Певец Мунир Рахмаев: «Татарская эстрада загнивает. Много подхалимства, вранья»

Мунир Рахмаев – один из самых эпатажных артистов татарской эстрады. Выпускник татарской «Фабрики звезд», он сразу запомнился зрителю необычным образом: подтянутый, подвижный, элегантно одет и в неизменной шляпе. Мунир рассказал журналисту ИА «Татар-информ», почему не дает людям второго шанса, что ему не нравится в России, какими вырастут его дети и почему его жена – молодец.
«ДРУЗЕЙ У МЕНЯ НЕТ» В нашем разговоре певец признался, что людей не прощает: «Если человек сделал мне что-то нехорошее, просто вычеркиваю его из жизни». – Мунир, слышала, ты собираешься уехать из страны. – Да, планируем уехать вместе с женой. Хотелось бы съездить в Америку, посмотреть, как там жизнь. После этого, думаю, мы поменяем место жительства. – Не страшно? Наверняка жизнь там будет дороже. – Чтобы не бояться, сначала надо съездить. Там у меня живут знакомые. Я работаю в сфере организации различных мероприятий. А в Америке эта сфера еще не до конца развита. Может быть, и там удастся развить эту сферу. Не могу сказать, что перееду в Америку и всегда буду только там. Буду приезжать в Россию, в наш Татарстан. Хочу расширить географию своей деятельности. – Жена готова ехать с тобой? – Куда бы я ни поехал, она будет со мной. – У вас здесь квартиры, их будете продавать? И работа твоя... – Все это останется. Хотим купить еще одну квартиру. Будем их сдавать. – Сейчас вам хватает денег на жизнь? – Да, хватает. Но надо еще больше работать, потому что я забочусь о будущем своих детей. Я считаю, что жизнь в России дорогая. Когда мы росли, многое было бесплатно. Все было по-другому. Сейчас смотрю, какие задачи решают ученики 5 – 6 классов, и понимаю, что я их не могу решить. Мне кажется, у детей не особо хорошие знания. – Значит, жить в России тяжело? – Все дорожает, а зарплата вообще не растет. Сейчас, если ты хочешь что-то создать, нужны друзья, знакомые. Если нет знакомых, ничего не выйдет. А я не из тех, кто выпрашивает что-то. У меня есть очень влиятельные знакомые, но я не прошу у них поддержки. – А есть такие, что пользуются вашим знакомством? – Есть, не скрою. Но если я это замечу, этот человек исчезает из списка моих знакомых. – А есть у тебя друзья? – Друзей нет. Были, но я в них разочаровался, они сами показали, кто они такие. Они пользуются моим статусом. У меня есть жена, родители, родные. – Если знакомый попросит у тебя денег, поможешь? – Нет. Кто занимает, в большинстве случаев не возвращает. Приходится звонить, напоминать. Обещают вернуть через месяц – отдают через полгода. Люди не отвечают за свои слова. До сих пор висят долги у некоторых, я их вычеркнул из своей жизни. – Разные ситуации бывают. Если человек действительно нуждается в твоей помощи? – Нет, все равно не дам. Занимаюсь благотворительностью – этого достаточно. – Много там у тебя в списке «вычеркнутых из жизни»? – Если кто-то сделал мне какую-то подлость, этого человека я просто забываю. Для меня его нет. По гороскопу я Скорпион. Это качество у меня есть. Я не даю шанса. – Даже тысячу рублей не дашь? – Даже рубля, потому что все свои деньги я заработал сам. – Помогаешь нуждающимся? – Это другой вопрос. Могу зайти с какой-нибудь нуждающейся бабушкой в магазин и купить ей продуктов. Но ни копейки не даю, если человек покупает на мои деньги выпивку. Пусть сами себе заработают. – А как понять – врет или нет? – Тут нужен жизненный опыт. Человека выдают его глаза. – Вообще надо верить людям? – Нет, доверять людям нельзя. Верить только в себя, своему сердцу. – Мне тоже не веришь? – Нет. – Ты злопамятный? – Я не прощаю. Не люблю тех, кто меня обидел. Люди не меняются, меняются лишь времена года. Я вот назло обидчикам буду жить еще лучше. – А ты когда-нибудь сам ошибался, просил прощения? – Я не ошибаюсь. Достаточно взрослый, чтобы не делать ошибок. – Такое ощущение, что ты обижен на судьбу… – Почему?! Я не обижаюсь на судьбу. Каждое утро радуюсь, что проснулся. В этой жизни все зависит от тебя самого. – Не все же могут так много зарабатывать, как ты… – Сколько заработаешь – зависит от тебя. Если мало, значит, сам виноват. – В России столько желающих разбогатеть, но не получается. – Поэтому я и не вижу тут своего будущего и будущего своих детей. Мне говорят, что я не патриот. Эти слова обычно говорят те, кто деньги гребет лопатой. Я не говорю, что сегодня мало зарабатываю, но еще раз скажу – переживаю за будущее детей. – У тебя есть проблемы? – Больших проблем нет. «Кто мусор выкинет, кто выключит телевизор?» – в основном только такого рода. Желаю всем не сталкиваться с проблемами, чтобы не было ревности в семьях, ссор. – Есть какое-то большое желание, цель? – Знаешь, я хотел бы, пока живу, успеть совершить больше добра. Чтобы уходить из этого мира с радостью, что смог сделать что-то хорошее. «ЖЕНА БЕРЕМЕННА» – Собираешься стать отцом? – Да, жена беременна. В апреле должна родить. – Поздравляю! Кого ждете? – Пока точно не знаем. Пусть родится здоровым. – Каким ты будешь отцом? – Буду требовательным, хорошим отцом. Я хочу детей. Когда узнал, что стану отцом, прослезился. – Сколько детей хочешь? – Сколько даст Аллах. Надо смотреть и финансовые возможности. Сколько денег потребуется, чтобы поднять одного ребенка? Хорошо еще, что артисты что-то могут зарабатывать. А как живут остальные? Я поражаюсь. Они еще умудряются получать кайф от жизни. – Что же им делать? Пол-России живет от получки до получки. – Они сами виноваты. Что вообще будет в дальнейшем, никто ведь не знает. Поэтому в молодости надо стараться, нельзя сидеть на месте. Мне в России тесновато. У нас ты или богатый, или совсем нищий. Средней зарплаты нет. – Вы не делали свадьбу. – Да, не стали делать. – Помешала беременность Ильсияр? – Нет, конечно. Может быть, эта свадьба и не нужна. Возможно, мы с ней вдвоем слетаем куда-нибудь за границу. – Твои дети будут как-то отличаться от других? Какими ты их воспитаешь? – Ничем не будут отличаться. Они должны пройти то, что я прошел. Будут ходить в садик, пешком ходить в школу. Не собираюсь все время возить на машине. Они должны знать, что бывает и общественный транспорт. – Скажем, на 18-летие сыну подаришь автомобиль? – Нет, конечно. Первую свою «девятку» я сам купил. Он тоже должен заработать сам. Я бы ему подарил квартиру. А остальное пусть сам решает. – Ты сам ведь в небогатой семье рос, правильно? – Нет, были разные времена. Родители мне даже велосипед не смогли купить. В девятом классе заработал сам. Насколько помню, стоил он 500 рублей. Подметал улицы, копил деньги. Все, что у меня есть сейчас, я заработал сам. – Как проходило твое детство, было весело? – Намного лучше, чем у нынешних детей. Работали на огороде. Детство всегда вспоминаю с улыбкой. Мы все время играли. Телефонов не было. А сейчас дети все время сидят в телефонах. Ребенок плачет – чтобы успокоить, дают телефон. «Я ПОПУЛЯРЕН» – Мунир Рахмаев – популярный певец? – Мне кажется, да. На меня делают пародии. Таких артистов у нас, которых пародируют, не очень много. Айдар Галимов, Салават, Элвин Грей, Нафкат Нигматуллин, ну и я в их числе. Я думаю, что я популярен. Сегодня артистов на эстраде много, каждого и не запомнишь. А меня знают. – С Венерой Ганиевой исполнили песню «Ак каен», и этот дуэт сделал тебя популярным. – Да, меня узнали люди, а Венера Ганиева заблистала снова. – А пародия – разве это не оскорбительно для артиста, над ним же смеются. – Нет, если тебя пародируют, значит, знают. Данир Сабиров лишнего старается. Сейчас, кажется, он уже потихоньку выпадает из списка топовых артистов. Вместо него идет Рифат Зарипов. Я считаю, что ты должен выбирать одно – или ты певец и не занимаешься пародиями, или только пародист. – Что можешь сказать о татарской эстраде? – Эстрада загнивает. Много подхалимства, вранья. Через несколько лет эстрады может и не стать. Татарские артисты меня не любят, потому что я все время работаю. – Сольных концертов у тебя нет, почему? – Раньше делал, сейчас уже не делаю. Пою в «солянках». К 35-летию хочу сделать юбилейный тур. – Администратора у тебя нет? – Найти хорошего администратора – проблема. Обманывают. В зале, например, 500 человек, а по расчетам – 350. Где остальные 150 человек? Сегодня я работаю без администратора. – Люди ходят на концерты? – Думаю, что нет. Мало кто из артистов работает на полные залы. Аншлагов нет, потому что у зрителя нет денег. Допустим, зарплата у человека 20 тысяч. 10 тысяч – ипотека, 5 – квартплата, 5 – на еду. А билет стоит в среднем 1500 рублей. Через 15 лет татарских концертов не будет. – Пятнадцать лет – не много? Может, раньше? – Может, и раньше. Сама знаешь, что сейчас происходит с татарским языком. – Детей будешь обучать татарскому? – Конечно. Не думаю, что они ограничатся татарским, я и сам не могу сказать, что в совершенстве владею родным языком. Я рос не в деревне. Татарский идет к исчезновению. – Как относишься к религии? – В будущем думаю начать читать намазы, но не готов полностью уйти в религию. Я веду как алкогольные, так и халяльные свадьбы. – Татарская журналистика существует, как думаешь? – Татарской журналистики нет. Нет качества, потому что нет финансов. Вот ты пришла с фотографом. А визажисты, декор? В русской журналистике есть. А у вас что? Надо писать интереснее. Артисты о своей жизни рассказывают, будто у них все хорошо. Ты вот брала интервью у многих. Ты сравни, что они говорят и что я говорю. Пусть не врут! – Они говорят, писать о каких-то вещах «некрасиво». Но такой материал, где все хорошо, плохо читают. – Вот и я об этом. Неинтересно человеку читать. А вот то, что тебе рассказываю я, им будет интересно. – Мне говорят, что пишу о пошлостях. – Даже не думай. А что, они сами ангелы? Они сами читают, потому что им интересно, а сами говорят: «Так нельзя». «Я матерюсь, а жена – нет. Она молодец!» – Помнишь свою первую любовь? – Да, она была старше меня на 10 лет. А мне, наверное, было около девяти. Ее зовут Роза. Вообще я в школе с девчонками не встречался. Только где-то в одиннадцатом классе были прогулки по парку. – Ты был бабником? – Не говорю, что девушек у меня не было. Одновременно мог делать рассылку 10 – 15 девчонкам. Им ведь доброго утра пожелаешь – они счастливы. Ехал с концертом в какой-нибудь город и там встречался. Бывало, обманывал, возраст себе прибавлял. Говорил, что есть машина, хотя машины еще не было. А девочки верили. – Встречался с несколькими сразу? – Тоже было. Одна живет в одном городе, другая – в другом… – Спал с ними? – Эм... Не хочу комментировать. Такое, наверное, было у любого парня. – Девчонки, наверное, плакали. – Да, я их обижал. Кидал в ЧС. Договаривался о встрече, приходил, если внешность не нравилась – разворачивался и уходил. А девушка оставалась стоять. Я тебе рассказываю как есть. – А бывали случаи, когда переспал с девушкой и даже имени не спросил? – Да, не буду скрывать. С ними знакомился в клубах. – Почему ты им так нравился? – Девчонкам нравятся парни при деньгах. Они только на таких смотрят. Даже ты наверняка такого ищешь. – Не боялся остаться один? – Каждый сам отвечает за свои грехи. У всех у нас грехи имеются. Для меня сегодня самое главное – семья и работа. Все осталось в прошлом. Всем парням надо пройти этот путь. – Как считаешь, какой самый лучший возраст для парня, чтобы жениться? – Думаю, что жениться надо до тридцати. Говорят, и в 35, и в 40 не поздно. Но он что, поведет ребенка в школу 50-летним дедушкой? – Еще какие правила? – Жена должна быть примерно на пять лет моложе мужа. Женщины стареют раньше мужчин. Жена должна быть послушной, покорной. А если жена одного возраста с тобой или старше, ока будет показывать, что сильнее тебя. – Жена тебя слушается? – Да, безусловно. Она четко знает, что можно, что нельзя. Она уважает мое мнение. – Жена всегда будет работать? – Да, я считаю, что жена должна работать. Дома она просто отупеет. – По фото в соцсетях можно подумать, что у тебя жена – стерва. – Многие так говорят. Она очень мягкая, спокойная женщина. Да, она следит за собой, ходит в салоны красоты. Женщина всегда должна быть красивой. Моя жена всегда красивая. – Она матерится? – Я матерюсь, а жена – нет. Она молодец! – Ты даешь деньги? – У нее есть свои. Я ей делаю подарки. – Сам ходишь в салоны красоты? – Хожу. Делаю маникюр, стригусь. Делаю маски для лица. Кто-то надо мной смеется, но мне все равно. В месяц трачу около 10 тысяч. – В каких магазинах одеваетесь? – В тех, для которых я делаю рекламу. Скажем, по бартеру. – Цветы жене тоже даришь «по бартеру»? Получается, они достались бесплатно. – Да, и жена эти цветы принимает с благодарностью. – Купил жене шубу? – У нее есть своя. И короткую носит, и длинную. И куртки есть. – Она просит у тебя денег? – Нет, ни разу денег у меня не просила. Я сам ей даю. Сколько даю? Не считаю, потому что я ее люблю. – По твоим словам, жена у тебя обеспеченная. Как такую найти? – Это – судьба. Желаю всем парням такую жену. – А если останешься без денег, она не уйдет? – Нет. У меня всегда будут деньги. Даже если останусь без ног, все равно буду работать. Я смогу обеспечивать свою семью. Никто не сможет меня остановить. Многие меня ненавидят. – Почему ненавидят? – Люди помнят только плохое, а хорошее и не вспоминают. Почему вспоминают плохое? Потому что завидуют.