Для многих мы – ключ к новой жизни: психиатр о весеннем неврозе, самовредительстве и смене пола

Как работает современная психиатрия в Татарстане, в чем причины «весенних обострений» у населения, к каким психическим последствиям привели пандемия и самоизоляция и как распознать, что ребенка пора вести к психологу, в интервью Андрею Кузьмину рассказала заслуженный врач РТ профессор психиатрии КГМУ Лейла Шайдукова.

О весеннем обострении: Чаще «ломаются» именно мужчины

Лейла Казбековна, добрый день. Сейчас наступает весна, проявляется так называемое весеннее обострение. Расскажите, что это такое и почему многие в весенне-осенний период начинают испытывать повышенное волнение.

Весеннее обострение – это и медицинский, и народный термин. С медицинской точки зрения речь идет о целой категории наших пациентов, которые в этот период заполняют психиатрические больницы. Это шизофрения, биполярное расстройство, эндогенная депрессия и так далее. У всех этих людей наступает весеннее обострение – это так называемая большая психиатрия. На самом деле этих пациентов немного. Около 1% – шизофрения, процент «биполярки», полпроцента эпилепсии и т.д. В целом это около 5% населения.

У остальных 95% людей речь идет о явлениях простого психологического уровня. Гормоны на пике, особенно в молодом возрасте. Но все эти явления не психотического типа.

Тема стресса не теряет своей актуальности в последние годы. Как понять, что человек реально нуждается в помощи профессионалов? Как отличить опасные симптомы от простой усталости, где проходит эта грань?

Часть людей, которые входят в упомянутую 5-процентную группу, также находятся на грани нормы и патологии. Эти «пограничники» также нуждаются в нашей помощи. Это целая категория невротиков – невроз бывает разный. На фоне негативной информации, смены времен года и других факторов у людей с наиболее слабой нервной системой могут проявляться сбои.

Назову главные факторы, которые сейчас давят на людей. В первую очередь речь о последствиях пандемии. Многие бизнесы закрылись, люди потеряли работу. Это сразу отражается на их восприятии действительности. Кроме того, события прошлого года повлияли на наши семьи. Во многих случаях отношения людей стали напряженными, а где-то – вообще не выдержали обстоятельств.

Причем чаще «ломаются» именно мужчины – они теряют статус кормильца семьи, переживают сокращения по работе и потерю бизнеса. В итоге – неврастения, снижение потенции, суицидальные мысли и другие последствия. Этим уже занимаемся мы, психиатры. Но и женщины также дают приличный процент расстройств. У них по весне идут истерические расстройства.

«Каждый должен отвечать за свое весеннее обострение»

Почему все это происходит именно весной? Как связаны эти факторы с временем года?

В целом весна – это время отсутствия баланса. Нарушаются гормональные процессы, возникают проблемы со сном из-за увеличения светового дня, люди как бы пробуждаются от зимней спячки. Но есть и люди гармоничные, для которых все эти факторы не имеют никакого значения. Их около 30-40% от общей массы населения.

Все эти вещи тесно связаны с алкоголизацией. Из недавних примеров: мужчина четыре часа насиловал пожилую женщину. И он даже не наш пациент, просто длительное время человек был в запое. И это является отягчающим обстоятельством для него – каждый должен отвечать за свое весеннее обострение, на разных уровнях.

Я уже многие годы работаю с детьми по этому направлению. И в очередной раз была в профильных учреждениях, куда попадают подростки и дети со всей республики. Пишут лезвиями на руках и теле слова «смерть» по-английски, наносят себе режущие раны. Тут я не могу точно ответить на вопрос о причинах такого поведения. Что это – весеннее обострение или мода на саморазрушение среди молодежи?

Факторы риска: татуировки, пирсинг и самовредительство у молодежи

Как распознать. что с твоим близким человеком происходит что-то неладное? Что с этим делать? Куда бежать и чем лечить?

Если говорить о молодежи, то мода на самовредительство началась уже давно, лет 10-15 назад. Все пошло с татуировок и пирсинга. Для психиатра этого достаточно, чтобы увидеть первые сигналы. Например, в советское время перед набором в армию всех, кто имел татуировки, относили к группе риска. И проводилась консультация с психиатром.

Но сейчас это тоже не выход – если смотреть только по татуировкам, то в группу риска попадет половина страны.

Не является ли это простым возрастным проявлением у подростков – отрицание, максимализм и т.д.? Ведь все мы «сходили с ума» в этом возрасте. Или это не нормально?

В психиатрии все-таки есть четкое понятие нормы. «Красная черта» это: самоповреждение, опасность для окружающих людей, состояние беспомощности, течение неустановленных патологических процессов. Все эти категории должны быть обследованы психиатрами, даже если там нет какого-то суицидального поведения. И здесь есть основания для госпитализации на принудительной основе. Почему? Потому что человек может себя изуродовать, нанести травмы и т.д.

Могут ли эти факторы определить родители? Увидели татуировку – это как минимум повод обратиться к психологу, а также посмотреть, с кем общается твой ребенок. Да, молодежный протест был всегда – «готы», «эмо», а раньше – панки и рокеры. Но еще никогда подростковый протест так близко не касался темы смерти. 

Теперь психиатрия не лечение проблем развития, теперь мы решаем проблемы сексуальной ориентации и суицидального поведения. 

«Менять пол детям – это большая ошибка»

А на Западе неопределенность в сексуальной ориентации возвели в норму закона. За рубежом активно борются за права различных гендеров. Что это – новая норма, которая идет на смену традиционным ценностям?

У нас согласно классификации ДСМ-5 и МКБ-10 гомосексуализм не считается патологией, это считается нормой, не отклонением. Хотя, когда я начинала работать психиатром, это считалось не только сексуальным отклонением, но и преследовалось в Уголовном кодексе. Но с марта 2019 года в России транссексуализм тоже считается нормой.

Вы сами считаете это нормой или отклонением? Что может заставить человека пойти на смену пола?

Около 3% из этих людей имеют сбои в генетике и поражение головного мозга. Бороться бесполезно - он таким человеком родился и живет «не в своем теле». Раньше это лечили жесткими методами, шоковыми методами.

С моей точки зрения как детского психиатра – большая ошибка менять пол детям. То есть раньше 18 лет этого делать нельзя.

О движении педофилов на Западе: «Есть вещи, на которые нельзя закрывать глаза»

А станет ли когда-нибудь смена пола нормой, как стал нормой гомосексуализм?

Вы знаете, гомосексуализм стал нормой по понятым причинам: тело человека не принадлежит государству, и он сам вправе решать, кому его отдавать. Это как-то можно понять. Трансгендерность тоже можно понять, когда человек страдает от того, что родился не в своем теле. Я вижу эти страдания, мы выписываем антидепрессанты, мы все время работаем с дозами, чтобы человека удержать от самоубийства, это понятно. Но такие понятия, как «родитель-1» и «родитель-2», эту гендерную неопределенность, понять сложно.

Стоит отметить, что Россия отстаивает традиционные ценности, мы не принимаем определенных тенденций, которые к нам идут с Запада. Но что будет, когда эта волна дойдет и до нас?

Честно говоря, гомосексуалистов и трансгендеров надо оставить в покое, их 3% – это генетическая предрасположенность, и они ничего с собой сделать не могут.

Но есть вещи, которые в покое оставлять нельзя. Например, в Голландии есть партия педофилов, которая не совершила никаких противоправных действий против детей, но они осознанные педофилы, им нравится детское тело, они мечтают о совокуплении с детьми. Они добиваются понижения возраста согласия до 10 лет. Вот если они смогут это сделать и общество за это проголосует, потом произойдет цепная реакция, которая пойдет по всему миру! И такие неконтролируемые цепные процессы страшнее всего!

Раньше, когда говорили о сумасшедших, то они часто считали себя Наполеоном, Сталиным или Лениным, много анекдотов на эту тему. Кем сейчас себя называют сумасшедшие?

Эта ситуация слишком преувеличена. Я 40 лет в психиатрии, и таких «Наполеонов» единицы. В основном сейчас психиатрия изменилась по содержанию бреда. Например, в начале прошлого века человек говорил, что на него навели порчу, а сейчас на наших больных действуют «космические силы», «облучение», различные «эксперименты на мозге». Изменился общий уровень населения, и содержание бреда эволюционировало. Но больных шизофренией ровно 1%, как и тысячу лет назад.

О годе пандемии: «Это был период расторможенных инстинктов и влечений»

Давайте поговорим о том, что принес 2020 год. Увеличилось ли количество пациентов и проблем в этой сфере?

2020-й год был закрытым, потому что из-за пандемии больные не выходили из дома. И вроде бы количество обращений уменьшилось, но они не пили лекарства – пошли обострения внутри квартир. Поэтому криминогенный фактор вырос: семейные убийства, поножовщина, алкоголизм. Это делали психопаты, которые в локдаун напивались и издевались над своими семьями, и до них нельзя было добраться... 

Этот год был не очень хорошим из-за того, что интернет и сама статистика пестрела опасным для окружающих поведением. Наступил 2021 год, и оказалось, что за это время люди очень изменились. Произошла мощная разбалансировка, потому что снизился контроль над такими пациентами. Я могу назвать 2020 год годом расторможенных инстинктов и влечений. И сексуальных, и пищевых. Люди растолстели. Смотришь телевизор: дикторы были такие худые. А сейчас смотрю – уже в три раза толще.

Журналисты особо и не заходили в карантин. Мы, как и врачи, продолжали работать.

Существует такой симптом «тревожных губ». Это невротический жор, обжорство невротического характера. То есть люди могут ходить на работу, но атмосфера, когда каждый день умирает по 500 человек, негативно на них действует. Очень много людей среди моих знакомых вообще выключили телевизор на это время.

Про гаджетозависимость: «Нужно следить, сколько часов вы проводите в сети»

Если отключить телевизор, убрать соцсети, ничего не изменится. У людей появится пустота. Есть термин в психиатрии, обозначающий зависимость от гаджета?

Вы верно сказали, что если выключить телевизор, то проблема все равно не решится. От себя не убежишь. Появится другая проблема – это депривация внутренней пустоты. Нам все равно нужно заполнять коммуникативные, интеллектуальные, когнитивные каналы. Нам нужна информация. Три-четыре дня без информации, и я начинаю болеть.

Это психология или уже психическое заболевание?

Сейчас в МКБ-10 это является психическим расстройством, приняли новую рубрику с этими симптомами.

То есть от этого лечат?

Да, лечат. В легкой форме – это три часа с гаджетом, выраженная – гораздо больше. У меня есть подростки, которые сутками сидят дома. Они к нам обращаются с этой зависимостью, не моются, ничего не делают. Грязные, вонючие, не ходят в школу. Когда у них отнимают гаджеты, они начинают драться с родителями.

Но есть более-менее мягкая форма. Надо смотреть обязательно, сколько часов ты сидишь в гаджетах, сколько вирусных видео посмотрел, сколько в онлайне впустую проговорил. Это засасывает...

Про западную систему психотерапии: «Личный психолог – это хорошо, но дорого»

На ваш взгляд, по 10-балльной шкале насколько наше общество больно?

В России более-менее здоровое общество, другие еще более больны. Потому что идет повсеместный процесс аутизации...

Но на Западе нас считают отсталыми – мы сидим в берлоге с медведями, до европейских ценностей нам как до Китая пешком...

В Индии хотели внедрить европейские ценности. У них был свой Ганди, его убили. Была Индира Ганди, ее тоже убили. Не приживаются у них европейские ценности в том виде, в котором их хотели внедрить англичане. Над нами тоже «работают», но мы сопротивляемся – наш менталитет другой.

Как оцениваете систему психологов, которая выстроена в США? Там с малых лет водят к психологу. Нужно ли внедрять у нас нечто подобное?

Во-первых, выводить на такой же уровень не получится, «карман» у нас победнее будет. Психологическая служба все-таки стоит денег, а специалисты еще больших денег стоят. Америка – богатая страна. В той же Индии нет этой службы, хоть там живет около полутора миллиардов человек. И в Китае нет, а там почти полтора миллиарда население!

Я приветствую психологическую и психотерапевтическую службу. Потому что в Советском Союзе все психологические проблемы решали в гараже. Была «кухонная психотерапия», алкоголизация. Их дети потом решали проблемы наркотизацией. Уж лучше обсудить это со своим личным психологом или психоаналитиком, психотерапевтом.

Это палка о двух концах сегодня. Мой муж умер в 52 года, сейчас ему было бы всего 66 лет. Умер не только он, умерли все его друзья, потому что обсуждали психологические проблемы не так, как надо. А вот был бы домашний психолог, было бы все по-другому.

Я тогда была молодая, к тому же никто из жен не является психотерапевтом мужьям. Ни один из мужей не является психотерапевтом жене. Потому что своего супруга из зависимости и самого себя – из созависимости не вытащишь.

А сейчас? Лучше к психологу, чем потом к психиатру?

Лучше к психотерапевту, чем к психологу. Психотерапевт обладает правом выписки. Потому что сейчас столько антидепрессантов людям надо, у нас просто «серотониновая дыра». Без антидепрессантов вообще не надо даже начинать психотерапию. Это моя точка зрения – начинаем с антидепрессантов, и только потом начинается работа с психотерапевтом.

Психологи решают семейные проблемы, тоже неплохо. Даже не очень квалифицированный психолог все равно является тем «костылем», который как телефон доверия. Это раньше люди обсуждали проблемы в гараже, на охоте, в мужских банях. Сейчас это не так популярно.

Про наркоманию: «Из-за этой химии люди становятся «овощами»»

Как у нас обстоит дело с наркоманией?

Это самая страшная страница для России. Китай, Пакистан нас снабжают синтетическими каннабиноидами. Это химия, которая вызывает психозы. Их даже в наркологии не лечат, их лечат в психбольнице.

Эти соли, спайсы полностью убивают личность, стирают ее полностью. Это просто «овощи». Люди деградируют и уходят на вегетативный образ жизни.

Про кадры и условия работы: «Не сравнить с тем, что было 40 лет назад»

У нас недавно построили новое здание инфекционной больницы. Были новости и о новом психоневрологическом интернате в одном из районов РТ. Насколько сейчас создаются условия для комфортной работы в вашей сфере?

Сорок лет назад и сейчас – это небо и земля. Когда я начинала работать, идешь на дежурство, а там полы проваливались, больные лежали на железных кроватях... Сейчас везде ремонт, все современно. Раз в год наша больница около старого здания на Ершова устраивает летний бал психиатров. Тем самым наша больница становится не столь страшной для обывателя. Показывают, что это – обычная жизнь.

Наркологические реабилитационные центры появились повсюду, в них созданы современные условия для лечения. Это трудно сравнивать с тем, что было 40 лет назад, когда работали лечебно-трудовые профилактории.

На эти созданные условия идут работать новые кадры?

Кадры идут. В этом году пришли 14 ординаторов, в прошлом было 19. Психиатрия и наркология – очень привлекательные сферы, несмотря на непростые условия работы, которые зачастую приводят к профессиональному выгоранию. Но тот, кто любит свою работу, не подвержен данному синдрому.

Да, с работой в уютных офисах это не сравнить. Врач все 40 лет своей работы к 8 утра приходит, в 5 вечера уходит. И не сказать, что гигантские деньги получает.

«Для многих мы становимся ключом к новой жизни»

Вы сказали о профессиональном выгорании. У вас там никто с ума не сходит?

Нет. У нас врачи от больных не устают. В основном выгорание происходят от условий: камеры, решетки и так далее, как в местах лишения свободы. Это немного угнетает. Тем не менее число психических расстройств среди психиатров не превышает уровня подобных заболеваний среди обычного населения.

Каков процент выздоровевших? Сколько таких, кто вылечился и вернулся в общество? Или окончательно вылечиться все-таки невозможно?

Есть «большая» и «малая» психиатрия. Малая – это психозы, неврозы. И здесь мы вылечиваем почти всех. Для этого созданы хорошие современные препараты. Но есть и большая психиатрия. Это как раз тот самый 1% больных шизофренией. Тут мы можем лишь остановить прогрессирование болезни и обезопасить семью от опасного поведения больных.

Но именно вылечить шизофрению и болезнь Альцгеймера еще никому не удалось. Умственная отсталость тоже не лечится. Поэтому просто убираем нарушения в поведении. По сути, для многих мы становимся ключом к новой жизни.

Спасибо за интервью!