Андрей Кузьмин об отключении «аналога» в России: «Самое главное — создать контент, а уж как его распространять — это дело техники и дело профессионализма каждой отдельно взятой редакции»

Гендиректор АО «Татмедиа» Андрей Кузьмин — о судьбе региональных каналов после отключения аналогового вещания, итогах работы медиаканала «Татарстан-24» в этом году и важности районных новостей для населения.

Аналоговое телевидение, сигнал которого могут принимать любые телевизоры вне зависимости от года выпуска и наличия цифрового ресивера, отключат в России в 2018 году. 

Закон обязывает операторов спутникового и кабельного вещания в России бесплатно предоставлять абонентам федеральный пакет общероссийских общедоступных телеканалов и радиоканалов цифрового телевидения. Он включает в себя следующие каналы: Первый канал, «Россия-1», «Россия-2», НТВ, «5 канал», «Россия-Культура», «Россия 24», «Карусель», ОТР, ТВЦ. Это так называемый первый мультиплекс. 

Во второй мультиплекс входят Рен-ТВ, «Спас», СТС, «Домашний», ТВ3, НТВ+, «Спорт», «Звезда», «Мир», ТНТ, МузТВ. Формировать третий мультиплекс, включающий в себя и региональные каналы, глава МинкомсвязиНиколай Никифоров считает сейчас экономически нецелесообразным. 

Вместе с тем операторы кабельного телевидения обязаны размещать обязательный общедоступный региональный телеканал на так называемой 21-й кнопке, которая в Татарстане досталась ТНВ. 

Гендиректор АО «Татмедиа» Андрей Кузьмин рассказал ИА «Татар-информ» о работе медиаканала «Татарстан-24» и его роли в условиях нового рынка. 

Есть ли жизнь у региональных каналов после отключения аналогового вещания?

— На самом деле не первый год идет жизнь после аналога. Потому что в крупных городах и населенных центрах люди давно уже смотрят кабель или спутник, и мало кто сидит на эфирной антенне. Почему? Потому что есть понятие качества и понятие наполнения канала. Деревни уже давно перешли на спутниковые тарелки. Мы так смотрели по городам, сейчас осталось не более 15-20 процентов зрителей, которые смотрят в «аналоге». Потому что если ты один раз посмотришь в цифре, к худшему не потянешься — на телегу не сядешь с автомобиля. Примерно такая же разница. Морально уже все готовы к переходу. В основном в эти 15-20 процентов входят деревни и населенные пункты, в которые кабель тащить невыгодно, которые по материальному состоянию не могут себе позволить спутниковые тарелки.

Вы будете продолжать вещать в «аналоге»?

—  Мы активно идем во все носители, кабель, IP-телевидение. Но мы продолжаем поддерживать, естественно, эфирное вещание, это тоже наша аудитория, это тоже люди, до которых мы должны доносить информацию. Поэтому мы продолжаем нести затраты на обслуживание передатчиков, мы платим РТПЦ (Радиотелевизионный передающий центр Республики Татарстан — прим. Т-и). Год от года эти расходы растут. Ели федеральные каналы отключат в 2018 — начале 2019 года, то нас никто не заставляет их отключать. Мы будем смотреть на это с точки зрения экономики, насколько это будет нам выгодно. Потому что на обслуживание передатчиков, конечно же, цены сразу скакнут, если федералы уйдут. Тут и РТПЦ надо людям платить зарплату и т.д.

Какие главные итоги работы телеканала «Татарстан-24» в этом году?

—  Самое главное, в 2017 году «Татарстан-24» очень успешно пошел в регионы. Задание, которое мы получили от Президента Татарстана, мы исполнили. Очень активно мы начали продвигать 24-ку и сама вот эта идея — спасение наших муниципальных телестанций — сработала. Более того, на сегодняшний день телеканал очень существенно расширил их возможности. Мы сделали возможным выход муниципальной информации на республиканский уровень. Вот это самая главная фишка 24-ки. Если раньше новости из районов появлялись на республиканских каналах в лучшем случае, когда туда Президент или Премьер-министр РТ приезжали, или происходило какое-то важное событие республиканского уровня, то сегодня в ежедневном (практически ежечасном) режиме новости могут идти на всю республику. Мы сохранили практически все программы, которые шли у наших регионалов, то есть они вещают в своих региональных окнах. Причем мы зачастую даже выделяем им лучшее время, чем это делали федеральные партнеры, с которыми они работали. Самое лучшее время, прайм-тайм, вечером и утром.

Сколько партнеров у телеканала в регионах РТ?

—  На сегодняшний день 11 — это Набережные Челны, Нижнекамск, Альметьевск, Лениногорск, Нурлат, Зеленодольск, Высокая Гора, Заинск, Буинск, Бавлы, и последним к нам присоединился Мамадыш. Так что практически вся республика охвачена. Но вещание идет по всему Татарстану. Пока мы не видим смысла сотрудничества в некоторых районах. Например, в Актанышском и Сабинском районах в основном татароязычная аудитория, у них сетевой партнер — ТНВ, они там очень хорошо вписываются. У нас прекрасные отношения с каналом ТНВ. Города, которые приняли для себя решение перейти от сетевого партнера (раньше же мы были на ТВЦ, ТНТ, «Пятнице»), вот все эти каналы в 2016 году провели рекогносцировку, и они перешли на подложку канала «Татарстан-24».

Экономически от этого какие преимущества?

—  Очень тяжелый был 2017 год. Всегда, когда ты спрыгиваешь с одного партнера на другого, финансовая составляющая идет с начала года немного вниз. Но вот у нас прошли балансовые комиссии и со второй половины 2017 года видно улучшение финансового состояния телеканала. Я говорю о крупных рынках: Нижнекамске, Набережных Челнах. У них ситуация начала улучшаться. Всегда, когда спрыгиваешь с одного канала, тем более федерального, будут такие сложности. Тем более надо приучить зрителя смотреть этот канал, нужно приучить рекламодателя, доказать ему, что этот канал смотрибельный и привлекательный с точки зрения рекламы. Поэтому 2017 год на это и ушел. Но сейчас ситуация стабилизируется, и люди стали привыкать.

Вы ведете работу с кабельными операторами?

—  Мы очень плотно работаем с кабельными операторами по всей республике, чтобы попасть на 22-ю кнопку. С «Таттелекомом» у нас сразу же была договоренность, но не вся же республика на «Таттелекоме» сидит. Идут и продолжаются переговоры с МТС и другими крупными операторами, чтобы они нас на этой кнопке закрепили. Но с МТС рассматриваем вариант и 30-й кнопки, то есть где-то близко мы находимся. Будем стараться еще ближе переместиться, чтобы попасть в соцпакеты. Это еще больше расширит нашу аудиторию.

Как создание медиаканала повлияло на работу районных телевизионных пунктов?

—  Я вижу, что резко улучшилось качество сюжетов, которые наши телеканалы делают на местах. Они перестали себя ощущать местечковыми сотрудниками за счет того, что мы проводим обучение и выстраиваем их работу по некоему стандарту. Стандарт, который принят на «Татарстан-24» современный, динамичный — тот, который как раз зритель сегодня воспринимает. И поэтому за год, кто один, кто два, кто три раза приезжает на обучение в 24-ку из районов и за счет этого они повышают свой профессиональный уровень. Раньше они получали рыбу, кромсали, переделывали, текст свой перечитывали, перемонтировали и выдавали потом в эфир. Сейчас все меньше и меньше времени уходит на это, потому что телеканалы уже сами присылают все в необходимом формате.

Вы готовы протянуть руку помощи коммерческим каналам, которым угрожает закрытие, у которых не будет сетевых партнеров?

—  Мы готовы, мы уже протягиваем. У нас с Елабугой партнерские отношения выстроены. Мы получаем от них картинку (новостные сюжеты), хотя они не в нашей собственности, они не в сети «Татмедиа». На сегодняшний день сплайсинг включен не во всех городах. Как только в 2018 году телеканалы отключат от их сетевых партнеров в кабеле, я думаю, процесс начнется, им придется либо закрыться, либо идти к нам, либо искать другие варианты. Мы открыты для общения и готовы вступать в партнерские взаимоотношения. В Альметьевске есть крупные телеканалы с именем, авторитетом, серьезными традициями. В Бугульме есть каналы. Они встанут перед выбором — либо закрываться, либо уходить на нишевой канал. Представляете, всю жизнь люди включают СТС, и если они были партнеры СТС, то в свое время они врезали новости. Сейчас закон запретил, в чистом виде, там даже местную рекламу невозможно будет разместить. Поэтому и рекламщикам очень серьезно надо думать, куда деваться.

У нас некоторое конкурентное преимущество будет. Я не хочу говорить, что мы заберем весь рынок, нет. Там будут продолжать работать конкуренты, другие рекламные агентства и группы.

О каком преимуществе идет речь?

—  Я вижу наше преимущество в том, что у нас будет больше возможности выходить на местный рынок со своими новостями. Поэтому посмотрим. Очень осторожный оптимизм у меня по этому поводу есть. Вы поймите, что телевидение — это очень дорогая игрушка, на сегодняшний день без поддержки государства мы не смогли бы существовать, хоть там в каком виде, хоть с каким сетевым партнером. Потому что рекламный рынок в районах не позволяет содержать телеканалы. Это дорогое удовольствие. Поэтому у меня очень жесткая критика была и будет в отношение тех муниципалитетов, которые не поддерживают местные телеканалы. Мне непонятна позиция Набережных Челнов, которые совершенно не помогают телеканалам.

Что насчет Нижнекамска?

—  С Нижнекамском мы договорились, есть понимание со стороны главы. Возможно, в следующем году у нас будет тоже поддержка со стороны муниципалитета. Такое же понимание и поддержка есть со стороны руководства Альметьевска. Мы же по сути на них работаем, наши местные телеканалы рассказывают о том, что происходит в городе или районе и о том, что делает администрация. Давайте закроем, кто будет в Интернете это читать, полтора человека? Телевидение было и остается. Все говорят: «Газеты умрут, телевидение умрет, останется сплошной Интернет!». Ничего подобного. Посмотрите опыт Америки. Доля телесмотрения нисколько не уменьшается, она даже увеличивается. Еще говорят, что пресловутая молодежная аудитория не смотрит. Смотрит еще как. Можно сидеть перед Интернетом, что-то придумывать себе, но есть же серьезные исследования, которые говорят об обратном.

Какие тренды в развитии телевидения вы наблюдаете?

—  Самое главное — создать контент, а уж как его распространять — это дело техники и профессионализма каждой отдельно взятой редакции. Именно поэтому в последние 2 или даже 3 года мы очень серьезно занимаемся созданием мультимедийных редакций. Это когда один журналист может обработать материал на разных носителях: он может написать газету, разместить на сайте, кинуть в соцсети, он может телевизионный материал сделать, и не только фотографию, но и видео. Поэтому для нас без разницы, куда мы отправим этот контент. Можно сделать ТВ-программу, разместить в газете, уйти в соцсети, выложить в YouTube. Самое главное, чтобы охват этого контента был максимальный. Но в любом случае самое главное — это создать контент. С этой задачей нам удалось сохранить редакции и настроить их на новую работу в новых условиях. Потом уже рекламодатель должен понимать, что его реклама прозвучит не только в газете, а на всех носителях, и его увидит максимально большое количество людей. С этой точки зрения мы так же стараемся улучшать финансовое состояние наших филиалов.

Какие задачи ставите перед собой на будущее?

—  В 2017 году прошло становление канала, мы приучаем население смотреть нас. У нас же специфический ресурс, нет такого, что человек залипает на 1,5 часа на сериал или на футбольный матч, у нас новостная концепция — новости каждый час. Поэтому у нас доля телесмотрений прыгает. Человек посмотрел 15-20 минут, переключился на другой канал. Мы набираем аудиторию в течение всего дня, к этому тоже нужно было приучить наших рекламодателей и 2017 год мы посвятили этому.

Очень большая серьезная проблема в 2018 году — это апгрейд оборудования, то есть у нас устаревшее оборудование. «Татарстан-24» вещает в HD, а сюжеты, которые делают наши регионы, идут в SD. К сожалению, техники у нас пока нет, нет возможности монтировать и выпускать в эфир на современных носителях. Нам нужно полностью переоборудовать наши станции, мы будем искать возможность в следующем году это сделать. Людей сейчас не обманешь: если они видят плохую картинку, они переключаются. Вот это для нас серьезная проблема, а не «аналоги», «цифры» и прочее.