Овцы загрызаны, собака застрелена: в селе под Челнами вспыхнул конфликт местных жителей и фермера

Деревня Биюрган Тукаевского района бурлит. На днях здесь демонстративно застрелили собаку, которая принадлежала местным жителям. Пес якобы напал на овец живущего в селе фермера. В конфликте предпринимателя с соседями разбирался корреспондент ИА «Татар-информ».

«Внедорожник два раза проехал по собаке»

Утром 11 марта местные жители утра услышали выстрел и выбежали на улицу. Как рассказал изданию житель деревни Олег Грядунов, неподалеку от дома он увидел бьющуюся в конвульсиях собаку, снег вокруг был забрызган кровью. Рядом стоял человек с ружьем, который сел в красный «Рено» и уехал. Грядунов узнал в человеке с ружьем местного фермера. Он уверяет, что это был Фаиль Хуснетдинов.

Другой житель Павел Иванов, который выбежал на пальбу, снял на видео умирающую собаку. «Собака домашняя. На ней был ошейник, который не заметить просто невозможно. Правда, ее хозяин так и не отозвался. Деревенские напуганы, они уверены, что фермер может „переключиться“ на владельца и устроить ему адскую жизнь», — уверяет биюргановец.

Иванов вызвал на место происшествия полицию, журналистов, зоозащитников. Полиция начала разбирательство, фермер участие в расправе сейчас отрицает.

Однако правоохранители посмотрели видео с камер наблюдения, установленных на ближайших домах, и увидели, как этим же утром Хуснетдинов гонялся на снегоходе по полю за двумя собаками, одну задавил, другая успела убежать.

Сельчанин заявил, что это не первый случай, когда фермер собственноручно расправляется с животными. По данным суда Тукаевского района, Хуснетдинов около 30 раз привлекался к ответственности за административные правонарушения, есть и судимости, в том числе за незаконное хранение оружия.

«Два года года назад он убил мою немецкую овчарку. Моя супруга пошла выгуливать ее в поле. В это время там же находился табун лошадей Фаиля Хуснетдинова. Фермер гнал скакунов прямо на мою жену, собака бросилась на защиту. И этот человек насмерть задавил ее на своем внедорожнике. Несколько раз по ней проехался. На суде он потом сказал, что моя жена и собака „мешали“ лошадям двигаться», — рассказал сельчанин.

Как сообщила супруга Павла, овчарка была членом семьи. «Собака с родословной, чемпион России, с дрессурой у нее все было в порядке. По территории поселения я водила ее только на поводке, а вот в поле выпускала. Никак не думала, что такое произойдёт», — говорит Ольга.

За убийство собаки фермеру назначили административное наказание — 165 тысяч рублей штрафа. На суде, по словам потерпевшей, фермер возмущался тем, что «в деревню понаехали городские и теперь устанавливают свои правила».  

«В Биюргане действительно есть жители, которые переехали сюда для того, чтобы вести размеренный сельский образ жизни. И никак не думали, что придется мириться с выходками местного „хозяина жизни“. Наверное, на любой территории люди должны соблюдать принцип добрососедства», — рассуждает Иванов.

Есть у биюргановцев претензии и к хозяйству Хуснетдинова. Фермер держит коров, лошадей и овец. По словам бывшего агронома Джавдата Шафигуллина, условия содержания скота у Хуснетдинова оставляют желать лучшего. «Его постройкам нужен ремонт: все разваливается — ни забора, ни навеса нормального. В загон может залезть любой посторонний. Ухода за скотом не наблюдается. В каких условиях доятся коровы, забивается скот — даже говорить не хочется. Временами скот без присмотра. Открываются ворота, и стадо идет само на водопой, заходит на чужие поля — топчет там все. Фермеры возмущаются. Тут ведь не один Хуснетдинов ведет большее хозяйство, есть с кем и с чем сравнивать», — размышляет специалист.

Жителей поселения недовольны и скопищем навоза на задворках фермы. «Я живу в Биюргане с 1993 года. Фаиль позже обосновался тут. С другими он не считается. Весь навоз, мертвичину (в основном погибшую птицу) со своей фермы сваливает на задворки. Оттуда жижа течет ко мне во двор. Погреб затопило, зайти невозможно. Да я уже и не спускаюсь. Смрад от погреба идет такой, хоть противогаз надевай. Соленья-варенья, картошку хранить негде. Я жаловалась, писала в администрацию поселения. И что? Не знаю, как у него получается, ему выписывают мелкий штраф — он платит и продолжает заливать все вокруг жижей. Скандалить бесполезно, да я и откровенно боюсь. Живу одна, защитить меня некому», — говорит местная жительница Рахиля Фаттахова.

«Со своим уставом в чужую деревню не лезут»

Как сообщил глава Биюрганского поселения Фанис Шайхразиев, накануне случая с расстрелом животного произошел еще один: несколько собак напали на стадо фермера и растерзали восемь овец.

«Видимо, эти два события связаны между собой. Полиция разберется», — сообщил представитель местной власти.

Как рассказал агентству сам глава КФХ Фаиль Хуснетдинов, предпринимательством он занимается с 2011 года. «У меня 40 лошадей, 600 овец, 60 коров, из них 30 дойных, кур и гусей выращиваем, — сообщил фермер. — А у нас как на деревне? Если у кого-то на две коровы если больше, то зависть уже гложет соседей», — рассуждает житель деревни.

По словам Хуснетдинова, война с приезжими у него началась после инцидента с овчаркой Иванова. «Собака сама полезла на рожон — гоняла скот. Думал, хозяйка отзовет — нет, не стала. Решил машиной ее напугать. Вот и попала под колеса… Тут в деревню понаехала полиция, суд да дело — меня лишили водительских прав на год. Мне удалось обжаловать решение. Потому что какое нарушение ПДД может быть в поле? Однако наложили огромный штраф — будто собака была ценной, титулованной, породистой. Владельцы покупали ее у заводчика. Деньги с моего счета сняли. А Иванов объявил мне вендетту, два года терроризирует уже», — говорит мужчина.

Хуснетдинов считает, что ажиотаж вокруг его имени подняли приезжие. «Их тут три-четыре семьи. Они сюда переехали, чтобы вести „экологический образ жизни“. Им мои барашки и лошади мешают наслаждаться природой. Считают, что, кроме собак, никаких животных во дворе не должно быть. Собак своих любят как детей, да только уследить за ними не могут», — говорит фермер.

По словам Хуснетдинова, собаки повадились лазать в загон и грызть скот. Овец десять уже убили. «Я спускать на тормозах не стал — каждый раз заявлял в полицию, заставил возместить ущерб, вот этим и не угодил», — делится мужчина. 

Хуснетдинов вспомнил и о расправе над его лошадями. В сентябре 2019 года его табун забрел на поле с люцерной. И там трех лошадей из ружья застрелили. «Номера машины, в которую сел злоумышленник, запомнил пастух. Был еще один свидетель. Но в уголовном деле до сих пор нет фигуранта. Мне говорят, мало ли кто за рулем сидел…» — рассказывает фермер.

Хуснетдинов признается, что последний инцидент, когда он застал двух собак, вцепившимися зубами в его овцу в загоне, вывел его из себя. «Восемь овец загрызли! Сел на „Буран“ и погнался за ними», — говорит фермер. Но мужчина отрицает, что убил собаку. «После случившегося меня забрали в Челны. Я и там в полиции сказал: может, они (приезжие — прим. Т-и) сами ее застрелили, а на меня повесить хотят», — предполагает фермер.

Он возмущен тем, что приезжие после событий последних дней стали ему условия диктовать. Говорят, двухметровый забор поставь, грейдером навоз зачисти. И дали срок. «Кто они такие, чтобы ультиматум ставить? Я свою ферму девять лет поднимал, скот, сельхозтехнику закупал, землю обрабатываю. Вся семья на хозяйстве пашет. У меня здесь родни полдеревни. Еще посмотрим, кто кому условия диктовать будет!» — говорит мужчина. 

Хуснетдинов считает неправомерными претензии соседей на большое стадо и отходы сельхозпроизводства. «У нас нет ограничения на количество скот, который можно держать в хозяйстве. У меня в распоряжении 35 соток. Могу себе позволить. А навоз я складирую за сараем. В деревнях у всех так, потом либо продают как удобрение, либо используют в огороде. Это живые деньги. Я свой, как снег сойдет, вывезу в поля», — говорит фермер. Хуснетдинов уверен, что «война менталитетов» решится в пользу него. «В чужую деревню со своим уставом не лезут», — говорит он.

Навозные реки и стрельба должны уйти в прошлое

Юрист Роман Ваганов, комментируя происходящее в Биюргане, отметил, что, к сожалению, реальная жизнь нынешней деревни и законодательные нормы до сих пор между собой не стыкуются.

«Ну, привыкла часть населения жить по колено в навозе, ходить по чавкающей уличной грязи, выкидывать мусор за забор, а скот просто выпускать за калитку. Но в то же время есть санитарные, ветеринарные нормы, правила благоустройства сельскохозяйственных поселений. Животные не должны без присмотра ходить по деревне и чужим полям. Прогон животных до мест выпаса также осуществляется пастухами по строго отведенной территории. Отдельная „песня“ про попадание навоза в водоохранную зону. Ведь все это смывается в реку и попадает в итоге в сеть Челнов. Вседозволенность тут немыслима. Но, как я уже говорил, законы не всегда работают. А те, кто их продвигает, попадают в опалу местных жителей», — поясняет правозащитник.

При этом юрист понимает, почему «бывшие городские» стараются изменить уклад.

«Потому что они все „продвинутые“, не раз были за границей и видели, как там ведется сельский бизнес. Там никто не делает поблажек сельчанам только за то, что они занимаются благородным делом — кормят людей. Там чисто, технологично, сертифицированно. Ни в коем случае не собираюсь учить фермеров уму разуму, но вектор жизни таков, что рано или поздно перестраиваться придется. Навозные реки и огнестрельные „аргументы“ должны уйти в прошлое, иначе и быть не может», — говорит Ваганов.

Как сообщили агентству в пресс-службе МВД РТ, по биюрганскому инциденту проводится доследственная проверка, по итогам которого будет принято процессуальное решение. Случай находится на контроле районного отдела полиции.