Не нужно тащить обиды из прошлого

История Средневековья не может транслироваться на ситуацию XX и XXI века. Это была война, которая привела Московское государство к освобождению от феодальной зависимости от Золотой Орды

Известный российский политический и общественный деятель Максим Шевченко в авторской колонке о появлении в Калужской области официального Дня победного окончания Великого стояния на реке Угре 1480 года.  

История Средневековья не может транслироваться на ситуацию XX и XXI века. Это была феодальная война, когда вассал — московский князь Иван III объявил войну своему сюзерену Ахмату, — хану Золотой Орды, и в этой войне победил. Это была война, которая привела Московское государство к освобождению от феодальной зависимости от Золотой Орды. Я могу сказать всем татарским активистам, что татары были по обе стороны Угры. В армии Ивана III татар было очень много. Это была война не национальная, не между русскими и татарами. Так же, как в армии хана Ахмата наверняка были и татары, и наемники-европейцы, и кавказцы.

Поэтому я считаю, что переносить на исторические события разные современные фобии — абсолютно неверно. Стояние на Угре, безусловно, привело к созданию единого и сильного русского государства, которое победило в историческом процессе, и в которое сегодня входит Татарстан. Проблема не в том, что мы должны бороться с этими событиями, в них нет ничего татарофобского. Проблема в том, что у нас нет единой интерпретации истории. У нас и кинофильмы снимаются, где татар и выходцев из тюркских народов показывают врагами русского народа, и книги пишутся на эту тему. 

Официально у нас нет пропаганды, которая говорила бы о том, что события феодального Средневековья можно рассматривать только в контексте той эпохи. Их ни в коем случае нельзя рассматривать в контексте современных отношений. То же относится и к Куликовской битве, где по просьбе хана Тохтамыша московский князь Дмитрий Донской разгромил узурпатора хана Мамая, это объективный исторический процесс. Мамай был узурпатором, бросившим вызов Тохтамышу. А Дмитрий Иванович Донской, признавая феодальное главенство Тохтамыша, по его просьбе пришел и восстановил законность власти в Золотой Орде, условно говоря, разгромив узурпатора. 

Рисунок с обложки книги «Хан Тохтамыш» издательства «Аруна»

 И даже слово «феодализм» тут не совсем точное, поскольку в Золотой Орде не было феодализма европейского вида. Государь не наделял феодами (земельными владениями — прим. Т-и) зависящих от него крупных феодалов. Например, московский князь был московским князем не потому, что хан Золотой Орды ему подарил эту территорию. Была совсем другая традиция, шедшая от Чингисхана — московский князь признавал над собой главенство хана Золотой Орды и получал от него ярлык — санкцию на политические действия. Но при этом земля Московского княжества не принадлежала хану Золотой Орды. Поэтому мы должны очень внятно и четко относиться к истории и ее интерпретациям. И ни в коем случае, я предостерегаю татарских активистов, как и русских тоже, от попыток превращать историю в приложение современных политических страстей. Если говорить конкретно о стоянии на Угре, то татары, которые участвовали в армии Ивана III, содействовали созданию единого могучего и многонационального русского государства. 


Иван III, портрет из «Царского титулярника» (XVII век)

Согласен, что победы лучше праздновать над внешними врагами. Но это крайне важное событие в истории России. Мы же не обвиняем французов в том, что они отмечают день победы короля над герцогом Бургундским. Такое может быть, и в истории Франции были такие события, но они это не отмечают. Это просто важное историческое событие, которое повернуло ход истории страны, ее исторические процессы. В этом нет ничего такого. 

При стоянии на Угре, кстати, не было войны. Напомню, что хан Ахмат сам ушел, никакой битвы не было, никакие татары там не были разгромлены. Тем более они были в обеих армиях. Еще не известно, в чьей армии татар было больше — у Ивана III или у хана Ахмата. 


Стояние на Угре. 1480 г. Миниатюра из Лицевого летописного свода

Поэтому я думаю, что устанавливать какие-то события, которые являются для данного региона знаковыми — это право самих субъектов. 

Я считаю, что падение Казани и трагедия утраты суверенитета Казанского ханства — безусловно, является знаковым для татарского народа. Считаю, что день скорби вполне могут отмечать не только в Татарстане, но и вообще везде. Казанское ханство проиграло в войне с Москвой, потому что не смогло договориться с Крымом, с ногайцами. Оно вело неправильную политику, и поэтому проиграло. Это было не поражение татар перед русскими, это было поражение Казани перед Москвой.

Скорее, надо сделать выводы из тех событий XVI века. Казань пала по той причине, что Гиреи (династия крымских ханов) вели самостоятельную политику. Они, фактически, оставили Казань без своей поддержки. Ногайцы, фактически, встали на сторону Ивана IV. Казанское ханство осталось одно, — союзники перешли на сторону Московского княжества. Множество татар и вообще мусульман было в армии Ивана Грозного. Потому что нельзя в политике ссориться со всеми и оставаться в одиночестве. Иван IV переиграл тогдашнее политическое руководство Казанского ханства — политически, военно и экономически. Он был выдающийся политик. Таким же во Франции был Людовик XI, который в борьбе с герцогом Бургундским Карлом VII, заплатил швейцарцам и фактически выиграл у Бургундии войну. После чего появилась единая Франция. 

Я рассматриваю события нашего Средневековья, точно так же, как рассматриваю борьбу Людовика XI с Карлом VII. Поэтому я не вижу тут никакой трагедии. Это важнейшее событие в политической истории единой страны. 

Другое дело — какая будет эта единая страна? Я совсем не хочу, чтобы она раскололась на калужское государство и на татарское государство.

Мне, как патриоту, этого совсем не хочется. Я выступаю за то, чтобы наша страна была союзом народов — жителей Калужской области, жителей Татарстана, жителей других регионов. Да, у каждого народа есть своя история, и свое видение этой истории. Никого не надо ломать об колено, — ни жителей Татарстана, ни жителей Калуги. 

Абсолютно не согласен с теми, кто поднимает крик по этому поводу, не разобравшись в деталях. Ничего страшного, можно было бы приехать на Угру в Калужскую область, поучаствовать.

В Англии есть война Алой и Белой розы. И наверняка есть люди, которые до сих пор сочувствуют Ланкастерам, а есть те, кто сочувствует Йоркам. Но они же создают огромные инсталляции про эту войну, которая, кстати, была чудовищной трагедией для Англии и длилась несколько десятков лет. Но они живут в современном мире и не тащат обиды из прошлого. Наоборот, наряжаются в костюмы, имитируют битву. Тем более на Угре даже имитировать нечего — хан Ахмат так и не решился форсировать реку и бросить вызов Ивану III. 

После драки кулаками не машут, особенно когда ее и не было.

Предыдущий материал авторской рубрики Максима Шевченко можно прочитать по ссылке.