, в будущем году мы планируем отметить столетие архивной службы Республики Татарстан. Хотя эта дата вызывает очень много споров. Говоря о столетии, мы имеем в виду централизацию архивной службы России. На самом деле практика сохранения документальных источников уходит своими корнями в период Золотой Орды и Казанского ханства. Со времен Петра I всем учреждениям Российской империи было предписано сохранять результаты делопроизводства и создавать ведомственные архивы. Наши российские коллеги будут отмечать свой юбилей в июне, а что касается Татарстана, празднование придется на ноябрь 2018 года. 

Замороженные документы

– Вы уже готовитесь к юбилею?

– Все основные мероприятия проводятся в рамках реализации государственной программы развития архивного дела Республики Татарстан. Сегодня завершается ремонт зданий государственных и муниципальных архивов. Мы ведем активную работу по оцифровке архивных документов. Для сравнения: если на начало 2016 года было оцифровано менее одного процента документов, то к 1 января 2018 года мы планируем увеличить этот показатель в три раза. Нужно учитывать, что сейчас у нас на хранении миллионы документов, и с каждым днем этот объем увеличивается. Так что оцифровка – процесс перманентный и непрекращающийся. 

Ключевое мероприятие 2018 года – международная конференция «От пергамента к цифре», которая будет проводиться нашей службой под эгидой Росархива. Это мероприятие пройдет в Казани, на нем будут обсуждаться актуальные вопросы архивного дела не только в масштабах страны, но и мира. В повестку конференции будут включаться такие вопросы, как межархивные коммуникации с использованием современных технологий, в том числе блокчейна; полнота и сохранность электронных документов и цифровых архивов (например, как сохранить цифровую достоверность электронного документа через 30–50–70 лет). 

Если вы попытаетесь сегодня воспроизвести документы, которые были созданы на магнитных носителях в 80-х годах прошлого столетия, будет очень трудно, во-первых, по причине того, что найти устройство, которое считывает информацию с тех же дискет старого образца, достаточно сложно в современных условиях. Я уже не говорю про операционные системы и программные продукты. 

Еще один вопрос конференции – обеспечение сохранности документов на традиционных носителях в условиях современной техногенной среды. 

Мы должны понимать, что часть документов на традиционных носителях сегодня отреставрировать и сохранить не в наших силах. Их можно только законсервировать, чтобы будущие поколения смогли восстановить эти документы и обеспечить их сохранность. Для этого, например, используются криотехнологии, глубокая заморозка, которая сейчас широко применяется архивистами Китая. 

Почему старая бумага надежнее?

– Какие технологии по сохранению документов применяются в Татарстане?

– Сегодня в архиве современно оборудованная лаборатория. Мы периодически проводим комплекс дезинфекционных мероприятий для защиты документов от грибков и в основном плесени. Это химические способы защиты. Также у нас есть целый процесс нейтрализации бумаги, раскислочивания. Дело в том, что бумага рубежа XIX–XX веков имела низкую кислотность из-за способа ее производства. Такая бумага лучше хранится. 

Сегодня химия вошла во все сферы жизни, и производство бумаги не стало исключением. Все делопроизводство ХХ века велось на высококислотной бумаге, которая очень быстро разрушается, именно поэтому такие документы мы храним в бескислотном, то есть нейтральном картоне. Замечу, что в архивы обращается большое число пользователей, и, конечно, это замечательно. Многие меня поймут: когда листаешь аутентичный документ, написанный два-три столетия назад, получаешь фантастическое удовольствие, но для самого документа это опасно! Поэтому оцифровка – это даже не столько средство обеспечения доступности архивов, сколько инструмент обеспечения сохранности документов. Два года назад я ввела жесткое правило – работать с документами только в перчатках и требую этого от своих архивистов. Мы обязательно должны учитывать, насколько документы различных типов качественно сохраняются и насколько мы сегодня можем гарантировать, что следующим поколениям передадим их в том же состоянии, а может, и в лучшем, чем они дошли до нас. 

Неподъемные дела и секретные документы

– Интересно, а какая часть татарстанского архива засекречена?

– Не более одного процента всех документов. Здесь больше встает вопрос этики. Например, сведения о персональных данных – эта информация, с одной стороны, вроде бы не секретная, но без подтверждения права на ее получение мы не можем предоставить полный доступ к документам. 

– Сколько документов хранится в Госархиве Татарстана?

– Дело в том, что основными единицами учета документов в российском архивном деле являются архивный фонд и единица хранения или дело. В деле может быть один документ, а может быть и несколько сотен. Поэтому назвать точное количество документов довольно сложно. Отмечу лишь одно, что в Архивный фонд Татарстана включено чуть более четырех миллионов дел. Также в Государственном архиве Республики Татарстан хранится почти два миллиона газет и книг, которые издавались на территории республики начиная с 1926 года; есть издания и более раннего периода. 

– Расскажите о самых ценных, уникальных документах.

– Каждый документ уникален. Но я могу выделить, например, грамматику арабского языка XII века. Этот документ включен в республиканский реестр уникальных документов. Также хочется отметить жалованную грамоту императора Павла I братьям Боратынским на земельные угодья в Тульской губернии. Качество документа просто потрясающее! По сути, это произведение искусства! Есть очень интересные документы советской эпохи, связанные с событиями 30-х годов прошлого века. Например, следственное дело Карима Тинчурина невозможно читать без слез. Хранится у нас и автобиография известного поэта Мусы Джалиля. Каждый пользователь может найти нужные для себя документы. 

Клад для исследователей

– Какие архивные документы наиболее востребованы?

– Это документы, связанные с установлением и изучением своей родословной: метрические книги (магометанские и православные) и ревизские сказки. Если вы придете в читальные залы, то увидите, что очень много пользователей занимаются изучением истории своей семьи, составлением генеалогического древа. 

– Как обычный казанец может стать пользователем Госархива?

– Необходимо написать заявление на имя директора Государственного архива Республики Татарстан, на основании которого оформляется читательский билет. После этого пользователь без проблем может заниматься изучением архивных документов. Более того, в двух читальных залах нашего архива (ул. Декабристов, 4 и ул. 8 Марта, 5а) мы открыли точки доступа к удаленному электронному читальному залу Президентской библиотеки имени Б. Н. Ельцина. 

У нас есть планы по оцифровке и обеспечению онлайн-доступа к документам нашего региона, хранящихся в Российском государственном историческом архиве. Например, в нем отложилось много картографических материалов, которые помогут краеведам и энтузиастам в изучении истории населенных пунктов. 

Там же хранятся интереснейшие этнографические материалы: какими промыслами занимались жители того или иного села, какую одежду они носили, гендерный состав, количество детей в семьях, какие применялись традиции в ведении домохозяйств. Все это очень интересный контент, настоящий клад для исследователя, который действительно позволяет понять, как жили наши предки, и задуматься о том, как мы живем сейчас. 

Генеалогические древа «прорастают» все активнее

– Люди каких возрастов чаще приходят в архивы?

– Как правило, это люди среднего и пожилого возраста. Среди них много тех, кто обращается к изучению своих корней (обычно уже будучи на пенсии). Но мы очень тесно работаем и с молодежью. У нас есть проекты, реализуемые совместно с Форумом татарской молодежи. Например, исторический клуб «Тарихи-бранч», одной из целей которого является демифологизация событий. У нас хранится почти два миллиона газет и книг, которые издавались на территории республики начиная с 1926 года, есть и более ранние экземпляры. Это так называемая нерецензируемая зона. То есть каждый сам может прочесть факты, информацию о событиях из первых рук, а не по чьей бы то ни было рецензии или в контексте чужого мнения. В этом и состоит прелесть архивов – они сохраняют без ремарок, без редактирования то, что было много лет назад. 

Очень интересный проект был у нас с «Татармультфильмом» – конкурс на лучшее генеалогическое исследование. 

Произошла такая ситуация: пришла семья – мама с дочкой Азимовы, подняли документы, и оказалось, что это представители одной из ветвей знаменитого купеческого рода Азимовых. Вот такие уникальные случаи в нашей жизни происходят! Вообще работа с детьми – наше приоритетное направление. В будущем году на нашей площадке мы планируем создание школы юного архивиста, где будем учить детей, во-первых, сохранять свои семейные архивы, во-вторых, работать с документами и, в-третьих, уметь управлять информацией. 

Архивные детективы

– Можно ли сказать, что архивист – это современный передовой специалист?

– В Госархиве Татарстана работает очень много молодежи. Яркие, креативные, талантливые. Их всех объединяет одно – они настоящие фанаты своего дела. Сотрудники архивов – это специалисты, которые стремятся каждый день открывать для себя что-то новое. 

Исполняя какой-либо запрос, я иногда иронизирую с коллегами, что нам приходится работать как бюро расследований. Допустим, приходит человек, который хочет изучить свою историю, а у нас нет документов, подтверждающих его корни, так как кто-то из его родителей в силу тех или иных причин немного скорректировал свою биографию. И вот начинается исследование. Мы поднимаем различные виды документов: метрические записи, партийные документы и другие. Это действительно увлекательный процесс. 

Самое главное чувство, которое должно определять архивиста, – это эмпатия. Если человек пришел в архив, и хочет что-то изучить, значит, мы нужны. Защита прав человека должна быть первична для архивов, и именно поэтому эмпатия как ключевая компетенция архивиста обязательно должна присутствовать.