Председатель Советского районного суда Казани: о резонансных арестах, суде присяжных и планах на будущее

Судебная система довольно-таки закрыта. Поэтому у журналистов к судьям всегда огромное количество вопросов. Председатель Советского районного суда Казани Радик Габдуллин и несколько его замов провели пресс-конференцию, на которой подробно рассказали о работе одного из самых востребованных судов столицы республики. Мероприятие затянулось на три часа.

Чем же знаменит Советский суд? Именно сюда обращаются следователи СУ СКР по РТ с ходатайствами об арестах. А как известно, прошлый год, да и начало этого стали для правоохранителей «урожайными» на известных персон республики. Чего только стоит арест Роберта Мусина в марте прошлого года и домашний арест Елены Шишмаревой, который впоследствии окончился трагедией.

Говоря об избрании мер пресечения, Радик Габдуллин подчеркнул, что существует определенная проблема во взаимодействии.

«Очень часто мы даже не знаем, что этот материал к нам придет. У нас бюрократическая система – она по-другому не может работать. Материал следователь приносит в общую канцелярию, общая канцелярия передает это дежурному судье, и после этого мы начинаем понимать, что за дело к нам поступило», – отметил Радик Габдуллин.

По словам спикера, зачастую получается так, что о вынесении меры пресечения тем или иным людям судьи узнают из публикаций журналистов и только потом к ним обращаются непосредственно следователи. Бывает, что следователь не успевает с оформлением материала, а по закону без решения суда задержание может продлиться лишь 48 часов, тогда судьям приходится ждать до победного, чтобы определить судьбу задержанного. Например, материалы в отношении Роберта Мусина закончили рассматривать в полночь.

Время назначения процесса определяем мы сами, но с учетом 48 часов. По Мусину как раз и была ситуация, по-моему, что на следующий день мы не могли оставлять. Материалы принесли только после окончания рабочего дня, мы вынуждены были пойти навстречу. Если бы мы закрыли двери суда в пять часов… Рабочий день у нас ненормированный. Но мы стараемся в рабочее время заканчивать», – говорит судья.

Заместитель председателя суда Сергей Жиляев отметил, что такое может произойти в любом суде, который занимается рассмотрением ходатайств об избрании меры пресечения, и в качестве яркого примера привел Басманный суд в Москве, где заседания завершались в час ночи и гораздо позже.

3 февраля в суд доставили заместителя министра здравоохранения РТ Елену Шишмареву. Тогда следователи просили поместить ее под стражу. Однако суд в этом отказал и отправил Шишмареву под домашний арест. Спустя некоторое время ее нашли дома мертвой. Проверка следователей показала, что женщина наложила на себя руки.

«Мы не разбирали это дело. Никакой служебной проверки мы не делали. Это – трагическая случайность. Но если мы будем исходить из того, что избрание домашнего ареста повлияло на жизнь человека, тогда что – всех должны поместить в места лишения свободы? Каких-то угрызений, вины за неправильное решение мы не испытываем – заместитель министра здравоохранения нормально везде характеризуется, несудимая. Мера пресечения избирается не для наказания, мера пресечения избирается для того, чтобы человек не скрылся от следствия. В этой ситуации у нас не было никаких данных, что Шишмарева скроется», – отметил Радик Габдуллин.

«Если честно, Сергей Алексеевич (судья Сергей Аптулин – прим. Т-и) очень переживал. Но дело в том, что иное другое решение по этому делу было незаконно», – добавил Сергей Жиляев.

В ближайшее время Советский райсуд, как и многие другие, ждут изменения – вводится суд присяжных. Советский не обладает достаточно большими залами, чтобы с легкостью вместить и присяжных, и самих подсудимых, и потерпевших, и слушателей. Но все же для этих целей выделен второй по величине зал. Также для присяжных подыскали отдельную комнату с туалетом.

Есть специальная программа развития судебной системы России на 2013–2020 годы. В рамках этой программы есть подпрограмма, в которой запланировано, какие суды будут строиться в этот период. К сожалению, Советского суда в этой программе не оказалось», – отметил председатель суда.

Тем не менее план нового здания готовится. Судьи надеются попасть в следующую программу.

Только за последний год судьи Советского суда рассмотрели 793 уголовных дела. На каждого судью пришлось около 100. 144 дела было прекращено, виновными признаны 292 человека.

Кроме того, следователи в прошлом году 273 раза обращались в суд с ходатайствами об арестах. Каждое пятое из них получило отказ, в 52 случаях суд отправил подозреваемых и обвиняемых под домашний арест.

Советский районный суд также занимается рассмотрением ходатайств об изменении, продлении или прекращении применения принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, освобожденных от отбывания уголовного наказания. Иначе говоря, делами тех осужденных, которые были отправлены в больницу, а не в места лишения свободы.

«На территории Советского района находятся две медицинские организации, которые оказывают психиатрическую помощь. И в них содержится более 1000 больных. Причем женское отделение психиатрической больницы с интенсивным наблюдением – единственное в России. За прошлый год было рассмотрено почти 2200 материалов, по 26 из них судом было принято решение об отказе о продлении либо изменении формы принудительного лечения», – отметил Сергей Жиляев.

В конце пресс-конференции коснулись и острой темы зарплат. Зарплата судей начинается от 60 тысяч рублей, в то время как другие сотрудники суда – помощники и секретари – получают 12–15 тысяч. По словам Радика Габидуллина, совет судей активно лоббирует этот вопрос на уровне Правительства России. Пока удалось добиться выплаты премий, что хоть как-то повышает зарплату сотрудников.